Кречет - царственный рыцарь поднебесья (продолжение)

 
Дорогие читатели, предлагаем вашему вниманию продолжение рассказа о камчатских кречетах. Начало - в «КВ» от 12 мая 2021 г.   http://kamtime.ru/node/5446
Как появилась надежда
Наступил 2012 год. Я ещё не остыл от 20-летней почти целиком поглощавшей меня проблемы с алеутской казаркой, был окрылён успехом. Как вдруг телефонный звонок: «Николай Николаевич, с вами хочет познакомиться один камчатский гость. Разговор будет о Карагинском острове. Хотите встретиться?». Карагинский остров! Моя самая первая, самая большая на Камчатке любовь! И меня ещё спрашивают, готов ли я к такой встрече!
Оказалось, что на Камчатку прилетел гость из Арабских эмиратов Шухрат Абуалиевич Розаков. Вот что из первого общения я узнал: камчатский гость родом из очень известной и очень уважаемой в Узбекистане семьи. Он достаточно хорошо обеспечен, имеет рыборазводные водоёмы, в Эмиратах у него участок земли. Туда на большие праздники - участие в соколиных охотах - периодически съезжаются шейхи со своими охотничьими соколами, большей частью кречетами. Именно эти рыцари небесных высот и беззаветная любовь к ним подлинной дружбой связывают Шухрата Абуалиевича и его гостей.
А на Камчатку в тот раз господин Розаков привёз свою боль за судьбу бесценного камчатского кречета. При первой нашей встрече он заявил о готовности вложить свои деньги в постройку на Карагинском острове (о котором узнал из моей книги) питомника для разведения, с последующим там же выпуском на волю, кречетов. Шухрат Абуалиевич рассказал мне, а затем и всем нашим орнитологам, что хотел бы опробовать на острове новую методику, дающую возможность (кроме в полтора-два раза увеличения числа выраставших в выводках молодых птиц) с помощью подкормки задерживать их, уже вольных, в месте рождения до весны.
Я присутствовал при обсуждении его планов и при других встречах. Я этой идеей загорелся. Что для меня было немаловажным: в Шухрата Розакова как человека, уверенного в своей возможности и готовности вырвать из неминуемой беды нашего кречета, я поверил сразу.
Молва до Москвы довела
Молва о не совсем обычном госте, о его цели по Камчатке разлетелась моментально и тотчас достигла Москвы. Встретили её одни с неверием в успех, другие с подозрением, а кто-то и с откровенной враждой. Не восторженной, но поначалу не агрессивной, была реакция на заявление Шухрата Абуалиевича со стороны камчатских орнитологов. Вызвано это было, скорее, лучшим чем у гостя знанием природных условий места предполагаемого строительства питомника, многих других трудностей и неверием в достаточность для их преодоления финансовых возможностей. Но уже слышались крайне недобрые отголоски пересудов коллег столичных и близких к ним. Гость после встреч официальных отбыл в Москву. Я разговаривал, созванивался не только с коллегами - учёными, говорил с корреспондентами СМИ, с другими людьми - выяснял отношение к предложенной нам помощи. Особо дикими были для меня безоглядные заявления типа: «Меня это не касается, этим не интересуюсь, но знаю точно - дело это очень нечистое». Недоверчивые, не только камчатцы, звонили мне, и по тону вопроса я сразу понимал: этот человек негативной информацией уже нагружен. Недруги старались, но почему такими беззащитными при встрече с липучими гадостями оказались мы?
Вот когда я впервые прочувствовал, насколько многим людям, в том числе из моего окружения, чуждо понятие альтруизма. И как же хорошо об этом сказал А.С. Пушкин: «Когда средь оргий жизни шумной меня настигнул остракизм, увидел я толпы безумной презренный робкий эгоизм».
