Доктор БУГАЕВ всех не победил


 Доктор биологических наук Виктор Бугаев – один из тех людей, которые не оставляют окружающих равнодушными. Есть такая категория народонаселения, знаете ли. Ведущего научного сотрудника КамчатНИРО Виктора Фёдоровича одни называют рыцарем рыбохозяйственной науки, неистово скачущим на белоснежном Росинанте в авангарде борьбы с косностью и бюрократизмом, другие величают скандалистом, карьеристом и злобным брюзгою. Но и те, и другие сходятся в одном: доктор Бугаев – личность неординарная и творчески плодовитая.
 
Эта самая творчески плодовитая личность произвела на свет очередной труд,
поразивший в самое сердце и поклонников, и противников. Бугаев сочинил самые настоящие мемуары, всё же определив их жанр как «субъективную автобиографию».
От учёного мужа ждали чего угодно – очередного богато иллюстрированного
научно-популярного труда, участия в коллективной монографии.
Вышедший в свет в издательстве «Камчатпресс» фолиант, скромно названный «Лучшие годы нашей жизни», начал широко обсуждаться в узких кругах сразу после того, как его первые экземпляры пошли по рукам. В основном, в выражениях типа: «Бугаев приложил всех, и своих, и чужих», «Ради красного словца и родню не пожалел», «Вышел с открытым забралом», «Ага, свёл счёты и может сбежать на пенсию».
Сам автор в предисловии пытается убедить читателя, что лишь продолжает литературную традицию своих предшественников – старейшего сотрудника КО ТИНРО (так раньше назывался КамчатНИРО) Иннокентия Полутова («Давным-давно», 1995) и коллеги из ТИНРО Вячеслава Шунтова («Зигзаги рыбохозяйственной науки», 1994).
Бугаев признаётся, что первоначально он планировал назвать свою книгу «Всех не победишь», однако замечает: «Распечатав её начисто и прочитав в последний раз перед сдачей в типографию, вдруг передумал и на титульном листе вывел: «Лучшие годы нашей жизни»». И заранее пытается обезоружить недоброжелателей: «Если мои мемуары кому-то не понравятся, думаю, что любой желающий может сам издать свои воспоминания и описать рассмотренные события со своей точки зрения. Мы в разных условиях, но, к сожалению, говорить легче, чем писать».
Любитель цитат и крылатых фраз, доктор Бугаев (в своей книге отдавший 25
страниц из 188 подборке чужих изречений и афоризмов для научных сотрудников) кокетливо открывает свои мемуары цитатою из древнегреческого мудреца: «Мой труд написан не для удовлетворения вкуса современников». Итак, вперёд, читатель!
Вслед за Виктором Фёдоровичем мы коротко узнаём историю КамчатНИРО – Камчатского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. Читаем о том, как автор, маленький, с кудрявой головой, в начале 50-х годов бегал по песчаному камчатскому пляжу (будущий доктор наук родился в Тиличиках) в поисках выброшенного морем угля. О мире юности, геологов и учёбы. О том, как хотелось автору стать океанологом, но он поступил в ДальрыбВТУЗ на специальность «Ихтиология и рыбоводство». И как это стало делом всей жизни Виктора Бугаева. О нелёгких годах молодого специалиста, о семейных неурядицах, о счастливых минутах и тяжёлых днях, о коллегах, друзьях и недругах…
Можно соглашаться или не соглашаться с автором в оценке тех или иных
персонажей или ситуаций мемуаров (наиболее яркие образчики оценок приведём чуть ниже), однако сразу отдадим должное Виктору Фёдоровичу: он видит людей и явления не упрощённым черно-белым взором идиота, а в многоцветии гармонии хорошего и плохого. Даже о своих научно-бюрократических супостатах, попивших немало учёной кровушки, Бугаев старается отзываться объективно. Об одном из директоров института Станиславе Коновалове он на одних страницах пишет: «Применил некорректный метод», «Не делает ему чести», а дальше отзывается так: «При его руководстве в институте резко повысилась комплексность рыбохозяйственных исследований, институт сильно вырос и окреп». И признаётся: «Несмотря на то, что пришлось всю жизнь «воевать» со Станиславом Максимовичем, много лет спустя у меня в душе к нему нет негатива». И эти оценки – не бугаевская непринципиальность, а зрелое умение видеть обе стороны медали, хорошее и плохое в одном человеке. Так же многогранно автор отзывается о коллегах по институту Жанне Зорбиди, Борисе Вронском, о ряде других соратников и соперников по научной работе.
