Токсичные связи «распильщика»

 
Подозреваемому в рейдерском захвате и попытке распила Петропавловской судоверфи Андрею Обедину продлили арест. Суд продлил домашний арест главным фигурантам этой истории: экс-директору АО «Комкон», владельцу камчатского рыбзавода «Сокра» Андрею Обедину и его партнеру юрисконсульту Павлу Руденко
На Камчатке вскрыта попытка хищения имущества и акций судоверфи на сумму более 1,5 млрд рублей у камчатского предпринимателя Николая Куйбиды. По одной из версий на захват судоверфи чету Обединых и их окружение подтолкнула жажда получить 2,5 млрд рублей от «Русатом-карго», который якобы заинтересовался покупкой камчатского объекта. В ходе расследования уголовного дела начали вскрываться новые интересные детали и связи, которые могли помочь дельцам провернуть эту аферу и долгое время чувствовать себя безнаказанно. Вопрос о «крыше» возник у многих с самого начала истории. Понятно, что в существующих реалиях бизнеса без прикрытия нужных людей операцию по распилу активов одного из крупнейших промышленных предприятий региона не провернуть.
Так в рамках дела прошли выемки документов в Управлении Росреестра Камчатского края, которое в октябре 2020 года в течение трёх дней без надлежащей проверки перевело 52 объекта недвижимости судоверфи на баланс подконтрольного г-ну Обедину ООО «ДВ-рыбка», зарегистрированному в Москве. Предположительно с документами в реестр бегала супруга Обедина Анастасия, а занималась оформлением сделки сотрудник Ирина Коростецкая. Вопросы следователей вызвал, в частности тот факт, что муж чиновницы Росреестра вскоре после скоропостижного перевода имущества ПСРВ на третьи лица стал счастливым обладателем целого причала, принадлежавшего ранее судоверфи. На вопрос следователей о происхождении необычной собственности он скромно ответил: «Просто повезло». Однако, с учётом активности расследования пока неизвестно, как долго удача будет на стороне предприимчивого семейства чиновницы реестра и других возможных покровителей этой громкой аферы.
Недавно в СМИ появилась информация, что в связи с делом Петропавловской судоверфи и предпринимателя Андрея Обедина начались неприятности у заместителя прокурора Камчатского края Алексея Башмакова. Сообщают, что главк надзорного ведомства неожиданно притормозил повышение и перевод из региона Башмакова, ожидавшееся в начале этого года. По некоторым данным сотрудника прокуратуры, который после переезда в 2014 году из Приморского края курировал на полуострове в том числе вопросы предпринимателей, давно связывают с владельцем рыбзавода общие интересы к лыжным гонкам и приятельские отношения. Якобы полезное знакомство не раз помогало фирмам Обедина избегать многочисленных административных штрафов, а в 2016 году было загадочно прекращено возбужденное против него в уголовное дело о крупных недоимках по НДФЛ на сумму в 17 млн руб. Считается, что именно опытный прокурорский работник лично контролировал громкое дело ПСРВ. Тем больше вопросов вызывает позиция надзорного ведомства, которое, несмотря на имеющиеся в полиции объемные доказательства и материалы, на протяжении почти года тормозило возбуждение уголовного дело против г-на Обедина и его партнеров по фактам откровенного хищения имущества судоверфи.
Токсичный след нашелся и в связях судьи Камчатского арбитражного суда Решетько В.И., который в июне прошлого года после странной отмены назначенного на дело судьи за одно заседание без всяких разбирательств принял решение о передаче акций судоверфи на 800 млн рублей деловому партнеру Андрея Обедина Павлу Руденко. В маленьком городе многие знают, что супруга судьи является давней и очень хорошей знакомой истца по громкому делу ещё со времён совместной работы в налоговой инспекции Петропавловска-Камчатского. Якобы они дружат семьями, вместе отдыхают, связаны общими знакомыми и интересами.
Любопытно, что отдел налоговой, в котором продолжает трудиться эта женщина, сразу после вынесения решения в пользу г-на Руденко оперативно и без явных законных оснований провел перерегистрацию генерального директора судоверфи, назначив на этот пост… конечно же Павла Руденко. Череда странных счастливых совпадений сопровождает историю судоверфи на каждом шагу Обедина и Руденко.
Могло ли камчатское кумовство повлиять на беспристрастность служителей закона в деле на полтора миллиарда ? И не потому ли так цинично действовали рейдеры, что все у них было «схвачено и подмазано»? Ждём новых подробностей.
Наша справка
Петропавловская судоверфь (ПСРВ) — легендарное дальневосточное предприятие с 85-летней историей. Во времена СССР на судоверфи строились и ремонтировались все виды рыболовецких судов. После длительного упадка ПСРВ была выкуплена с молотка камчатским бизнесменом и инвестором Николаем Куйбидой, который за несколько лет привлек на восстановление завода порядка 1 млрд руб. С новым собственником власти края и ДВФО связывали возрождение судостроительной отрасли на Камчатке, газификацию региона и строительство логистического хаба для «Севморпути» На судоверфи начали строить первый за многие годы рыболовецкий траулер. В 2020 -2021 гг. АО «Комкон», владеющее акциями и имуществом судоверфи, подверглось рейдерской атаке. В результате предприятие было расхищено, а экономика Дальнего Востока понесла потенциальный урон в десятки миллиардов рублей.
Досье

Андрей Александрович Обедин — камчатский предприниматель, генеральный директор и владелец рыбо-перерабатывающего завода «Сокра», экс-директор АО «Комкон». Известен на Камчатке тем, что пришёл в рыбный бизнес и стал собственником первой компании благодаря «счастливому случаю»: некий близкий друг, которому принадлежал высоко прибыльный рыбный бизнес, просто переписал его на Обедина в связи с переходом на госслужбу.
Николай ОльхиН, https://versia.ru/podozrevaemomu-v-rejderskom-zaxvate-i-popytke-raspila-petropavlovskoj-sudoverfi-andreyu-obedinu-prodlili-arest
Сражение за судоверфь
Как это было
Напомним суть конфликта. Единственным акционером Петропавловской судоверфи (АО «КОМКОН») является камчатский бизнесмен и инвестор Николай Куйбида, выкупивший на торгах признанное банкротом предприятие и мечтающий о возрождении судостроения на Камчатке. Для операционного руководства верфью он пригласил Андрея Обедина, владельца одного из камчатских рыбоперерабатывающих заводов «Сокра». Но осенью 2020-го Куйбида случайно узнал, что гендиректор Обедин от имени «КОМКОНа» заключил ряд заведомо невыгодных договоров займа с «ДВ-Рыбка» на сумму 100 миллионов рублей и якобы в счет обеспечения кредитов перевел ценное недвижимое имущество судоверфи на собственную компанию. А это 28 земельных участков, 24 здания и 11 причалов общей стоимостью почти 800 миллионов рублей, то есть восьмикратно превышающей размер займов.
Как писал «Профиль», «операция явно смахивала на откровенное мошенничество», причем «по странному стечению обстоятельств эта сделка управлением Росреестра по Камчатскому краю была проведена с космической скоростью — всего за три дня недвижимость «КОМКОНа» была переведена на «ДВ-Рыбка»». Хотя обычно на процедуру переоформления даже одного объекта уходит от 10 до 15 дней.
Практически всю собственность судоверфи директор «ДВ-Рыбка» Татьяна Браже распродала в течение полутора месяцев по ценам, значительно ниже рыночных, если судить по договорам купли-продажи. «по сути украдено все» Таким образом, в одночасье материально-технический комплекс легендарной судоверфи, представляющий собой единое целое, оказался разрушен, а оставшиеся инфраструктурные сооружения без зданий, земли и причалов стали бесполезны для бизнеса.
По словам владельца судоверфи Н. Куйбиды, «по сути украдено все СРВ. Я пытался сохранить целостность предприятия, а сейчас имущество перепродано и разделено на разные компании».
27 октября 2021 года следователем СЧ СУ УМВД по Камчатскому краю майором юстиции Марковым на основании этих фактов было возбуждено уголовное дело. По версии следствия, экс-директор АО «КОМКОН» «использовал свои полномочия вопреки законным интересам организации в целях извлечения личных выгод».
Битва на Камчатке происходит не только за украденное имущество. Второй фронт войны за судоверфь развернулся в арбитражных судах, куда после отчуждения имущества обратился экс-владелец «КОМКОНа» и старый бизнес-партнер Обедина Руденко с целью перехватить контроль над акциями предприятия. В 2018 году он продал компанию Н. Куйбиде за 500 тысяч рублей, а спустя два года решил вернуть акции, которые к тому времени стоили почти 700 миллионов без учёта уже выведенного имущества.
Судоверфи в итоге нанесен серьезный урон. Например, самый большой плавучий док верфи, способный обслуживать океанские плавбазы и крупнотоннажные БАТмы, был буквально распилен на куски и продан на металлолом. Но Н. Куйбида сдаваться не собирается, По его словам, «лица сникли, но надежда ещё есть». «Конечно, это мытарства. Шаг назад на 2-3 года. Судостроение придется возрождать по-новому», — сожалеет Куйбида. Для многих очевидно, что от того, как закончится эта печальная история с камчатской судоверфью, зависит, захотят ли в дальнейшем российские бизнесмены инвестировать в развитие экономики Дальнего Востока или предпочтут подальше от проблем по-прежнему вкладывать свои финансы где-нибудь за рубежом.
Константин Ляпунов lenta.ru

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.