Два срока Василия БЕЗНОСЮКА

 
Василий Иванович Безносюк окончил Саратовский политехнический институт по специальности «Тепловые электрические станции» в 1979 году. Долгие годы трудился на предприятиях энергетической отрасли: работал в «Магаданэнерго» и «Красноярскэнерго», занимал должности директора Кызылской ТЭЦ, главного инженера «Тываэнерго», с 4 июля 2008 года назначен генеральным директором ОАО «Камчатскэнерго».
- Василий Иванович, ровно два года назад вы приступили к исполнению обязанностей генерального директора ОАО «Камчатскэнерго». Не было страха, что не справитесь с таким сложным энергетическим хозяйством?
- Страха не было, но сомнений было много. Новый регион, новые люди, сложная во всех отношениях энергосистема. К тому же, мое вхождение в должность состоялось в разгар подготовки к новому осеннее - зимнему периоду. Так что времени на раскачку не было. то, насколько здесь сложно проходить без проблем зиму, можно понять, только окунувшись в эту атмосферу: шторма, ураганные ветры, обледенения. Сколько здесь снега выпадает... В это, даже глядя на фотографии, трудно поверить. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Страх – это стимул к действию, а не к панике. В принципе, я где-то повторил судьбу многих первых руководителей и инженеров «Камчатскэнерго», которых вызывали на ковер к руководству и говорили: поедешь на Камчатку. А что там, как там, можно съездить посмотреть? Езжай, а на месте уже разберешься. Хотя мне, конечно, было намного легче: они-то вообще ехали практически на голое место создавать энергосистему.
- И как быстро разобрались?
- Знаете, в военной тактике есть такое понятие – разведка боем. Наверное, это наиболее точное определение того, как пришлось в первый год втягиваться в абсолютно сумасшедший и напряженный ритм работы. В энергетике никого не удивишь круглосуточным режимом работы, но, когда над тобой такой груз ответственности, когда на любой «чих» в энергосистеме после событий в 2007 году на подстанции «Дачная» бурно, оперативно реагируют руководители края, города, пресса, население, становится не по себе. Год, особенно зима, были тяжелейшими. В октябре во время циклона на высокогорном плато снесло ветром опору. Ветер был больше 50 метров в секунду. На таком ветре даже на ногах-то устоять невозможно. Десять дней труднейшей работы по восстановлению, там ведь уже в горах зима наступила, снег выпал. И сроки сжатые, потому что с очередным циклоном могло столько снега навалить! Потом в самое неподходящее время, опять же во время циклона, под вулканом гигантской снежной лавиной снесло еще одну опору. Зима была снежной, экстремальной. Я теперь, когда слышу, что где-то на материке из-за ветра в 20-25 метров произошло отключение электроэнергии, меня это умиляет. Здесь такие ветры – нормальное явление, которое никого не выбивает из привычного ритма жизни. И все же главное, чего надо было тогда добиваться, это вернуть людям уверенность, что ничего чрезвычайного в энергосистеме не случится, что свет и тепло будут всегда, а всякие «чихи» будут в кратчайшие сроки ликвидированы. А здесь такие страхи в сознании людей после энергокризиса конца 90-х годов сидят прочно, а тут еще «Дачная» в 2007 году, как говорится, подкузьмила. К сожалению, и некоторые политики пытаются регулярно эти страхи подогревать в ходе предвыборных компаний. Если для работников кампании энергетика - это жизнь, то для них это разменная монета для зарабатывания рейтингов.
- Успех любого дела определяют люди, которые его делают. Как вы оцениваете кадровый потенциал коллектива?
- Здесь устойчивый коллектив, много опытных старых работников с еще той – советской – закалкой, которые стояли у истоков создания этой энергосистемы, которые воспринимают предприятие как свое детище. А вот с молодежью трудно, особенно с хорошо подготовленными специалистами с хорошим образованием. Раньше сюда людей хороший заработок притягивал, романтика. Времена изменились: за туманом и за запахом тайги с материка специалисты не едут, их надо хорошо заинтересовать, жильем обеспечить. Я был поражен ситуацией с заработными платами персонала, которые здесь считаются высокими по отношению ко многим другим отраслям. На материке столько получают. А тут с надбавками и северными коэффициентами кое-как до их уровня дотягиваем. А цена на тот же арбуз там 15 рублей за килограмм, а тут – 200, да и рыба в рыбном краю стоит столько же, сколько в Москве, а то и дороже. Поэтому мы при заключении коллективного договора в начале 2009 года увеличили премию работникам с 35 до 50% (в планах и до 75%), затем изменили темп роста зарплаты в пользу рабочих, а не управленцев. А как иначе? Кем руководить будем? Со дня на день тут «Росатом» и «Газпром» появятся. Думаете, они с собой рабочий персонал привезут? Наш начнут сманивать. Поэтому забота о персонале, в первую очередь, рабочих, должна быть во главе кадровой политики. Статистика – упрямая вещь. Она говорит о том, что, как только в регионе зарплата энергетиков снижается по отношению к другим отраслям ниже третьей позиции, квалифицированные кадры начинают уходить. По этому показателю мы сейчас в крае находимся на пятой позиции и осознаем все связанные с этим кадровые риски.
- Я слышал, что кое-кто ставит вам в вину то, что вы начали ремонт базы отдыха энергетиков «Огонек», спортзала на ТЭЦ-1?
- Ставят. Призывают все это продать, отдать, подарить чужому дяде. Но только я уверен, что человек должен иметь право не только на труд, но и на отдых. Условия для отдыха ему надо создать, а думать об этом должен, в первую очередь, работодатель. Я, когда увидел спортзал и базу, чуть дара речи не лишился. «Огонек» всегда был любимым местом отдыха энергетиков, летом там работал пионерский лагерь, не было проблем с тем, куда отправить детей летом отдохнуть. Вдруг вижу красивейший реликтовый березовый лес, а в этом лесу – обшарпанные, ветхие, заколоченные корпуса, заросшие сорной травой дорожки и термальный бассейн, в который заходить-то страшно. А ведь все это строилось на деньги энергетиков, строилось с любовью, для себя. В 2004 году «Камчатскэнерго» на волне борьбы с непрофильными активами подарило краю лучший в те годы на полуострове, да и не только на полуострове, детский сад «Петушок». А сегодня работники компании на фоне тотального дефицита мест в детсадах всеми правдами и неправдами пытаются как-то пристроить своих детей в муниципальные детсады. Нет, никому мы больше ничего не отдадим и не продадим. Трудовому человеку нужны не только серп и молот, но условия для нормальной жизни и отдыха. А это тоже составная часть, причем, важнейшая, кадровой политики. Спортзал мы уже отремонтировали, и там закипела спортивная жизнь. Первоочередные работы в «Огоньке» тоже завершаем. уверен, что работники компании оценят это по достоинству.
- Удалось за эти два года что-то изменить в кадровых тенденциях с оттоком кадров и старением коллектива?
- Со старением – пока нет: средний возраст коллектива продолжает расти. Сегодня он равен 43,8 года. Нужны более мощные стимулы для притока молодежи, но ока мы их обеспечить не можем. Есть и позитивные моменты: коэффициент текучести кадров за 12 месяцев 2008 года в сравнении с 2007 годом уменьшился на 1,4 %. По итогам 2009 года уровень текучести в категории сотрудников «рабочие» уменьшился почти в два раза. Наша главнейшая задача – вернуть профессии энергетика былую привлекательность ростом доходов персонала, наличием дополнительных льгот и компенсаций. Сегодня мы на правильном пути: я в этом уверен.
- Если вернуться к производственной деятельности, какие важнейшие задачи решает сегодня на полуострове компания, помимо неизменной на все времена – обеспечения надежности и непрерывности энергоснабжения?