Шухрат Абуалиевич, не найдя необходимой поддержки и в Москве, с моих горизонтов исчез, его идея, как я однажды было решил, похоронена. Как вдруг в первые месяцы 2018 года звонок из Кыргызстана: «Прямо сейчас смотрите по телевидению ролик о построенном здесь соколином питомнике!». Я просмотрел выпуск раз за разом трижды. В мае вышли на связь по «вайберу». Не менее получаса Розаков водил меня по сказке, им сотворённой. Я увидел показавшиеся подлинным чудом картины рисовавшиеся мне шесть лет назад. Но это чудо было не на Камчатке и даже не в нашей, а в другой стране. Но увиденное воочию мне трудно было бы представить в мечтах даже самых бредовых.
Как помогали Киргизии
С убытием арабского «эмиссара» из Москвы страсти вокруг его дерзновенной задумки помочь камчатскому кречету поутихли. А он тогда успешно «обкатывал» свою идею-модель на территории былой советской Киргизии. Запущенный на Иссык-Куле соколиный питомник быстро отметился в бюджете Кыргызстана заметным валютным вливанием. Этот успех стал наглядной демонстрацией возможностей господина Розакова. О том, что он не забыл своего обещания вернуться к проблеме спасения ценнейшей популяции кречета - камчатской, я уже знал, но до поры молчал.
К тому времени весьма значительная финансовая поддержка этому проекту уже на Камчатке была гарантирована арабскими шейхами и некоторыми небедными россиянами. Очень «ко времени» пришлась дипломатическая миссия встречи президента России В.В. Путина с королём и наследным принцем Арабских эмиратов. И опять же извратить в своих ядовитых комментариях подарок правителям эмиратов двух белых камчатских кречетов постарались не только единичные «писуки», но и кормящиеся на соколах отдельные учёные, главным образом, из «центра нашей родины». Скажите, не верящие в добро коллеги: вам не совестно сознаваться в своём незнании глубин российской истории? Высокой дипломатической миссии пусть не камчатских, но наших же отечественных, кречетов? Почитайте хотя бы «буквари» нашей истории. Узнайте о былом значении этих птиц в решении межгосударственных важнейших для Руси вопросов. И они будут.
Так случилось, что занятый некоторое время решением несколько иной задачи, я прозевал одно интересное событие: на Камчатке из неоткуда, из ничего синтезировался новый «учёный-орнитолог». Соответствующего диплома нет, но есть солидная должность - Генеральный директор «Центра спасения редких видов птиц». Налево и направо раздавая интервью, он где-то успел засветить себя спецом по реальному отлову птиц-хищников, и даже, как мне сообщили, успел на этом поприще выполнить какой-то заказ столицы.
Соколиный центр

А между тем в центре Камчатского полуострова уже второй год успешно ведётся строительство самого крупного в мире «Соколиного центра» - питомника рассчитанного на 300 родительских пар кречетов именно камчатских кровей. Вопросы по этим птицам решены: их Камчатке готовы передать питомники не только арабских стран. И как же жаль, что до этого момента не дожил горячо принимавший этот проект доктор биологических наук А.В. Андреев.
Я сейчас не буду много говорить о волне чёрного пиара, массированной информационной атаке, вновь хлынувшей в мозги нормальных людей, а напомню всем нам слова выдающегося римского оратора Марка Тулия Цицерона: «Чем честнее человек, тем меньше он подозревает других в бесчестности. Низкая душа предполагает и самые низкие побуждения у благородных поступков».
Прочитайте, коллеги, это ещё раз и скажите, прав ли я, перенося слова философа древности на действительность уже нашу? Можем ещё раз обратиться к упомянутой выше книге: «Одно из важнейших достижений второй половины ХХ века в области сохранения животного мира - признание необходимости... вольерного разведения диких животных, находящихся под угрозой исчезновения... Хищные птицы, и в первую очередь соколы, стали объектом искусственного разведения довольно давно...»
Впрочем, более основательно об этом сомневающимся коллегам, надеюсь, расскажет один из авторов этих слов - Александр Григорьевич Сорокин. Кое-что не мешало бы понять мне самому. Почему, например, некоторые из нас, уяснив, что иной, кроме появившейся, реальной возможности спасения камчатской популяции кречета сейчас нет, вдруг плечом к плечу встали в один ряд с презренной сволотой, убийцами бесценных птиц? В чём сошлись ваши с ними интересы? Напоминаю: альтернативы предложенному пути нет. В чём же дело, коллеги? Отложите склоки. А я вам напомню не сказки, а интересные были из зарубежной и родной нам недавней истории.
