Почему Дальний Восток развивается только на бумаге?

 
Поможем президенту!
Президент России Владимир Путин 11 марта поручил провести анализ, почему не достигнуты показатели в развитии Дальнего Востока. Глава государства отметил, что необходимо объективно понимать и оценивать – какие действия приносят результат, а какие не приносят ожидаемых результатов

Помочь понять, почему же за столько лет «опережающего развития» Дальний Восток так и остался самой отсталой территорией России, президенту могли бы люди, которые живут на Дальнем Востоке. О том, что могут рассказать дальневосточники Путину, в материале Vostok.Today. «Никогда нельзя забывать того, о чём мы договаривались ранее, нельзя забывать о тех задачах, которые мы ставили перед собой, нужно исходить из того, что сделано», - сказал глава государства на совещании с членами правительства, говоря о вопросах развития ДФО и Арктики. Путин отметил, что сделано немало: реализуются большие проекты, которые становятся центрами притяжения квалифицированной рабочей силы, например, судостроительный завод «Звезда» в Приморье.
Но говорил Путин не только о достижениях: «Мы должны объективно всё оценивать, не просто строить планов громадье, не понимая, что происходит в реальной жизни». В качестве примера Путин привел концепцию демографической политики Дальнего Востока, утверждённую в 2017 году, отметив, что в чём-то всё неплохо, но в чём-то есть отставания. Президент, например, подверг резкой критике качество организации медицинской помощи на Дальнем Востоке. Он поручил правительству подготовить предложения по дополнительным мерам развития здравоохранения в ДФО, с учётом его демографических и географических особенностей.
Со ссылкой на данные ОНФ, глава государства сообщил, что не во всех регионах ДФО, например, скорая помощь работает круглосуточно. «Какая же она тогда скорая?», - спросил Путин. Президент посоветовал не подходить к Дальнему Востоку с общероссийскими мерками, поскольку «там и численность населения своя, и расстояния между населёнными пунктами огромные».
Безбилетники
Одна из основных проблем Дальнего Востока, заставляющая людей паковать чемоданы и уезжать в центральные и южные регионы России – транспортная недоступность во всех её проявлениях. Дальний Восток огромен – 41% территории всей страны. Он разорван громадными расстояниями внутри и безумными ценами на билеты на все виды транспорта. Есть много сахалинцев, которые никогда в жизни не бывали на Курилах. Есть множество жителей Якутии, Хабаровского края, Приморья и других дальневосточных субъектов, которые никогда в жизни не бывали на Камчатке и даже надеждой такой себя не тешат: очень дорого. Дальневосточнику попасть в Россию порой почти нереально. Президент поручил ввести льготные авиабилеты для всех дальневосточников, без возрастных ограничений.
Но исполнено это поручение было «никак». Стоимость «льготного» билета по маршруту «Магадан – Москва – Магадан» оказалась 20 400 руб., а не льготного – 22 000. Умножим сумму на стандартную семью: муж, жена, двое детей. Получаем 81 600 руб. И это только на билеты. А в отпуске надо еще: где-то жить, что-то есть, развлекаться. Как ни крути, а на обычную семью, на вполне бюджетный отпуск у теплого моря, дальневосточной семье нужно тысяч 300. Это, что называется, если совсем по скромному. При этом накопить у многих на отпуск, хотя бы один раз в два-три года, не получается. Потому, что вся зарплата уходит на еду и «коммуналку».
О дальневосточных ценах на продукты питания в остальной России ходят легенды. Мы не раз рассказывали и о черешне на Камчатке по 6 500 руб. за кило, и о картошке в арктических посёлках Якутии по 380 руб. за кило. Некоторым, особенно высокопоставленным чиновникам и депутатам в Москве, это настолько непонятно, что они не верят. Например, единоросс, депутат Госдумы Анатолий Выборный не верит, что в России вообще, и на Дальнем востоке в частности, растут цены на продукты питания. Он назвал подобные разговоры «фейками» и предложил отправлять тех, кто их распространяет, в колонию на три года. В ответ депутат Госдумы от Якутии Федот Тумусов привел единороссу примеры цен в магазинах Якутска, самых доступных, где сыр за 1000 руб., а местная рыба – до 2 500 руб.
И это только в Якутске, в районах дороже в разы. В итоге деньги просто улетают в никуда. Да ещё довозили бы эти продукты в те районы. Жители некоторых якутских и камчатских посёлков сравнивают свою жизнь с жизнью ленинградских блокадников: пока работает зимник, продукты завозят пусть и по очень высоким, но хотя бы человеческим ценам. Когда зимник закрывается, в апреле, продукты завозят самолётами. Цены взлетают до небес.
Отдельный разговор про «коммуналку». Многим приходится отдавать коммунальщикам до 2/3 своего месячного дохода, особенно в этом плане тяжело приходится пенсионерам.
Инвестиции триллионные, а жить негде
Жилищный вопрос так и не решён на Дальнем Востоке. В то время как «Единая Россия» носится со льготной ипотекой, помогая банкам богатеть, дальневосточники продолжают жить в бараках. При этом власти неожиданно заговорили о том, что Дальний Восток в 2020 году вдруг вырвался в чемпионы по жилищному строительству.
Тут на днях единороссы в очередной раз озаботились расширением льготной ипотеки – теперь на зону БАМа. Меры по повышению доступности жилья для дальневосточников обсуждались единороссами с главами регионов ДФО и заместителем главы Минстроя РФ Никитой Стасишиным. По словам врио замсекретаря генсовета «Единой России» Дмитрия Кобылкина, специалисты провели предварительные подсчёты и пришли к выводу, что получение ипотеки гражданами в зоне БАМа «не должно существенно повлиять на уровень цен».
Участвовавший обсуждении проблемы губернатор Амурской области Василий Орлов отметил, что «зачастую строить новое жильё в зоне БАМа нецелесообразно, поэтому ипотека на вторичку будет особенно востребована и позволит удержать молодежь». Слова Орлова стоит, пожалуй, привести полностью: «Для изолированных территорий надо принять такие решения. А требования к этому жилью и участникам программы надо сформировать совместно с Минстроем. Исходя из этого мы сможем посчитать ориентировочное количество пользователей и объем средств, который нужен». Хороша забота? Зону БАМа назвали «изолированной территорией, где нерентабельно строить новое жилье». То есть – это депрессивная территория, «донашивающая» советские «хрущевки». И вот эти «хрущевки» единороссы предлагают выкупать молодым жителям БАМовских посёлков, взваливая на себя многолетнюю ипотечную кабалу. Мы, признаться, даже не знаем, как такую заботу комментировать.
Банки, конечно, скажут «Единой России» спасибо. А дальневосточники – вряд ли. Можно ещё очень долго перечислять проблемы жителей Дальнего Востока России. Это и отобранные досрочные пенсии, которые вряд ли северяне когда-нибудь простят «Единой России», и одинаковые с Кубанью зарплаты при ужасающих ценах на всё.
Можно перечислить ещё много всего. Но стоит ли? Президент ведь не раз уже давал поручения, призванные улучшить жизнь дальневосточников, но чиновники с завидным постоянством их не выполняют. Поручение о стабилизации цен на продукты (сахар и растительное масло) в ДФО не было выполнено. Или вот – президент поручает выяснить, почему в ДФО такой провал в здравоохранении, а власти Камчатки на третьем месяце финансового года неожиданно обнаруживают в «сбалансированном и бездефицитном» бюджете многомиллиардную дыру. И начинают резать – и здравоохранение, и образование, и соцподдержку. Это при том, что на Камчатке и так большие проблемы со всем, вышеперечисленным. Возможно, наши читатели приведут ещё примеры того, что необходимо сделать для нормального развития Дальнего Востока.
Где прячется экономический тормоз...
В сентябре 2020 года российское правительство утвердило программу развития Дальнего Востока до 2035 года. Документ был создан после большого проезда и знакомства с положением дел в макрорегионе премьер-министра России Михаила Мишустина. Цели, поставленные в рамках этой программы, самые благородные — в частности, за это время на Дальнем Востоке должно появиться 450 тысяч новых рабочих мест, должна вырасти авиационная доступность, создана специальная дальневосточная авиакомпания, переделаны аэропорты, в каждом регионе должны появиться туристические кластеры.
В программе есть и масса других целей, при реализации которых, людям, живущим в этом макрорегионе, конечно же, станет удобнее. Однако, несмотря на все эти планы, красной линией через всю программу тянется шлейф неуверенности в том, что всё написанное и утверждённое премьер-министром будет хоть когда-то воплощено в жизнь. Причина, по которой эти ощущения возникают, проста: даже при очень большом уровне внимания, которого удостоился Дальний Восток с 2012 года после проведения Саммита АТЭС, перелома демографической картины достичь так и не удалось. Это не говоря уже об экономических эффектах множества разнообразных проектов.
Дальневосточный гектар, Территории опережающей развития, и даже Свободный порт Владивосток — всё это пока не принесло этому краю не то что прорывов, а хотя бы каких-то заметных результатов, опираясь на которые можно твёрдо сказать, что и все другие начинания правительства и федеральных властей возымеют такой же успех. Сколько бы вы не пытались провести операцию умножения на ноль — ничего не выйдет.
С Дальним Востоком вот уже почти десять лет происходит именно это — постоянные попытки простимулировать изначально неработающие механизмы. Проведение ежегодного Восточного экономического форума, создание специальной свободной зоны на острове Русском и даже расположенная рядом игорная зона, привлекающая китайцев, так и не дали Владивостоку хотя бы примерно такого же импульса развития, какой получил город в рамках подготовки в Саммиту АТЭС. К развитию не привёл даже переезд аппарата полпредства Юрия Трутнева в кампус ДВФУ.
Перенос столицы макрорегиона из Хабаровска тоже не дал никаких ощутимых преференций. Трутнев заезжает во Владивосток не сказать, чтобы часто... Так, а что тогда ускорять? Можно ускорить лишь существующие тенденции и тренды, которые на Дальнем Востоке ограничиваются очень простой вещью — голосованием чемоданами. Люди просто уезжают отсюда и всё, не дожидаясь 2035 года, реализации правительственных программ и всех остальных обещаний. Развивать территорию в таких условиях трудно. Людям нужны конкретные проекты. Желательно строительство чего-то заметного и большого. А когда всё развитие на бумаге, в каких-то бесконечных программах и в рекламных проспектах, люди этому просто уже не верят.
Плюс местные видят, что разработкой этих планов занимаются сплошь федеральные чиновники, которые мало знакомы со спецификой региона. В итоге получается, что даже то, что ещё только написано на бумаге, уже заведомо либо не нужно, либо неисполнимо в принципе. Либо даже если оно будет исполнено, людей, которые должны будут этим пользоваться, уже здесь просто не будет. Так что чиновничьи планы развития оторваны от реальности, да и выполнять их будут, как и всё, что связанно с Дальним Востоком — без привязки к необходимости добиться реального результата.
Политологи Илья Гращенков, Аексей Чадаев, Илдус Ярулин.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.