«Научные институты в нашем Отечестве в настоящее время – это особый мир шекспировских страстей, замешанных на менталитете людей, выросших при «развитом социализме», а сейчас продолжающих жить в эпоху развития и строительства капитализма в России после провалившегося строительства коммунизма в СССР», – пишет Виктор Бугаев. «Научные институты, лаборатории в них, научные группы состоят из обыкновенных людей со своими достоинствами и недостатками. Именно этот контингент «двигает» или на какое-то время «передвигает назад» эту самую науку в меру своих способностей. И счастье, что люди (со своими как положительными, так и отрицательными идеями) не бессмертны, благодаря чему в науке и происходит в конечном итоге прогресс». Сказано жёстко – но честно, без экивоков и умолчаний.
Именно о рыбохозяйственной науке – мемуары Бугаева. Мы как-то забываем, что почти восемьдесят лет существующий КамчатНИРО – это не только Крохин и Крогиус, Лагунов и Куренковы, Грибанов и Панин. Отцов-основателей и первопроходцев уже давно нет. Последние десятилетия рыбохозяйственную науку на Камчатке делают люди, которые ходят по земле рядом с нами. Это и сам автор «Лучших годов нашей жизни» Виктор Бугаев, и его сегодняшние коллеги – Владимир Дубынин и Жанна Зорбиди, Алексей Токранов и Владимир Карпенко, Алексей Маслов и Сергей Коростелев. Можно принимать или отрицать оценки мемуариста, называть его очернителем или подхалимом, но – несомненно одно: он в меру сил пытается описать объективное, на его взгляд, состояние науки, которая давно стала делом его жизни.(Кстати, не зря большой раздел книги, называющийся «О некоторых коллегах и друзьях», рассказывает о людях, встретившихся на жизненном пути автора – здесь личные впечатления Бугаева от многолетней работы и контактов с рядом коллег.)
Отдадим должное Виктору Фёдоровичу ещё и за то, что он, даже возражая своим оппонентам, прежде доводит до читательского сведения их аргументы: так, Бугаев вначале полностью приводит текст выступления биолога Владимира Зыкова, резко выступившего против бугаевской идеи (на мой взгляд, нелепой – А.П.) заняться рыбохозяйственной деятельностью в Кроноцком озере и даже предложившего ввести единицу измерения экологической безграмотности «один бугай». И лишь потом говорит, что не отказывается от своего желания наладить промысел нерки на территории заповедника.
Виктор Фёдорович Бугаев всех не победил (не зря изменил название книги). Да он ведь и не ставил целью – побеждать. Потому что жизнь – не только борьба. Для учёного мужа жизнь, если верить его тексту – это и любимая работа. И многое, многое другое...
При всём том, что чтение «Лучших дней нашей жизни» – занятие небезынтересное и душеполезное, к тому же приносящее новые познания – на мой взгляд, по большому счёту книга Виктору Бугаеву не удалась. Жаль, что не нашлось рядом квалифицированного редактора, что смог бы посоветовать автору не смешивать под одною обложкою представляющие несомненный интерес для читателя факты и оценки современной рыбохозяйственной науки с какими-то дрязгами автора. Вячеслав Шунтов, которого автор считает предшественником своего экзерсиса, всё же писал в своих «Зигзагах…» исключительно на основную тему, не выставляя напоказ приватное бельё. Редакторские ножницы могли бы, избавив читателя от хитросплетений личной жизни автора, позволить книге состояться по-настоящему.
Судя по всему, Виктор Бугаев, взяв в руки вышедший из-под типографского станка томик, понял это – жаль, запоздало. Именно поэтому, подписывая мне «Лучшие годы», он предугадал: «Всё равно ничего хорошего ты обо мне не напишешь». Предугадал – но не полностью...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании