Финансовая разведка сюрпризов для россиян не приготовила

 
Начало нового года озадачило камчатцев сообщениями ряда СМИ о том, что с 10 января начали действовать некие особые меры, призванные ужесточить контроль за расходами граждан и организаций, расширить перечень прав государственных и банковских учреждений по блокированию счетов

 
и применению других «карательных мер» в рамках внесённых в закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» поправок. Реакция некоторых социально активных граждан на эти нововведения оказалась, мягко говоря, чрезвычайно взволнованной и густо окрашенной мотивом «Всё пропало!».
О сути внесенных в закон поправок и о последствиях, которыми они могут обернуться для камчатцев, мы беседуем с начальником отдела финансового мониторинга и валютного контроля Отделения по Камчатскому краю Дальневосточного ГУ Банка России Еленой Силиченко.
«КВ»: - Как так получилось, что информация о таких важных изменениях в финансовом законодательстве свалилась как снег на голову?
Е. Силиченко: - Не думаю, что ситуацию с трёхлетним обсуждением поправок к закону на самых разных и открытых площадках можно охарактеризовать как совершенно неожиданную. К тому же все необходимые юридические процедуры с обеспечением полного доступа к обсуждаемым документам проводились с лета прошлого года. Считаю, что и значение вступивших в силу с 10 января поправок несколько преувеличивается. По большому счёту как для населения, так и для любых субъектов финансового рынка практически ничего ведь не изменилось. Как существовала обязанность финансовых организаций представлять в финансовую разведку, которой является Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг), сведения об исчерпывающем перечне операций, так и существует по сей день. Нет никаких изменений и в пороговых суммах операций, которые подлежат такому контролю: как и прежде это 600 тыс. руб. и выше, а в случае совершения сделок с недвижимым имуществом — свыше 3 млн руб. Так что революционные изменения отсутствуют.
«КВ»: - Если ничего не изменилось, то зачем тогда поправки?
Е. Силиченко: - Поправки в большей степени касаются деятельности субъектов исполнения «противолегализационных» требований — финансовых организаций. Ожидается, что введённые изменения будут способствовать снижению и разумному перераспределению нагрузки между финансовыми институтами с учётом специфики их деятельности. К примеру, банки теперь будут направлять в Росфинмониторинг только информацию о расчётных операциях своих клиентов, тогда как ранее кредитные организации, кроме того, обязаны были сообщать также и о сделках, которые проводили не они, но о которых им стало известно. Контролю за операциями с наличными деньгами, как и ранее, будут подлежать только юридические лица. Но теперь он будет более упорядоченным и чётким. Если раньше кредитная организация должна была выявлять соответствие проводимой клиентом-юридическим лицом операции с наличными характеру его хозяйственной деятельности и, основываясь на собственных выводах, принимала решение об информировании Росфинмониторинга о такой операции, то теперь обязательному информированию будет подлежать любое зачисление или снятие со счёта наличных денег юридического лица на сумму, равную или превышающую 600 тыс. руб. Это уменьшит трудозатраты банков.
«КВ»: - Вы сказали, что контроль за операциями с наличными населения Росфинмониторингом не предусмотрен. Но взять те же сделки с недвижимостью, которые люди время от времени проводят. Чем это не операции населения в том числе и с использованием наличных денег?
Е. Силиченко: - Важно понимать, что закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» как не регулировал, так и не регулирует непосредственно порядок осуществления расчётов и платежей как в наличной, так и безналичной формах, в том числе совершаемых физическими лицами. А внесённые в закон изменения не меняют каким-либо образом порядок совершения платежей. Что касается сделок с недвижимым имуществом, то по пороговым суммам, как я уже говорила, никаких существенных изменений нет. А что касается контрольных процедур, то надеемся, что с внедрением поправок ситуация станет более простой и понятной для всех субъектов рынка недвижимости. Ведь если банки ранее должны были сообщать о сделке с недвижимостью в полном объёме, равном или превышающем 3 млн руб., то теперь в обязанности банков входит лишь передача сведений о проводимых через них расчётах на указанную сумму. Меньше хлопот будет и у клиентов банков – им не нужно будет предоставлять документы в банк, который каким-либо образом узнал о сделке.
«КВ»: - В комментариях обеспокоенных граждан фигурирует некий перечень чуть ли не из ста пунктов, по каждому из которых у населения и организаций теперь могут изыматься средства без объяснения причин.
Е. Силиченко: - То, о чём вы говорите, называется перечнем необычных операций (сделок). Проще говоря, это признаки, которые используются кредитными организациями для выявления подозрительных операций клиентов. В случае выявления таких операций банк информирует о них Росфинмониторинг и начинает проводить противолегализационные процедуры. Перечень этот действует с марта 2012 года, и за это время ни к какому изъятию средств без объяснения причин, как вы видите, его существование не привело. Изменения в этот перечень новыми поправками действительно внесены. Но их реализация направлена как раз на снижение количества признаков подозрительных операций и необоснованных отказов в проведении операций. А сам список признаков сокращён почти на 20% — за счёт исключения утративших свою актуальность, либо не применяющихся на практике. При корректировке перечня был принят во внимание уровень сформировавшегося к настоящему времени финансового рынка в стране и учитывалось использование достижений современных технологий. Более того, чтобы исключить возможность проведения чрезмерных противолегализационных процедур, в том числе отказа в проведении операций клиента по формальным основаниям, теперь недостаточно будет ссылки банка на какой-либо пункт из указанного перечня. У банка в каждом случае должны быть дополнительные основания для признания операции подозрительной. Новый перечень, конечно, вносит в работу финансовых организаций значительные коррективы, на их внедрение потребуется определённое время, поэтому в этой части поправки начнут действовать с октября 2021 года.
«КВ»: - В теории, вроде, понятно всё, но вот случаи бывают – посреди спокойной и рутинной жизни карта твоя вдруг блокируется из-за того, что на неё кто-то перевёл деньги, даже и сумма незначительная. Бежишь в банк, а у тебя требуют объяснений – откуда у вас подозрительные деньги? Как так? Я законопослушный гражданин. Может, мне долг вернули. Почему банк интересуется такими вопросами?
Е. Силиченко: - Каждый случай, конечно, уникальный и требует конкретного рассмотрения. Но вы в своём вопросе сами и предложили правильный алгоритм действий в таких случаях — обратиться с запросом в банк. Чаще всего в таких ситуациях достаточно ответить на все вопросы сотрудников банка, чтобы после разъяснения ситуации продолжать свободно распоряжаться своими средствами.
Газета «Камчатское время», любая перепечатка возможна только с разрешения редакции
http://kamtime.ru/, https://www.facebook.com/groups/467408566717439
https://www.instagram.com/kamtime_news/
https://www.tiktok.com/@kamtime_news?lang=ru-RU

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.