Украденное ружье никто не искал?


 Эта история о том, как у нас порой расследуются уголовные дела. Более пяти лет назад у пенсионера Юрия Николаевича Б. из гаража на ул. Молчанова были украдены ружье, бинокль и кое-какие вещи. Человеку было жалко своих вещей, а потом ему стало обидно из-за подхода милиции к расследованию этого дела, нежелания расследовать и просто бездушия...
 
До сих пор пенсионер пишет жалобы и письма, получая отписки или очередное сообщение, что дело возбуждено вновь и взято на особый контроль. В итоге человек обратился в прессу, чтобы излить свою боль. События произошли 30 сентября 2004 года. Наш герой вместе со своим знакомым Владимиром Тимофеевичем Х. приехал с охоты под утро. «Ниву» поставили в гараж Х., и тот предложил Юрию Николаевичу оставить в машине свой рюкзак с оружием и прочими вещами.
Потом, анализируя цепь событий, Б. вспоминает, что Х. не закрыл гараж на внутренний замок, а только на навесной. «Да че тут осталось? часа два-три поспим и утром заберем», - заключил Х. Нетрудно догадаться, что в краже Б. заподозрил своего приятеля... Владимир Тимофеевич обещал зайти за Юрием Николаевичем, чтобы сходить вместе в гараж. Но в итоге пошел один и уже в половине второго дня сообщил, что гараж взломан. Дверная петля на воротах была изогнута. Замок милиция не нашла. Его обнаружил на следующий день метрах в 15-ти от гаража в высокой траве Юрий Николаевич. Корпус замка был деформирован, и он осторожно палочкой положил вещдок в пакет и отнес следователю П., попросив назначить дактилоскопическую экспертизу. Видимо, замок после взлома зашвырнули подальше в траву, надеясь, что его там не найдут. Но почему-то следователь назначила не дактилоскопическую, а трассологическую экспертизу и поставила вопросы перед криминалистами: исправен ли механизм замка, открывался ли он ключом или иным предметом? Хотя визуально было и так видно, что замок сломан, а от него отколот кусок. Отпечатки пальцев с вещдока так и не сняли.
Потерпевший просил милицию проверить надстройку над гаражом Х., будучи уверенным, что его знакомый имитировал кражу. Но милиция не стала никого обыскивать. В милиции Юрию Николаевичу заявили, что как таковой кражи в гараже не было. Общий порядок вещей в нем не нарушен. Даже ключ от машины остался в замке зажигания.
«Зачем Х. могло понадобиться ваше старое ружье и инсценировать кражу?» - спросил я его. Бывалый охотник рассказал, что браконьеры частенько прячут в лесу ружья и карабины. Всегда можно пристроить «левые» стволы для незаконной охоты. К тому же, у Х. в Вилючинске есть брат, тоже охотник. С тех пор Юрий Николаевич так и подозревает Владимира Тимофеевича в инсценировке кражи. Так друзья стали врагами.
Помню, в советское время кража оружия, даже охотничьего, была ЧП. На раскрытие таких преступлений бросались немалые силы уголовного розыска, ибо ружье могло стать обрезом в руках разбойников и убийц. А сейчас такое отношение, будто бы украли мешок картошки.
В редакцию «КВ» Юрий Николаевич Б. принес письмо, написанное авторучкой, под названием «Как расследуются уголовные дела». На первой странице он скрупулезно перечисляет следователей и дознавателей, всех, кто вел это дело. В списке 12 фамилий. Прокуратура не раз указывала на волокиту в расследовании этого дела (как и многих других). В июне 2009 года заместитель начальника УВД по следствию Н.Потапеня ответил на очередной запрос пострадавшего, что уголовное дело №44646 находится на особом контроле руководства УВД. В феврале с.г. Юрию Николаевичу снова пришло подобное письмо. 1 марта 2010 года исполнилось 5 лет и 4 месяца с момента начала расследования. Воды с тех пор много утекло. Как теперь дело раскрыть, когда были сделаны серьезные упущения в первые часы оперативной работы?
Порой в отношении некоторых уголовных дел срабатывают неписаные законы следствия: 1). Получил дело – подумай, как его закрыть. 2). Не получилось закрыть – подумай, как приостановить. 3). Не получилось приостановить – подумай, как передать другому следователю. Видимо, в данном случае все так и получилось...
Впрочем, местные СМИ не раз рассказывали о волоките и нежелании органов заниматься расследованием реальных преступлений. К примеру, еще в 1997 году в «Вестях» публиковалась статья Ирины Оснач «Сестра нашла убийцу своего брата и доказала его вину». В статье рассказывалось, как простая женщина Лилия Николаевна Трестер нашла убийц своего брата, несмотря на пассивность и явное нежелание милиционеров раскрыть это преступление. В ходе розысков тела своего брата Николая Подтынного мужественная женщина использовала свою умную собаку Тайгу, которая и нашла тело убитого.
Бедную собачку потом застрелил милиционер Д. Шестеро милиционеров за непрофессионализм и бездушие были наказаны начальником УВД: получили по выговору, а это, считай, сотрясение воздуха. Со службы их никто не уволил. Д. в 1999 году попал на скамью подсудимых за жестокое избиение двух пацанят, которые в паратунском бассейне сдули матрас его 8-летней дочери. К чести прокуратуры, следователь установил, что Д. в Паратунке избил мужчину и отбил ему почку. Но человек в погонах вышел сухим из воды.
Подобных статей о ментовском беспределе, избиении людей, нежелании раскрывать преступления, непрофессионализме, волоките и фальсификациях у меня и моих коллег немало. И очень печально, что подобные истории с ружьем и действия отдельных милиционеров бросают тень и создают негативный имидж в целом милиции, где в большинстве своем трудятся порядочные и честные люди.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании