Добро пожаловать в АД!


 Письмо сыну
«26 лет назад, когда я ушел в армию, нынешняя Россия была большой империей, имела самые мощные и оснащенные силы. С нами, бойцами Советской Армии, особенно не церемонились – и так 23 октября 1984 г. твой папа отправился служить в далекий Приморский край, в прославленную 5-ю армию… И началась моя армейская жизнь с учебной дивизии, с затерянного где-то в дебрях Сихотэ-Алиня поселка Ляличи. Учебный артиллерийский полк, 9 батарея, старшина – земляк из Орджоникидзе (нынешний Владикавказ), холодная каптерка и рапорт с просьбой о переводе в линейное подразделение. Камень-Рыболов, Духовское, мотострелковый полк прикрытия госграницы, 9 рота, в/ч 39485. 720 дней в сапогах и прекрасные воспоминания о самых прекрасных парнях на этой земле – моих однополчанах.
 
Ну, если почесать тыковку – или маковку, кому как нравится, то можно вспомнить: земляные полы казармы, постоянно гаснущий свет и чувство голода, сны о будущей счастливой интимной жизни. Как приеду в любимый Киев, украшенный пирамидками цветущего каштана и благоухающий запахом розовой акации, как забегу в кофейню «Пражская», что на площади Льва Толстого, и нажрусь от пуза самыми вкусными пирожными…
А теперь часто вспоминаю своего ротного, капитана Ушомирского, кстати, земляка- киевлянина; политрука нашей роты, белоруса Бондаря; взводного Милащенко; ЗКВ Курмангалиева из Джезказгана; механика-водителя нашего «металла» Гинейко из Шяуляя, старшину Сапара из Алма-Аты, Жеку Пестерева из Кургана. В стесненных рамках статьи я не могу перечислить тебе всех моих сослуживцев, но поверь, «козлов» среди них не было – может быть, мне просто повезло.
 
что такое «тупить»
 
Тупить научился довольно-таки быстро, а соответственно с этим нехитрым понятием въехал в службу. Естественно, основная задача бойца Красной Армии – стоять в строю на плацу, демонстрируя своим придурковатым видом всю несгибаемую силу и мощь пролетарского гнева. За два года этих перестоев в неокрепшем рассудке созревает уверенное чувство ненависти к мировому империализму. Стояние на плацу бывает: взводным, ротным, батальонным, полковым и по особым праздникам – дивизионным, но стояние, как правило, прерывается ласковыми трелями командиров всего звена, вплоть до командующего армией, и один раз свезло стоять при министре обороны Соколове. Оно – стояние – иногда прерывается исполнением армейского рэпа под аккомпанемент или а-капелло. Самым запоминающимся концертом, безусловно, являлось исполнение гимна Родной страны...
В силу традиции, сложившейся в Русской, Советской, а теперь – и Российской армии, наряду с интенсивной боевой подготовкой личный состав войска интенсивно занимается хозяйственной деятельностью, а именно: уборкой зерновых и бобовых, картофельных и огурцовых, помидорных и плодово-ягодных культур. Не всегда себе на стол, зато – прямо в желудок, не всегда мытым и всегда сырым – и, как следствие, дизентерия: понос, «таблетка» (УАЗ-462), приемный покой госпиталя, лафа, некрасивые медсестры, чудесный Ханкайский пляж, теплый хлеб, парное молоко, ну, и вообще…
Обратно в полк, родная рота, полигон, учения, ну, маленькая война. Зараза Кязимов, граната почти под ноги, осколок в голень, естественно, через валенок, больно, обидно, получасовой кросс за этим…идиотом, обещание убить «суку такую». К сожалению, а может и к счастью, в пулемете нет патронов. А ведь говорил: «Товарищ капитан, давайте лучше я! На фига такие эксперименты?». В итоге я получил прикладом по башке, осколок вытащили пассатижами. Уроженец знойного Азербайджана Кязимов доживал на полковом овощехранилище, а сейчас, наверное, где-то в Москве рулит каким-нибудь «Черкизоном».
А еще хорошо, когда воюет соседний полк. Наша самая лучшая, «трижды» 9 рота, с гиканьем и улюлюканьем, а главное – с приготовленными, то бишь с заранее стыренными на дивизионных складах продуктами, ну там: кишмиш, тушенка- сгущенка, картошка-сушенка, морковка и лук – уходит в поля, на полигон то есть. Готовить мишенную обстановку с заранее проделанными дырами для братского Платоно-Оренбургского полка. Спрашивается, на фига дырявить фанеру? Можно ведь продать, ну, или обменять на парное молоко, мед и взаимность местных аборигенок. Все это, конечно, заманчиво, но потом воевать нам... По этому мы – мотостроители – работаем на совесть, и не за деньги, не за эту грязную бумагу, а за еду, которую мы так предусмотрительно стырили заранее. А парное молоко… Хрен с ней, с взаимностью, утром на зорьке заваливаешься в коровник после первой дойки и слегка поведенным голодом лицом и оттого огромными, не менее голодными глазами даешь понять селянке: «Дай молока! Зараза! Лучше не будет! Пожалуйста!!!» Эта фенька до сих пор прокатывает – кто ж откажет бойцу… Ну, и главное – дать понять, что завтра, может быть, придешь опять.
 
Я вас умоляю – зачем так изводить себя!
 
Заплати деньги, отдай барана, ну, или овцу! Таки можно было бы стать инвалидом или счастливым обладателем двух «короедов» и тещи. На худой конец вырвать себе-таки все зубы – шамкающих в армию не берут, как, впрочем, и грызущих батареи псевдо-умственно отсталых. Теперь эти беззаботные обыватели нашего содружества кичатся тем, как ловко они провели это «гребаное» государство, как была весела и беззаботна их «жисть», как приятна на вкус вставная челюсть, и что не жалко той овцы, барана и денег. Может быть, не спорю – зато они никогда не увидят восходящего над сопками солнца в тот самый момент, когда ты со своими товарищами штурмом берешь очередную высоту, стоя над теми, кого победил, ощущая пьянящее чувство победы, и никого нет роднее, чем эти чумазые морды, так же уставшие, как и ты, наблюдающие за тем, как печальная «Рыба» идет в зенит. И тогда твой взводный, ротный и замполит – не орущие дебилы, ничего не понимающие в колбасных обрезках, а старшие товарищи, знание и опыт которых позволили тебе победить в бою, а главное – сохранили тебе такой пустяк, как жизнь.
И тогда ты понимаешь, что не зря стоял в строю и орал гимн своей страны, умирал на полигоне, в кровь стаптывая ноги, окоченевшими руками вытирая вспотевший автомат, и бежал тот десятикилометровый марш-бросок, когда впервые почувствовал себя частью чего-то большого и целого, когда твои товарищи тащили тебя три километра на себе. Вообще-то за многое можно поблагодарить судьбу или провидение, что забросило меня в трижды проклятое Духовское.
 
Военное дело
 
Сын мой! Пишу я это не только тебе, моя скомканная и, возможно, не такая интересная история срочной службы очень похожа на армейские будни миллионов и миллионов мужчин нашего славного Отечества. Все мы, тогдашние бойцы Советской Армии, часто вспоминаем свои приключения так же, как Ярослав Гашек описывал «Похождения бравого солдата Швейка» – слегка преувеличивая удачи и старательно забывая ту грязь и мерзость, которой окружена армейская среда, к сожалению, без этого – никуда.
А «учиться военному делу настоящим образом» тебе придется: ведь ты хочешь стать профессионалом, а неучам в бою не везет. До автоматизма отточенные действия – твои и твоего подразделения – позволят в тяжелой ситуации выполнить приказ, остаться в живых и радоваться тому, что обязательно увидишь маму, сестру, бабушку, дедушку, любимую, ну и вообще…
Именно поэтому желая тебе удачного «похода в Ад», которым, безусловно, станет твоя флотская жизнь, хочу тебе напомнить, что православное учение, которое мы с тобой исповедуем, уже сейчас гарантирует всем российским воинам, честно исполнявшим свой долг, «в Царствии небесном – райские кущи», ибо сказано в писании: «Защита Отечества своего является делом богоугодным и священным».
 