- Здесь с момента появления первого электричества всегда болевой точкой была и остается стоимость киловатт-часа. Разница лишь в том, что тогда, в условиях плановой социалистической системы, никто особо не задумывался, почему и за счет чего она стоит столько же, сколько и в центральной части России. Себестоимость местной электроэнергии и тогда тоже была чрезвычайно высока – от 7 до 29 копеек за киловатт-час при средней себестоимости по СССР в 3 копейки. Сегодня это соотношение несильно изменилось. На это есть абсолютно объективные причины, в первую очередь, высокие расходы на топливную составляющую тарифа. Энергетика – материалоемкая отрасль. Население и предприятия полуострова платят намного меньше, чем экономически обоснованный тариф, остальное компенсируется за счет федеральных субсидий. Поэтому сегодня мы совместно с правительством Камчатского края и «Газпромом» участвуем в программе газификации полуострова, в частности, наших производственных мощностей – ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. Хочется верить, что за счет этого произойдет снижение себестоимости электроэнергии. Но это возможно лишь при установлении приемлемой цены на газ. Сегодня этот вопрос находится в стадии активного обсуждения в правительстве страны. Есть четко обозначенная позиция губернатора края по цене газа, которая практически полностью совпадает с нашей. Надеемся, что к осени будет принято устраивающее все стороны тарифное решение.
- В зоне вашей ответственности по газификации полуострова все работы идут по графику?
- В последнее время я почему-то часто слышу этот вопрос. Заявляю: с нашей стороны все идет по графику без малейших отклонений. Мы готовы начать принимать газ на ТЭЦ-2 как только газовики обеспечат его подачу. В начале июля завершены испытания котла №3, находившегося на реконструкции, в рамках программы перевода оборудования ТЭЦ на природный газ. В конце июля мы начнем работы по реконструкции котла №1. К началу отопительного сезона ТЭЦ-2 будет полностью готова к работе на новом виде топлива – газе. Это важнейший для нас инвестиционный проект, выполнение которого находится под пристальным и постоянным контролем со стороны руководства РАО «Энергетические системы востока» и правительства края.
 - В последнее время просматривается тенденция, когда «Камчатскэнерго» пытается работать напрямую с потребителями коммунальных услуг. С чем это связано?
- Это связано, в первую очередь, с нашим желанием в полном объеме получать денежные средства за проданную нами продукцию. Нас не устраивает, когда коммунальные предприятия-однодневки, накопив долги, благополучно банкротятся, а потом возрождаются практически на том же месте под новой вывеской. Это порочная практика. С юридической точки зрения это может быть законно, но на уровне бытового понимания это откровенный грабеж энергопредприятия средь бела дня. Именно поэтому мы стали соучредителями действующей управляющей компании  ООО «Дом - 21 век» и энергокомпании. Целью объединенной компании является создание  мощной конкурентоспособной управляющей организации, способной предоставить гражданам качественные коммунальные услуги, снизить задолженность граждан за потребленные коммунальные услуги, создать комфортные условия для проживания в многоквартирных домах. Предпринимаем в этом направлении другие действия.
- В коллективе вас считают довольно жестким руководителем. не вызывает ли это внутренних противоречий?
- Энергетика сама по себе жесткая и консервативная отрасль, потому что уровень ответственности очень высок, как и спрос за все. Демократия? Да. Но на стадии подготовки и принятия решений. Когда решения приняты, их надо неукоснительно выполнять. Нельзя в ходе атаки на поле боя садиться в кружок и начинать обсуждать, кому куда бежать и как стрелять. Что касается противоречий, конечно, они есть: их просто не может не быть. Я считаю, что это вполне нормально. Было бы странным, если бы меня поголовно, как руководителя, любили и обожали. В России как только возникает поголовная любовь к руководителям и полный «одобрям-с», сразу – либо революция, либо распад страны, либо беловежская пуща случаются. А мне энергосистему надо держать крепко и надежно, чтобы людям здесь хорошо работалось, чтобы население всегда было со светом. От автора Это часть интервью с руководителем компании, которая по итогам прохождения ОЗП-2009-2010 по оценке финансово-хозяйственной деятельности была признана лучшей в Дальневосточном регионе в рамках холдинга РАО «Энергетические системы Востока».
Продолжение разговора о положении дел в камчатской энергетике, планах, реальных и мнимых проблемах читайте в следующих номерах «КВ».