«С войной покончили мы счеты...»

 
Шелестит листва зеленых аллей, поют птицы, расцветают липы и каштаны – в старом парке им. Тараса Шевченко в центре города Ровно на Западной Украине почти ничего не напоминает о событиях 70-летней давности. И только в глубине, вдали от аттракционов, фонтанов и ларьков, стоит небольшой обелиск...

 
Рядом с ним на надгробных плитах выцветшие от ветра, солнца и дождя буквы с именами 63 человек. В парке Ровно обрели покой 47 советских воинов и 15 партизан, сражавшихся с немецкими захватчиками и оуновскими бандами в 1944 - 1945 годах. Здесь захоронен и капитан Борис Голубев, начальник отделения УНКГБ Тернопольской области, долгие годы прослуживший на Камчатке и отправившийся с полуострова вести борьбу с оуновскими бандами.
После освобождения Западной Украины в 1944 году на бывших оккупированных территориях требовалось воссоздать все государственные органы власти, включая структуры наркоматов государственной безопасности и внутренних дел. Особое значение работа сотрудников НКВД  – НКГБ приобретала в связи с необходимостью борьбы с националистическим бандподпольем, которое развернуло на Западной Украине жестокий и кровавый террор.
Поначалу бандеровцы наносили существенный урон даже регулярным частям Красной Армии. О серьёзности угрозы, которую создавали бандиты, свидетельствует убийство командующего 1-м Украинским фронтом генерала армии Николая Ватутина националистами из УПА. Однако оуновцы нападали не только на военнослужащих, но и грабили, убивали и пытали мирных жителей, пытавших восстановить разрушенные немецкими оккупантами города и села.
По данным КГБ УССР, от рук националистов в 1944-1953 гг. погибли: 15 355 колхозников и крестьян, 676 рабочих, 1 931 представитель интеллигенции, 860 детей стариков и домохозяек. Приведём несколько выдержек из Доклада народного комиссара внутренних дел СССР Л.П.  Берия И.В.  Сталину, В.М.  Молотову и Г.М.  Маленкову о ходе борьбы в ОУН в западных областях Украины с 1 по 15  октября и о наиболее серьёзных террористических атаках с 22 сентября по 13 октября 1944 года (документ свидетельствует о событиях, происходивших несколько позднее, но он наглядно демонстрирует отношение бандеровцев к мирному населению):
«В ночь на 27 сентября в селе Тишина Каменка-Бугского района (Львовской области – прим. авт.) бандитами повешены жители этого села: Давидович, Глушко, Кирик и Муранец, сыновья которых призваны в Красную Армию <…>
«В ночь на 2 октября в селе Запоретье Лискунского района (Станиславской области – прим. авт.) бандитами сожжена семья Волосянко Владимира, состоявшая из 3 человек <…>
«10 октября в селе Пусув бандгруппа численностью 10 человек повесила женщину и увела в лес председателя и секретаря сельсовета с документами <…>»
«В ночь на 27 сентября в селе Федоровка Клесовского района (Ровенской области – прим. авт.), бандитами убит местный житель Цузь Иван, его жена и пять детей в возрасте от 4 до 12 лет. Забрав имущество убитых, бандиты скрылись <…>
С востока на запад Для укрепления кадров чекистов на Западную Украину направляли из разных концов страны. В их число попал и Борис Голубев, имевший достаточно большой опыт работы в органах безопасности. Его служба началась в начале 1930-х годов на Камчатке. На полуострове он работал вплоть до середины войны, когда получил назначение на Западную Украину. Бориса Голубева, прибывшего в распоряжение НКГБ УССР в январе 1944 года, назначили начальником отделения УНКГБ Тернопольской области. До освобождения Тернополя в апреле 1944 года, оставалось еще порядка 3 месяцев. По сложившейся практике по мере продвижения Красной Армии на Запад советское руководство заранее начинало формирование местных органов власти, так поступали и с территориальными управлениями НКГБ и НКВД.
С освобождением города Ровно 4 февраля 1944 года УНКГБ Ровенской и Тернопольской областей передислоцировалось в областной центр и немедленно приступило к работе. Положение в освобожденных районах Ровенской области оставалось крайне напряженным. Во время немецкой оккупации она являлась основной базой ОУН и УПА, которые держали под контролем многие сёла. Благодаря этому бандитам удалось создать на Ровенщине достаточные материальные запасы, наладить систему, комплектования, связи, снабжения и т.д. Сотрудничество с немецкими оккупантами позволило подготовить хорошо обученных боевиков, которые стали серьезным противником для советской власти.
Напомним, многие руководители ОУН-УПА прошли подготовку в немецких военных школах, включая разведывательно-диверсионные. Кроме того, большое количество бандеровцев служило в немецких полицейских частях, принимая самое активное участие в поиске партизан и карательных акциях. После прихода частей Красной Армии отряды бандеровцев передислоцировались вслед за немцами на Запад, но некоторые банды специально оставались в лесах на освобожденной территории, чтобы вести подпольную борьбу.
Как следует из записки по «ВЧ» наркома госбезопасности УССР С.Р.  Савченко в НКГБ СССР об активизации деятельности ОУН и УПА на освобожденной территории Ровенской и Волынской областей от 27 февраля 1944 года, в связи с продвижением Красной Армии по территории западных областей УССР и восстановлением органов советской власти в регионе активизировались ОУН и УПА. В документе сообщалось, что командование УПА оставляло в тылу банды численностью до 200-300 человек, которые «совершают вооруженные налеты на органы советской власти, мелкие подразделения Красной Армии и ее обозы, терроризируют актив и местное населения, срывая мероприятия, проводимые местными органами, продолжают насильственный увод населения в леса».
Поиском и обезвреживанием таких банд и приходилось заниматься оперативным группам, состоявшим из сотрудников наркоматов государственной безопасности и внутренних дел, куда входил и Б. Голубев. Группы направлялись во все районы Ровенской области. Чекистам надлежало «производить аресты, выявлять оуновских руководителей, актива и организации агентурно-следственной работы по выявлению оуновского подполья и разложения рядов УПА».
Стоит ли говорить о том, что такая работа представляла огромный риск. К примеру, 14 февраля 1944 года на Тучинское РО НКГБ и НКВД напала вооруженная банда численностью около 100 человек. Бандиты пытались освободить арестованных оуновцев. Они были вооружены двумя станковыми и одним ручным пулеметами, автоматическими винтовками и немецкими гранатами. Окружив здание НКГБ-НКВД, банда вступила в перестрелку с оборонявшимися. Бой продолжался 2,5 часа, но оуновцам, понесшим потери, пришлось отступить.
23 февраля 1944 года в селе Заренков Ровенской области оперативная группа из 6 работников НКГБ и 30 партизан попала в засаду: 200 оуновцев попытались их окружить, но группа отошла в центр села, к сотрудникам, охранявшим 14 арестованных бандитов. Позднее всех преступников удалось доставить Ровно. Но в бою пропали без вести трое партизан и оперуполномоченный УНКГБ Михаил Стрелецкий. Судьба их неизвестна и по сей день. Страшно представить, каким пыткам бандеровцы подвергли пленников.
В арсенале палачей из ОУН-УПА использовались самые жуткие изуверства: распиливание живого человека пилой, отрубание частей тела топором, вбивание гвоздя в череп, вырывание жил и многое другое. Следственные бригады НКВД-НКГБ, собиравшие доказательства зверств бандеровцев, составили список из 135 наиболее часто применявшимися бойцами ОУН - УПА пыток…
С пленными работниками органов госбезопасности бандиты не церемонились. С таким беспощадным врагом на Западной Украине пришлось столкнуться чекистам. По данным КГБ УССР, в 1944 - 1953 годах в боях с оуновским подпольем погибли 697 сотрудников госбезопасности.
Несмотря на опасные рейды, Борис Голубев принял смерть не от рук националистов. По стечению обстоятельств он погиб в один день с генералом армии Николаем Ватутиным, попавшим под обстрел УПА 29 февраля 1944 года. Официально Ровно освободили от фашистов 2 февраля 1944 года, однако бои за город продолжались вплоть до середины марта. Б. Голубев погиб во время одного из немецких авианалетов. Бомба, сброшенная на здание УНКГБ Ровенской области, шансов не оставила почти никому их находившихся там чекистов. Пятеро человек, включая Голубева, погибли на месте, их захоронили неподалеку – на окраине двухсотлетнего парка. Ещё часть контрразведчиков скончались от ран в госпитале. После войны на месте братской могилы возвели обелиск и установили надгробные плиты.
Владимир Высоцкий писал:
«На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают».
Но, увы, к братской могиле в ровненском парке цветов не приносят. Много лет к ней не возлагают венков в День Победы, да и сам праздник в этих краях, когда-то бывших местом ожесточенных сражений, обрёл совсем другие название и значение. Братская могила находится на окраине парка. Официальные процессии минуют её стороной, да и немногие прохожие забредают туда. Хочется надеяться, что покой воинов, отдавших жизни за освобождение Родины, ничто не потревожит...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.