Пара слов за морскую пехоту
 
Ну, для начала вспомним, как все ломали – три раза. Петр Великий её создал, Бедный Павел I упразднил. Кузнецов её воссоздал, а Малиновский разогнал, Гречко передумал – и с тех пор «полосатые дьяволы», носители черных беретов, прочно обосновались на всех четырех флотах нашей Родины. С развалом Союза у нуворишей хватило ума не уничтожать элитное соединение и сохранить уникальную боевую единицу, которой является современная, высокомобильная, постоянно готовая к бою морская пехота. Наиболее известные операции, проведенные «Черной смертью» (так промеж себя звали фрицы наших морпехов): Керченско-Феодосийская морская десантная операция, Новороссийская десантная операция, оборона Севастополя и Одессы, штурм Киркенеса, что в Норвегии, оборона полуострова Рыбачий в Баренцевом море, штурм Пиллау и Кенигсберга, освобождение Курил и легендарный десант на Шумшу.
Возвращаясь к пращурам, хотелось бы вспомнить морпехов адмирала Ушакова, штурмом овладевших Корфу и Неаполем; неувядаемой славой покрыли себя морпехи губернатора Завойко при жесткой обороне родного нам Петропавловска.
В нынешних непростых международных условиях руководство Российской Федерации и её Президент уделяют огромное внимание повышению боеспособности ставшей тебе родной морской пехоты за счет приобретения новых видов вооружения, качественно повышается уровень могущества частей и подразделений «черных беретов». Последним важным приобретением, пожалуй, будет десантный вертолетоносец «Мистраль» французской постройки – эта посудина существенно расширит боевые возможности экспедиционных сил флота, а, так как Россия теперь активно отстаивает интересы своих граждан по всему земному шару, наличие в боевых ордерах наших флотов «амфибийных» сил жизненно необходимо.
Простой пример: к сожалению, миротворческая операция против сомалийских пиратов не принесёт желаемых результатов, т.к. российский флот на данном этапе не может обеспечить боевую устойчивость соединения. После захвата побережья у нас быстро закончатся патроны, солярка и жрачка, и ваш бесполезный в данной ситуации героизм будут описывать псевдоисторики – такие, как Крис Бишоп. Для наглядности привожу иллюстрацию из его книги, напечатанной на русском языке для российской детворы. Обрати внимание: горит русский танк, убит русский танкист, а из кустов в твоих братьев палит английская легкая пехота. Вот и подумай, от кого тебе придется защищать нашу с тобой родину – Россию. Не дай Бог, конечно!
А вообще – с прошедшим днем рождения, желаю тебе счастья, терпения, здоровья и уверенности в своих силах, и помни – слабых обижать нельзя!
 
дети «времени»
 
Вот уже неделю, как в армию ушел сын «Камчатского времени», Андрюша Маслов. Теперь он военный разведчик, теперь он подслушивает и подглядывает за плохими дядями и тетями (в армии сопредельных государств в разведывательных экипажах используется женский труд). Благодаря его скромному вкладу дяденька Президент будет знать всё – ну, или почти всё… А ведь это так важно! Поэтому тебе передает привет вся сильная часть слабого пола объединенной редакции «КВ», «КП» и «Д». В общем, привет тебе от твоих любимых «юбок»! Хорошо веди себя, слушайся старших и – я тя умоляю! – не кушай сырых помидоров!»