Путь спасения
К началу ХХ столетия вымершим был объявлен новозеландский пастушок такахе. Найден живым в 1948 году. Его путь - вольеры - свободные от хищников острова - возврат в природу. В 2018 году популяция такахе определялась в 250 особей. Он спасён. Не будем останавливаться на известном всему миру подвиге спасения человеком гавайской казарки.
В 1973 году в «Акте угрожаемых видов» оказалась казарка другая - алеутская. Вольерное размножение, выпуск на освобождённых от хищников островах, и в 1988 году учтены 5 400, весной 1995-го - более 20 тысяч этих маленьких гусей. Год 1992 для меня обозначился передачей первых 19 этих птиц Камчатке. Годы работы и возрождённая через вольерное содержание популяция малой алеутской казарки возвращена в фауну Азии.
В 1974 году на планете Земля оставались всего лишь шесть особей (две из них жили в неволе) маврикийской пустельги. Других четверых поймали и на время посадили в вольеры. Через 30 лет в природе их существовало уже до тысячи особей. Вид спасён.
В 1980 году в Узбекистане проект по возрождению исчезнувшей в СССР дрофы-красотки запустил профессор В.Е. Флинт. Численность вида в среднеазиатских странах поддерживается и сейчас.
Год 1987-й: учёные и энтузиасты - охранники природы отловили последних пока не убитых человеком калифорнийских кондоров. Птицы легко разводятся в вольерах, молодых люди учат добывать корм на воле. Так учёные вырвали у смерти этот шедевр Природы - огромного сейчас уже безопасно парящего над горами кондора. Вид спасён.
В последних числах 2019 года мы специально посетили Западный национальный парк Бали, где с 1999 года ведётся работа по поддержанию популяции балийского скворца. Сотрудники питомника сообщили нам, что на тот день в природу ими возвращены 200 уже птиц. Объяснили и методику работы. Почему выступают против подобных работ некоторые наши российские орнитологи, недруги вольерного разведения камчатского кречета, ничего кроме суррогата из надуманного негатива, нечистых домыслов не имеющие? Сознаюсь: у меня лично некоторые объяснения этому есть. Не озвучиваю, так как боюсь нечаянно обидеть коллег на самом деле невиновных.
Неприемлемыми считаю и рассуждения учёного - «соколятника» Лобкова, утверждающего, что питомник нужен, но пока мы не сломаем хребет воровству кречетов, он бесполезен. Как вам, коллеги, эта воинствующая эпатажность? А я вот думаю: не утаи профессор от нас свои способности в части «ломки браконьерских хребтов», не стоять бы сейчас орнитологам по разным сторонам этой баррикады.
Игорь Губерман, как специально для нашего «крутого» доктора, испёк на удивление подходящий «гарик»: «Есть в каждой нравственной системе идея общая для всех: нельзя и с теми быть и с теми, не предавая тех и тех».
Дорогие коллеги, дорогие оппоненты! Дорогие земляки!
Всем нам пришла пора думать не о «протестных пикетах», а о том, как поставить заслон любому проявлению негатива в развитии столь грандиозного международного проекта. И тогда, уверен, очень скоро все тёмные мысли мы выбросим в корзину. Думаю, мы придём-таки к достижению главного — к совместной работе, цель которой — восстановление стабильности популяции бесценного камчатского кречета. Поверьте: у этой, ещё недавно немыслимой для нас замечательной соколиной программы, очень интересное будущее. Я в это верю.
В завершении напомню всем нам замечательный стих великого персидского философа Омара Хайяма:
В одно окно смотрели двое:
Один увидел дождь и грязь,
Другой - листвы зелёной вязь,
весну и небо голубое.
В одно окно смотрели двое.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.