Трагедия в заповеднике. 6 лет спустя


Шесть лет назад, 26 декабря 2006 года, трагически оборвалась жизнь выдающегося камчатского натуралиста, научного сотрудника Кроноцкого заповедника Виталия НИКОЛАЕНКО, знаменитого на весь мир фотографа и неутомимого исследователя дикой природы.
Погиб Виталий Александрович на рабочем месте: его тело было найдено в полутора километрах от таежной избушки, где он жил и работал. Рядом — берлога медведя, послужившего причиной гибели. 40 лет НИКОЛАЕНКО посвятил нашему полуострову, 33 из них одному из самых его малоизученных уголков — Кроноцкому заповеднику. Во многом благодаря снимкам Виталия Александровича мир познакомился с Долиной гейзеров - уникальным природным феноменом нашего края. На Камчатку Виталий Александрович приехал в 30 лет, попал в Долину гейзеров… и остался там навсегда. Вначале как заведующий туристическим приютом, затем — как сотрудник заповедника: он был лесником, помощником лесничего, научным сотрудником. НИКОЛАЕНКО построил дом в Долине гейзеров и девять домов-кордонов, где жил и работал по девять-десять месяцев в году. Виталия Александровича как специалиста по медведям знали во всем мире, о нем снимали фильмы лучшие телекомпании России, Англии, Франции, Японии, Америки. Неоднократно и с огромным успехом проходили его фотовыставки как в различных городах России, так и за рубежом. Незадолго до трагедии, к 65-летию, вышел долгожданный фотоальбом «Камчатский медведь». Книга уникальна и ценна, в частности, тем, что разрушает обычные для городского жителя стереотипные представления о медведях.
НИКОЛАЕНКО сделал немало для сохранения природы и животного мира Камчатки. Стремясь спасти медведей от истребления, он организовал Лигу защиты камчатского медведя и дал ей название «Добрыня». Зимой и летом, «вооруженный» диктофоном, фотоаппаратом и видеокамерой, он проходил по медвежьим тропам тысячи километров, чтобы сделать уникальные кадры от выхода медведя из берлоги до укладывания в неё. Виталий не был противником охоты в принципе. До работы в заповеднике он сам был охотником-промысловиком, но всегда выступал против «охотников-бизнесменов», которые между деловыми поездками «заскакивают», чтобы убить зверя и улететь обратно. «Разбогатевшие коммерсанты, которым недостает потенции, необходимой для доказательства настоящей мужественности, политические деятели, стремящиеся завоевать себе популярность, быстро и без хлопот покупают себе здесь удостоверение своей смелости и отваги, чтобы, вернувшись домой, прославлять себя на страницах газет и иллюстрированных журналов». Виталий НИКОЛАЕНКО был солидарен с этим мнением другого исследователя дикой природы, писавшего об охоте в Африке, ведь на Камчатке все обстоит точно так же, только здесь в распоряжении «гостей» есть еще и вертолеты.
Виталий Александрович прекрасно знал об опасности дикого зверя, хорошо понимал, что такое медведь, но азарт то и дело побеждал осторожность. Достаточно просмотреть его  альбом, чтобы понять, с каким риском получены многие  фотографии. «Своих» медведей НИКОЛАЕНКО знал «в лицо» и давал им имена.
Виталий Александрович был счастлив в работе и в жизни. «Мне повезло: из всех разновидностей человеческого счастья судьба наградила меня нераздельностью работы и жизни, когда смыслом жизни становится увлекательный труд», — написал он в своей последней книге.
Та роковая встреча Медведя с Человеком, её обстоятельства и вся жизнь Виталия НИКОЛАЕНКО свидетельствуют: хотя «дружбы» между диким зверем и человеком нет и быть не может, целостная связь между природой и человеком всё-таки возможна.
Вклад В. НИКОЛАЕНКО в изучение медведей и природы Камчатки очевиден и признан. Виталий Александрович будет жить в сердцах сотен и тысяч его друзей, в его работах, фотографиях и фильмах. Человек, ставший легендой при жизни, перешагнул порог вечности.
«Медведь живет на своей территории. Потом приходит человек. Это чужеродное существо для медведя. Это чужеродное существо – враждебное. Не всегда враждебное… Пусть ты не приходишь к нему как враг, ты не стреляешь, не враждебен к нему… Но...Он вообще не признает никого, кроме себя. Зверь – он эгоист. Медведь – эгоист. У медведя нет дружбы и сотрудничества с особью, себе подобной. Вообще нет. У него нет никаких совместных действий. Есть только совместные действия в семье, когда медвежата подрастают, и вдруг находится какой-то противник, вот тогда они все вместе могут дать отпор. Вот это сотрудничество в агрессии может быть. Нет сотрудничества в добывании пищи… Вот в строительстве берлоги может быть сотрудничество, но мы его не наблюдали, я не могу точно сказать, когда семья с медвежатами начинает копать берлогу, хотя чаще они занимают чью-то берлогу, чуть ее подновляют. Если возвращаемся к человеку, значит, так. Я говорю: вот есть территория, где он сам по себе. Вы вторгаетесь. Чем ближе вы к нему подходите, чем ближе расстояние от его берлоги, тем он агрессивнее. Почему? Потому, что вы в нем вызываете страх. Причем, этот страх – оборотная сторона агрессии. Если вы вызвали в нем страх, что ему делать? Альтернатива: либо убегать, либо нападать». (Из последнего интервью Виталия  НИКОЛАЕНКО).
 

Исправте дату вначале заметки .. 26 декабря 2003 года... Третьего года.!!!..

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании