Живое наследие Берингии


В 1829 году знаменитый полярный исследователь Джон Франклин, вернувшись из экспедиции по изучению американского арктического побережья и внутренних северных районов этого материка, поведал миру об удивительных рыбах, которые, будучи вмерзшими в лед, оттаивали и оживали у жаркого костра... В последующие годы многие путешественники, побывавшие на Аляске, также упоминали о диковинных рыбах, которые могут по несколько дней храниться местным населением в корзинках из плетеной травы на морозе, а когда их затем приносят домой и размораживают, оживают как ни в чем не бывало. О таинственном представителе арктической ихтиофауны, обитающем в мелких тундровых водоемах, промерзающих зимой до дна, стали ходить легенды. Наконец, в конце XIX века ихтиологи исследовали эту рыбу и назвали ее берингийской даллией. Через некоторое время она была обнаружена и на Чукотке. Постепенно начали появляться некоторые сведения об образе жизни даллии, кажущиеся порой просто невероятными. Например, в литературе сообщалось, что она может выдержать без вреда для организма охлаждение более чем до минус 40°С. Пока между учеными шли споры, действительно ли рыба находится в водоемах зимой в состоянии полного окоченения, аляскинские эскимосы выдалбливали ее изо льда сотнями, ели сами и кормили собак. Несмотря на то, что прошло более столетия со времени, когда даллия впервые оказалась в руках специалистов-ихтиологов, об образе жизни этой замечательной рыбы и сегодня известно не так много. Оказалось, что она обитает только в водоемах западного побережья Аляски от Бристольского залива на юге до р. Колвилл на арктическом побережье на севере, на крупных островах Берингова моря (Нунивак, Св. Лаврентия), а также на самом северо-востоке России, где встречается лишь в озерах и реках восточного и южного побережий Чукотского полуострова. Биогеографы называют весь этот район Берингией, природа которого в периоды функционирования моста суши, соединявшего в прошлом Евразию и Северную Америку в единый суперконтинент, была целостна, а животный и растительный мир представлен одними и теми же организмами. Именно здесь как самостоятельный вид сформировалась холодостойкая даллия, за что ее и назвали берингийской. Эта небольшая рыба обладает удлиненным телом, округлым в передней части, сзади сжатым с боков и равномерно суженным к хвосту, большим ртом с мелкими зубами и сильно выступающей (особенно у самцов) массивной нижней челюстью, а также крупными глазами. Все ее плавники увеличены, грудные и хвостовой веерообразны и округлы, спинной и анальный заметно сдвинуты к хвосту, закруглены и оторочены тонкой оранжевой каймой. Так как голова, спина и бока тела даллии обычно окрашены в темно-серый или черный цвет, а по горлу, брюху и плавникам разбросаны темные пятна или перетяжки, местное население по обе стороны Берингова пролива называет ее черной рыбой. Максимальные размеры берингийской даллии достигают 33 см (правда, есть сведения о поимке экземпляров до 35 см) и 370 г, а продолжительность жизни – 11 лет. Но чаще всего встречаются особи этой рыбы длиной от 5 до 16 см. Как на Чукотке, так и на Аляске, даллия обитает в небольших речках, термокарстовых и ледниковых озерах с илистым, песчано-галечным или крупнокаменистым грунтом и сфагновых болотах. Иногда выходит в ручьи, где встречается на ямах с медленным течением. Обычно она держится под крупными камнями, нависающими торфяными берегами или среди водной растительности. Созревает берингийская даллия на третьем-четвертом году жизни при длине 6-7 см и массе тела всего 3-4 г. Самцов в популяции обычно больше, чем самок. Они крупнее, ярче окрашены и живут дольше по сравнению с самками. Нерест этой арктической рыбы растянут с мая по июль и начинается после распадения льда при температуре воды 6-8°С. Самки откладывают на водную растительность около 400-500 мелких икринок желтого цвета. Питается даллия самым разнообразным, доступным ей кормом животного происхождения (моллюсками, ракообразными, личинками различных насекомых, главным образом, комаров, и др.), но ее крупные экземпляры предпочитают рыбу, в том числе более мелких особей своего же вида. Каннибализм, т.е. поедание себе подобных, особенно характерен в озерах, где отсутствуют другие представители ихтиофауны. В свою очередь, сама даллия служит объектом питания хищных гольцов, хариуса и налима. Как свидетельствуют наблюдения ученых и коренных жителей Аляски и Чукотки, берингийская даллия необычайно живуча. Обитая в небольших заросших водной растительностью озерах и сфагновых болотах, она способна выдерживать значительный дефицит кислорода, при временном пересыхании подобных водоемов остается живой во влажном грунте (ее неоднократно выкапывали лопатой из таких мест). Но наиболее удивительна способность этой рыбы переживать зимы в насквозь промерзающих болотах, озерках и ручьях. Многие исследователи считают, что с наступлением арктических холодов даллия зарывается в ил, смерзается с ним и таким образом «консервирует» себя на длительное хранение. Обмерзая снаружи, она может оставаться живой до тех пор, пока не промерзнут ее полостные жидкости, а весной, по мере повышения температуры воды, оттаяв, вновь возвращаться к активной жизни. Чтобы проверить это экспериментально, один из американских ученых в лабораторных условиях вморозил в большой кусок льда трех даллий, а затем через 12 часов приступил к их медленному оттаиванию. Спустя некоторое время грудные плавники этих рыб, освобожденные ото льда, стали слабо двигаться, а когда даллии полностью оттаяли, то начали как ни в чем не бывало плавать. На следующий день все они погибли, но данный эксперимент наглядно подтверждает их невероятную способность оставаться живыми, находясь долгое время в замороженном состоянии. В то время как для большинства других представителей ихтиофауны подобное длительное замерзание гибельно, даллия переносит его сравнительно безболезненно, демонстрируя пример приспособленности организма к обитанию в суровых условиях Арктики. Правда, в глубоких озерах эта рыба, по-видимому, не всегда впадает в анабиоз. По оценке специалистов, численность берингийской даллии в водоемах Чукотки сегодня относительно высока, однако в 2008 г. она включена в Красную книгу Чукотского АО как нуждающийся в охране эндемичный вид пресноводных рыб с ограниченным районом обитания на северо-востоке России, живое наследие Берингии. На Аляске же, где область распространения даллии значительно шире, а численность гораздо выше, чем на Чукотке, она сегодня, как и во времена Джона Франклина, служит пищей местному населению и используется как корм собакам.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании