Первооткрывательницу Долины гейзеров похоронили на месте её находки

 
5 августа в Долине гейзеров (Камчатка) был захоронен прах первооткрывательницы этого уголка заповедной природы Татьяны Устиновой.
 
Ушедший двадцатый век, казалось бы, не был веком географических открытий – сотню дет назад белых мест на картах почти не осталось. Человечество открыло всё, что могло, поэтому занялось мировыми войнами и обустройством нового мирового порядка. Тем удивительнее выглядит открытие в 1941 году Долины гейзеров на Камчатке. Долина гейзеров - самый известный и одновременно полный загадок природный объект полуострова. Она расположена в 180 км северо-восточнее Петропавловска-Камчатского в долине реки Гейзерной. На небольшой территории находятся десятки гейзеров и кипящих источников. В июне 2007 года Долина подверглась воздействию оползня: под отложениями лавины оказались полностью погребенными несколько гейзеров. Долина гейзеров, располагаясь на территории Кроноцкого заповедника, автоматически входит в разряд охраняемых объектов. Она включена в Семячикское лесничество, относящееся к участкам особого научного значения с ограниченной посещаемостью и усиленным режимом охраны. Долина гейзеров входит в список семи чудес России.
«О, сколько нам открытий чудных…»
Русские первопроходцы ещё в XVII веке вышли к камчатским берегам Охотского моря, затем – Тихого океана. Понадобилось еще почти три века освоения Камчатки, прежде чем были обнаружены гейзеры. Рядом с Долиной прошла экспедиция Степана Крашенинникова, описавшего термальные поля Большого Семячика. Здесь же побывал Карл Дитмар. Ближе всех к открытию гейзеров были академик Владимир Комаров и Борис Пийп - в 1909 году Комаров близ южного подножья вулкана Кихпиныч обнаружил речку, стекавшую на северо-запад, и назвал её из-за увиденных мощных столбов пара в верховьях «рекой большой фумаролы». В 1933 году Пийп выходил к берегу Тихого океана по южному подножию вулкана Кихпиныч. Оттуда он видел белые клубы пара, похожие на паровые струи Узона. Непогода и нехватка времени не дали их осмотреть.
УСТИНОВА
Первооткрывательница Долины гейзеров Татьяна Ивановна Устинова родилась 14 ноября 1913  года в Крыму. Закончила Харьковский государственный университет в 1937 году по специальности «общая геология». Во время учёбы Татьяна Ивановна вышла замуж за зоолога Юрия Викторовича Аверина. «В 1940 году мы уехали с Урала на Камчатку в недавно организованный заповедник, - пишет Устинова в автобиографическом очерке, рукопись которого хранится в библиотеке Кроноцкого заповедника. - На Дальний Восток свободного въезда дальше Иркутска, может быть, не Иркутска, а Читы, уже не помню, не было. У нас, едущих работать на Камчатку, был пропуск, а также броня на билеты от АН СССР. Но для того, чтобы получить эти билеты не в общей, а специальной кассе, мы простояли 5 дней в очереди. Первые 3 дня отмечались 4 раза в сутки (один раз ночью), а последние два дня – каждый час. Если кто на перекличке отсутствовал, даже если опоздал, его безжалостно вычеркивали: были для этого специальные блюстители… Камчатка во время нашего приезда доживала ещё старые порядки, уже кончившиеся во Владивостоке. Магазины были полны и продуктами, и всякой мануфактурой, и прочими изделиями, о чем на материке уже давно забыли. Но все же какие-то новые порядки возникали к великому возмущению камчатских жителей. Они привыкли покупать ящиками спирт, вино, консервы, сахар, конфеты, поэтому продажа поштучно и на килограммы их возмущала, хотя ограничений никаких не было. Водку на Камчатку вообще не завозили, а только спирт: разводи сам, как хочешь, чего таскать воду в такую даль. Петропавловск в то время был маленький городок. Несколько улиц вдоль порта, и строились дома вокруг упомянутого Култучного озера, и всё. Институт вулканологии был даже не на окраине, а совсем за городом.В общем, я плохо помню тогдашний Петропавловск».
Долина открылась людям
14 апреля 1941 года Устинова в сопровождении наблюдателя Кроноцкого заповедника Анисифора Крупенина, исследуя долину реки Шумной, обнаружила гейзер.
«Ошеломленные, - рассказывала Устинова, - мы с испугом смотрели на это невиданное извержение, не зная, как спасаться, если горячая вода достигнет нас: на крутом склоне бежать было некуда. Извержение и грохот закончились так же внезапно, как начались. Над площадкой поднимался с минуту столб пара, затем и он исчез. Все стало тихо и спокойно, как будто ничего и не было. Мы сидели перепуганные и подавленные. Прошло несколько минут, прежде чем меня осенило, что это ведь гейзер! Гейзер, которого до сих пор никто никогда не видел на Камчатке». «Нельзя умолчать о нашем главном помощнике и спутнике в поездках, - писала Татьяна Ивановна. - Первая моя длинная поездка, в которой был обнаружен гейзер - явление ранее на материке Евразии неизвестное, была на собачьей упряжке с наблюдателем заповедника Анисифором Крупениным. Он был камчатский абориген. Мать его – ительменка (камчадалка) по национальности, а отец – потомок военного, который в 1854 году отбивал Петропавловск-Камчатский от англичан. В этой поездке мы встретились с разными трудностями: заблудились в пурге, потеряли собак, нашли их только через несколько дней, ночевали в снегу, тяжело уставали, поголодать пришлось. Я по мере своих сил старалась помогать Крупенину. Он убедился, что я не какая-нибудь белоручка, а полевой работник без фасонов и надежный товарищ. Мы с ним подружились на всю оставшуюся жизнь. Все время работы в заповеднике он был нашим постоянным спутником и другом…
После нашего отъезда с Камчатки Крупенин, уже на те поры женившийся, остался на работе в нефтеразведке, но жил возле мест, где приставили снабжающие нефтеразведку корабли, на берегу океана. В 1949 году ночью он проснулся оттого, что не услышал прибоя. Человек он солидный, неторопливый: обулся, оделся, вышел и не увидел океана – он ушел. Он слышал, что во время страшного землетрясения 1927 года то же самое было в Петропавловске. Поэтому он вернулся, разбудил жену и тещу, они оделись, закутали детей в одеяла, их было двое, маленькие. Теща накануне пекла хлеб, забрали его и съедобное, что попало под руку, и полезли на склон берегового уступа. Лезли изо всех сил и увидели, как вернулся океан, смыл их дом со всем имуществом. Ни денег, ни документов они не захватили. Они были сухие и тепло одеты, еда на первое время тоже была. К счастью, накануне их корова не пришла домой из лесу, где паслась. На следующий день прилетели самолеты искать уцелевших, привезли еду, одежду. Поселок заповедника смыло. Кое-кто спасся на чердаке унесенного дома, если он по счастью не развалился: мокрые, озябшие, но живые. Крупенин продал за большие деньги найденную корову, так как весь скот, бывший в стойлах, утонул. На эти деньги по требованию жены уехал с Камчатки на Северный Кавказ – в Пятигорск, где жил до смерти…» (Мы столь обильно цитируем рассказ Устиновой о Крупенине по двум причинам: во-первых, его можно тоже считать первооткрывателем Долины, во-вторых, информация о нём больше нигде не встречается.)
Осталась в своей Долине…
После смерти Юрия Аверина в 1987 году Татьяна Ивановна уехала к старшей дочери в Канаду. Несмотря на почтенный возраст, Устинова много путешествовала, побывала в Йеллоустонском парке, где по приглашению администрации выступила с рассказом о камчатской Долине гейзеров. Татьяна Ивановна скончалась на  96-м  году жизни 4 сентября 2009 г. Свой прах она просила захоронить в  Долине гейзеров. «На устойчивом склоне прошу поставить большой кусок твёрдой изверженной породы… и у этого камня зарыть урну», - завещала Устинова.
Теперь Устинова осталась в Долине. Согласно последней воле исследовательницы, совершившей самое глобальное открытие ХХ века, её прах покоится на склоне долины реки Гейзерной. В церемонии захоронения участвовали две дочери Устиновой – Татьяна и Галина, внук Константин, сотрудники Кроноцкого заповедника, коллеги и друзья. Татьяна и Галина Аверины прилетели на Камчатку из Ванкувера. Прах первооткрывательницы в искусно выточенной деревянной коробке опустили на небольшую глубину, установив над ним надгробье из обломков застывшей лавы, доставленных накануне вертолётом с подножья вулкана Кихпиныч.
- Я бесконечно рада, что мы это сделали – исполнили волю мамы. Красивый склон, нет никакого памятника – только простая скромная табличка с именем и датами рождения и смерти. Более правильного места придумать нельзя. Кроноцкий заповедник сразу пошел нам навстречу и оказал огромную помощь. Мы очень благодарны сотрудникам, - рассказала Татьяна Аверина. - Моя бабушка была человеком, стирающим последние белые пятна с карты Земли. Всё, что было у нее на руках, это береговая линия, координаты и высота основных вулканов, остальное — белый лист! Я первый раз в Кроноцком заповеднике, но прожил с этим местом всю жизнь: по фотографиям и фильмам всё узнаваемо. Я надеюсь, что баба Таня обретет здесь покой, — добавил внук Устиновой Константин Корндорф. Последний раз Устинова навещала заповедник в 1999  году – еще до схода лавины. Когда Татьяне Ивановне рассказали о  природной катастрофе, она заметила, что  ничего необычного в  этом нет...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.