Как и рыбку съесть, и штраф не заплатить?

 
Каждой весной мы, камчатцы, мечтаем об ухе из головы чавычи, обильно сдобренной черемшой, ну или кто как любит. И с каждым годом этот деликатес становится всё дороже. Согласитесь, купить лосося за пару тысяч далеко не всем по карману. Но охота, вернее рыбалка, пуще неволи!

 
Поэтому люди пускаются во все тяжкие ради свежей красной рыбы. Бывают, конечно, и перекосы. Или то, что называется браконьерством. Трагикомический случай произошёл на днях: 31 мая в 3 часа ночи недалеко от «заправки» села Коряки гаишники пытались остановить «Крузак». Джип на большой скорости пролетел мимо поста. Началась погоня в лучших традициях Голливуда... Полицейские произвели предупредительные выстрелы, но впечатления на водителя, похоже, не произвели. Более десяти километров неслась автоколонна с мигалками, в районе Кеткино джип всё-таки сдох.
Выяснилось, что машина была плотно нафарширована рыбой, там оказались 400 килограммов нерки и полтонны корюшки. Естественно водила заявил, что рыбу нашёл в лесу, но тут возникает справедливый вопрос: если ты рыбу нашёл, то почему не передал браконьерский улов полицейским, а стал от них убегать? Короче, рыба конфискована, джип тоже. Штраф — более пяти миллионов при стоимости «Крузака» в миллион. Согласитесь, дорогие читатели, так себе арифметика для добытчика?..
Напомним, штраф за один экземпляр (независмо от размера) браконьерской нерки составляет более 11 тысяч рублей, чавычи и кижуча – более 10-ти. Кило нелегальной красной икры обойдётся браконьеру в 27 тысяч. Кстати при промысле до официального старта путины размер ущерба удваивается. Цифры просто кошмарные...
Вообще если вынести за скобки удовольствие от рыбалки, то в нынешних реалиях дешевле купить красную рыбу на рынке, чем стоять с удочкой на реке. Тем более, что в этом году впервые в истории Камчатки было введено правило «поймал-отпустил». Касается оно вылова чавычи. Дикое стадо этого вида лосося подорвано уже до такой степени, что власти пошли на непопулярные меры, запретив рыбакам забирать трофеи с собой. Можно, конечно, возмущаться, дескать, туристы едут со всего мира за «чавой», но ситуация патовая: рассказы о королевском лососе весом в 40 — 30 — 20 килограммов уже превратились в легенды.
А ведь ещё полвека назад это было нормой. К тому же надо отрегулировать продажу лицензий на рыбу. Сегодня разрешения дают только в Усть-Болшерецке, причём с 10-ти утра. А ловить чаву надо с 6-ти, иначе шансы почти нулевые. В итоге люди, чтобы покидать спиннинг, едут в столицу района, где ночуют в машинах возле «АНДАРА» - единственного пункта продажи лицензий. При этом купить разрешение можно только день в день. Понятно, что это требования закона, но если лицензий мало, а рыбаков много, наверное, нужно устроить открытый конкурс. Отдельный вопрос — к обустройству мест рыбалок. На реке нет ни указателей рыболовных участков, ни костровищ, ни биваков. Зато есть цена лицензии — от 500 до 1000 рублей.
Журналисты «Камчатского времени» уже с десяток лет пишут, что реку Большую надо освободить от промышленной рыбалки. Никакие браконьеры не наносят такого вреда водоёму, как официальные рыбаки. Можно много говорить о наполняемости бюджета, градообразующих предприятиях, но как по мне все эти доводы разбиваются, когда видишь наши южные посёлки. Они напоминают Хиросиму после бомбёжки. Добавьте сюда ещё вонь от свалок красной рыбы, которую не успевают переработать заводы. А ведь тот же Усть-Большерецк можно за пару лет превратить в процветающий курорт для рыбаков со всего мира, переняв опыт Аляски. А браконьеры сами выйдут из тени, потому что работать с туристами гораздо выгоднее, чем уходить от рыбинспекторов по реке с риском для жизни.
Спрашивается, что же делать с рыбзаводами? Переориентировать на вылов лосося и белорыбицы в море. А отходы пускать на муку и делать полезные таблетки по примеру Тымлатского рыбокомбината. Ведь доходит до смешного: пару лет назад в Усть-Большерецком районе с треском провалился фестиваль «Сохраним лососей вместе»: две сотни рыбаков поймали... одного кижуча! Причина проста: ниже по течению река была перегорожена сетями, а хозяева рыбалок подсчитывали миллионные доходы, сидя на своих рублевских фазендах.
Сегодня нужно в корне менять подход к освоению ресурсов главной туристической реки полуострова. На практике мы видим создание частных армий рыбных инспекторов. Так, хозяева рыбалок привозят на Камчатку наёмников с материка. Которые типа будут защищать наши реки от нас же, местных жителей. Только в этом году рыбаки скинулись и заложили 80 миллионов рублей на охрану рек Большая и Опала. Идея вроде бы хорошая и её усиленно пиарят уже пять лет. Но вот только почему-то лосося больше не стало...
Повторимся, в этом году власти ограничили число лицензий на чавычу. А куда им деваться? Ведь спрашивать за сохранение биоресурсов будут с губернатора, а не с наёмников. И сама цифра в 80 миллионов никого не смущает? На эти деньги по самой высокой цене можно купить 400 тонн кижуча и раздать его камчатцам. Вот как надо бороться с браконьерством — дать людям рыбу, а не штрафы!
За последние пару лет отношение к Камчатке изменилось: главные лица полуострова перестали смотреть на регион как на вспоротую чавычу, появились реальные туристические проекты, пришли инвесторы, готовые превратить ту же Верхнюю Паратунку и отроги вулканов Мутновский с Горелым в гигантский отель мирового уровня. А чем будут заниматься его клиенты? Наверное не только на лыжах кататься и купаться в горячих бассейнах. Путешественники потребуют рыбалку. А если доделают дорогу от Паратунки через Большие Банные к Апаче, доступ к реке Большая сократится в два раза. И туристы по-любому отвоюют этот водоём. И лучше это сделать сейчас, пока красная рыба там ещё плещется...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.