Лето. "Зелень" проявилась...

На Руси не принято смотреть дареному коню в зубы. Даже пословица существует на сей счет. Но иной презентованной лошадке стоит и в зубы посмотреть, и в глаза заглянуть, ведь животина может оказаться троянской. По этому поводу история заготовила не один пример...
 
На подобные безотрадные ассоциации меня подталкивает деятельность некоторых иностранных некоммерческих неправительственных организаций (ИННО) экологической направленности, аккредитованных в России. Их активность хорошо укладывается в крылатое выражение, сошедшее со страниц комедии «Горе от ума»: «Шумим, брат, шумим!» Порой деятельность экологических ИННО носит отчетливый популистский характер. Не счесть числа их акциям, начинаниям и инициативам. На Камчатке о них регулярно рассказывает издаваемая ПРООН газета. Она же периодически с великой радостью сообщает о появлении на карте полуострова очередной особо охраняемой природной территории (ООПТ). Казалось бы, стоит порадоваться вместе с «зелёными» и их спонсорами.
Кому нужны зоны?
Но экологический восторг быстро исчезает, когда начинаешь разбираться, от кого, собственно говоря, мы собираемся охранять очередной труднодоступный участок полуострова. От воздействия антропогенного фактора? Слов нет, человек умеет портить природу. При этом он упорно считает себя её царем, поэтому гадит, где только может. Но в крае, где отсутствует сколь-либо развитая транспортная инфраструктура, а плотность населения составляет менее одного человека на квадратный километр, всерьез говорить об антропогенном угнетении территорий, удаленных от населенных пунктов, можно только при одном условии: если имеются другие, помимо гласно декларируемых ПРООН, WWF и солидарных с ними организаций, причины создания все новых и новых ООПТ.
На территории края успешно действуют заповедники, заказники и природные парки. Сегодня почти 10 % площади Камчатки отнесены к особо охраняемым территориям.
Контроль состояния и режима перечисленных объектов требует немалых затрат, материальных и человеческих ресурсов. В то же время вновь организованные ООПТ часто находятся лишь под защитой пылящихся в архивах бумаг с подписями и печатями. Браконьеров и диких туристов с повадками даже не царей, а тиранов природы, охранная грамота не останавливает. Зато печати и подписи становятся непреодолимыми препятствиями для цивилизованной промышленной деятельности.
Не является ли искусственное сдерживание развития производительных сил российских регионов не декларируемой, но главной целью экологических ИННО?
К такому неприятному открытию подталкивают не только уже перечисленные факты, но и другие показательные странности деятельности импортных «зелёных». Все они тяготеют к российским окраинам.
Нынешние окраины россии - завтрашние государства?
Точками приложения их усилий кроме Камчатки, стали Чукотка, Приморский и Хабаровский края, Магаданская, Псковская, Архангельская области... Такое избирательное экологическое внимание к приграничным регионам на фоне неофициальных высказываний иностранных дипломатов о том, что некий российский полуостров может повторить судьбу Южной Осетии и Абхазии, отделившихся от Грузии, настораживает.
Перспективные территории
Приграничные территории имеют особый правовой статус, и, наверное, деятельность ИННО на них должна иметь определенные юридические ограничения. Но это тема для размышлений федеральным законодателям, я же вернусь к еще одной симптоматической странности в деятельности зарубежных экологических организаций на Камчатке.
Особо охраняемые природные территории полуострова, сформированные в последнее время, самым чудесным образом совпадают или почти совпадают с перспективными месторождениями минерального и углеводородного сырья.
Я не исключаю, что среди читателей найдутся поборники непорочной природы. Более того, я – на их стороне. Но, увы, приходится выбирать между дальнейшим увеличением ООПТ и развитием экономики края. Первый вариант при всей видимой притягательности имеет менее привлекательную оборотную сторону. Он предполагает сохранение за краем статуса дотационного региона. Это означает, что социально-экономическая убогость Камчатки, ставшая нарицательной, бедность населения и высокий уровень безработицы в районах сохранятся. Перечисленные проблемы не волнуют импортированные к нам экологические организации. Экономическое благополучие регионов им неинтересно...
Спонсоры
В разные годы среди спонсоров WWF значились и Лесное агентство Великобритании, и посольство туманного Альбиона в Москве, а также Агентство США по международному развитию, бюджет программы «Техническая помощь Содружеству независимых государств» и другие интересные структуры. Не стоит удивляться, если вдруг откроется, что существуют тайные источники финансирования экологических организаций, действующих в России. Направления работы ИННО в нашей стране обширны и пластичны. Началась на сахалинском шельфе реализация проекта Exxon Neftegaz, и фонд охраны всемирной природы крайне озаботила судьба китов в Охотском море. Нынешний год WWF позиционировал как год уссурийского тигра. Полагаю, причину тому не следует искать в восточном летоисчислении. Почему такое внимание уделено самому крупному представителю семейства кошачьих, догадаться нетрудно, если вспомнить, где пролягут трубы имеющего для России стратегическое значение нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан».
Шельф
На Камчатке после реанимации проекта добычи углеводородного сырья на шельфе Охотского моря объектом стабильного интереса «зеленых» стал тихоокеанский лосось. Проводится много акций в его защиту. Экологические организации берут на себя смелость утверждать, что дикий камчатский лосось находится под угрозой уничтожения. В августе прошлого года в журнале «National Geographic» появилась статья, посвященная этой теме. Автор очерка в полном соответствии с канонами американской публицистики (минимум фактов, горы неточностей и море эмоций) предполагает скорое исчезновение камчатского лосося. Простим гостю заблуждения. Откуда американцу знать, что рыбоводный завод в Малках от моря отделяют не тысячи километров, а всего пара сотен верст, да и то, если двигаться не напрямую, а следовать вдоль рек, по которым идет на нерест красная рыба... Стремление журналиста к гигантским цифрам объяснимо. Иностранцы привыкли, что в России все большое - и пространства, и проблемы. Вот и объемы незаконной добычи красной рыбы на Камчатке журналист называет гигантскими – 55 тыс. тонн. Такими же цифрами оперирует и координатор морских программ отделения WWF на полуострове господин Декштейн. Кто у кого позаимствовал эти цифры, непонятно. Но это так, общее замечание перед главным вопросом к экологически обеспокоенным структурам: где они со своей болью по поводу дикого камчатского лосося находились в середине 90-х годов прошлого века, когда красную рыбу в действительно критических объемах истребляли браконьеры? Очень надеюсь, что и тогда незаконный промысел не достигал 55 тыс. тонн лососевых.
Оккупанты Охотского моря
В этот же период международная промысловая флотилия, состоящая из десятков крупнотоннажных судов, оккупировав открытую часть Охотского моря, успешно подводила к уничтожению местную популяцию минтая. Мне не припоминается, чтобы кто-то из зарубежных экологических организаций подал голос в защиту охотоморского минтая. России самой пришлось решать эту проблему, что наша страна успешно сделала. В последние годы общедопустимые уловы как по минтаю, так и по красной рыбе, растут. Очевидный прогресс достигнут без помощи частнопрактикующих экологических структур, может быть, вопреки их деятельности. Когда ситуация налаживается, ИННО самое время выбрать себе почетное место в рядах борцов за природу, чтобы успеть заявить «Мы пахали!»
Сегодня камчатские отделения WWF, ПРООН и солидарные с ними организации, как уже отмечалось, в пассивной созерцательности не обвинишь. Похоже, их активность готова выплеснуться даже за рамки, отведенные российским законодательством. Безусловно, полезными представляются их апелляции к общественности с призывами всесторонне рассмотреть и обсудить вопросы разведки и добычи углеводородного сырья в Охотском море. Но часто создается впечатление, что функционеры экологических ИННО пытаются не решить проблему, а заговорить её: нет конструктивных предложений. Нельзя, к примеру, серьезно рассматривать аргументацию, которую позволили себе уже упоминавшиеся структуры на недавнем общественном обсуждении проекта сейсморазведки Западно-Камчатского шельфа Охотского моря, которое прошло в Петропавловске: «Проведенный по инициативе WWF в 2009 году анализ научных данных показал, что рыбы, в том числе лосось, при воздействии сильного звука, производимого пневмоизлучателями, теряют пространственную ориентацию. Ученые доказали, что в таком состоянии они не могут охотиться и становятся легкой добычей для хищников». Выходит, после сейсморазведки хищники ориентацию не потеряют и аппетит сохранят? Тщательнее надо аргументацию готовить.
P.S.
На бумаге в обрамлении псевдонаучных обоснований, экологической фразеологии и парадных реляций природоохранная деятельность ИННО может показаться убедительной, а самое главное - имеющей для региона и государства практическую ценность. Но серьезный анализ заставляет сделать другие выводы. Может быть, какая-то страна и получит позитивную отдачу от трудов названных организаций. Однако сомневаюсь, что сегодня ею станет Россия.

 Неистовый: 
- Дык  наши "зелёные" на иностранные бабки живут что ли?

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании