Котиковая лаборатория

 
Окончание статьи. Начало в «КВ» от 26 июня 2019 г. (http://kamtime.ru/node/4348). 1 июля исполнилось  60 лет лаборатории по изучению морских млекопитающих КамчатНИРО

Мы присоединяемся к поздравлениям коллег и желаем юбилярам дальнейшего процветания и творческих успехов!
...Основным местом базирования лаборатории стал остров Беринга. В 1959 году на Северном лежбище было построено три домика - два для промысловиков и один для научных сотрудников. На о. Медном небольшое сезонное селище близ Юго-Восточного лежбища было обустроено в следующем, 1960 г. На момент формирования штат состоял из пяти сотрудников: заведующего П.Г. Никулина, младших научных сотрудников С.В. Маракова и Г.А. Нестерова и старшего лаборанта В.А. Волкова (лаборант Г.М. Яковлев вернулся с о. Беринга на родной о. Медный и стал учеником радиста), ещё одна вакансия м.н.с. оставалась свободной. Часть сотрудников жила на Командорах постоянно, другие приезжали на полевой сезон.
Жди кота!
«Жди кота. Первый появился», - шутили о Никулине алеуты. Петр Георгиевич был личностью поистине легендарной. До 1917 г. он учился в городском училище г. Барнаула, затем 11-летний подросток был вынужден уехать с родителями в сельскую местность. Там, повзрослев, он окончил пчеловодческие и столярные курсы, содержал пасеку, а зимой промышлял пушного зверя. Не имея иной возможности, Пётр занимался самообразованием, в этом ему помогали старший брат-фармацевт и сестра-учительница. Он не только постиг азы наук, но и великолепно музицировал.
Осенью 1928 г. Никулин был призван в ряды Красной Армии и служил в 25-м отдельном конно-артиллерийском дивизионе кавбригады Рокоссовского (ст. Даурия, Забайкалье). Там он стал членом ВКП(б) и летом 1930 г. по направлению политотдела поступил на рыбоводно-биологический факультет Дальрыбвтуза (г. Владивосток). В Тихоокеанском институте рыбного хозяйства (с 1934 г. - ТИНРО) Пётр начал работать ещё студентом. В 1932-1934 гг. изучал ластоногих на звероботе «Нажим» (именно «Нажим» открыл советский зверобойный промысел на Дальнем Востоке) и там же познакомился с Г.И. Фонаревым - легендарным капитаном затёртой во льдах шхуны «Чукотка». С 1937 г. как специалист по зверобойному промыслу от ТИНРО работал в составе Чукотской комплексной землеустроительной экспедиции Наркомзема РСФСР и более двух лет прожил в посёлке Уэлен. Одно время его проводником был младший сын не менее известного золотоискателя Бента Волла.
Вернувшись во Владивосток, Никулин занял должность заведующего отделом морских млекопитающих, а в марте 1941 г. защитил диссертацию «Чукотский морж». В годы войны он окончил Хабаровское военнополитическое училище, служил в Приморье, Костромской области и Подмосковье. В 1945 г. принимал участие в трёх парадах на Красной площади, в том числе Параде Победы (24 июня), за который был удостоен благодарности, подписанной лично Сталиным.
После демобилизации Петр Георгиевич вернулся на прежнюю должность и продолжил работы по изучению ластоногих. В декабре 1952 г. его направили в КоТИНРО «для организации исследований и определения запасов морзверя в районах строительства моторо-зверобойных станций», с 1955 по 1959 он возглавлял Камчатское отделение. Никулин являлся одним из наиболее опытных специалистов в области изучения дальневосточных морских млекопитающих, и был избран действительным членом Международной комиссии по котикам. Полевые исследования на островах проводились ежегодно. Котиковая лаборатория следила за динамикой численности и разрабатывала рекомендации по объемам и способам добычи зверя. А ещё образование этого отдела удивительным образом совпало с формированием Северо-Западного лежбища.
Котики приходили на этот берег и раньше. В 1930-х гг. в бухте Кирпичной держалось до 300 холостяков и бездетных маток. Е.Д. Ильина слышала от старых алеутов, что «их деды тайно промышляли котиков на неизвестном лежбище в районе западной части Северного побережья». Но гаремов не было. Всё изменилось в 1959 г., когда родились первые 50 щенков, в 1964 - их было 1  250, а ещё через два года - 4  042. Никулин объяснял высокий темп прироста увеличением общего поголовья командорской популяции, что в свою очередь было обусловлено заключением Международной конвенции «О сохранении морских котиков северной части Тихого океана». В 1967 г. он высказал предположение, что образовавшееся лежбище по численности и перспективе освоения может не только сравняться с Северным, но и превзойти его. Так и вышло: сегодня оно является самым популярным у туристов, а по численности ненамного уступает Северному.
Первыми за зарождением нового лежбища наблюдали С.В. Мараков, Г.А. Нестеров и Г.М. Яковлев. Регулярный мониторинг на протяжении многих лет проводил другой выпускник пушно-мехового института - Д.И. Чугунков. Дмитрий Иванович пришёл в лабораторию в 1962 г. и проработал в ней более 33 лет, но мало кто знает, что с островами он связал судьбу раньше, в течение года (1958-1959) возглавляя Командорский зверокомбинат. Основными объектами исследований были котики и их соседи сивучи.
Первые годы каланов изучали по собственной инициативе. В 1960 г. учет проводил С.В. Мараков, ему ассистировал В.А. Волков. После обследования акватории охотовед внес предложение проводить выбраковочный отстрел с марта по октябрь, по 15-20 зверей в год. Но инициатива не получила поддержки, выбраковки стали проводить позже, с 1969 г. Темой каланов официально занимался Б.В. Хромовских. Борис Ванифатьевич окончил Иркутский гос. университет в 1963 г. и долгое время был единственным зоологом с университетским образованием (выпускник Московского гос. университета В.Ф. Мужчинкин, изучавший ластоногих в 1960-1963 гг., уволился по истечению срока контракта). П.Г. Никулин возлагал на молодого грамотного специалиста большие надежды и, уходя, рекомендовал на свое место. Просьба была удовлетворена. Хромовских исполнял обязанности заведующего в течение 4-х лет, но затем вернулся на должность старшего научного сотрудника.

Дом научников.
До 1976 г. Борис подолгу жил и работал в бухте Глинке на о. Медном: проводил учеты, изучал экологию, а также принимал участие в животлове и передержке морских выдр. В сентябре 1969 г. он предпринял первую попытку переселения животных на о. Беринга, тогда были доставлены первые 3 особи.
В августе следующего года с о. Медного перевезли партию из 22 каланов, в числе которых было 8 самок. Идея выглядела безнадежной, но с начала 1980-х гг. животные сами освоили путь миграции и быстро заселили акваторию о. Беринга.
Состав лаборатории менялся. В 1960 г. С.В. Мараков уехал в Киров, в 1970 г. П.Г. Никулин вышел на пенсию. Яркий след в научных исследованиях оставил Вадим Мужчинкин, но его пребывание было слишком кратким. В то же время в 60-х сложился мощный костяк, долгие годы остававшийся неизменным: Г.А. Нестеров, Д.И. Чугунков, Б.В. Хромовских, в 1965 г. к ним присоединился выпускник Херсонского СХИ зоотехник Ф.Г. Челноков. Первые трое были ровесниками, все 1933 г. рождения, а Фред Георгиевич моложе всего на пару лет. Люди одного поколения. Схожесть научной школы, единство взглядов и жизненных позиций со временем сформировали устоявшийся внутренний уклад.
Но наука не терпит консерватизма. В 80-х старый подход стал серьёзной препоной, тогда же в 60-е, все были молоды, хороши собой и полны сил. Одним из наставников командорских наблюдателей был научный сотрудник ТИНРО Н.Ф. Касьянов. Николай Федорович приезжал на о. Беринга в 1959, 1960 и 1963 гг., последний раз - как представитель Госкомитета рыбной промышленности в составе комиссии, проверявшей качество первичной обработки шкур. В августе 1959 г. он проводил подсчет методом прогона и массовое мечение черненьких котиков. В июле следующего вместе с Мараковым делал выбраковку старых и больных секачей, клыки животных собирали для определения возраста. Максимально полные сведения были необходимы для перезаключения в 1962 г. Международной конвенции. В том же 1962-м Касьянов разработал проект Положения об организации и ведении котикового хозяйства. Он искренне радел за развитие в отрасли и по мере сил боролся с недостатками: плохим оснащением отечественных экспедиций и попытками осуществлять промысловую добычу в рамках научных квот (в основном этим грешила Япония, но иногда злоупотребляли и российские чиновники).
Уехав с Дальнего Востока, Касьянов стал старшим инженером Министерства рыбного хозяйства СССР. В начале 1970-х гг. судьба вновь свела его с Г.А. Нестеровым, они проводили эксперимент по доращиванию детенышей тюленя до стадии меховой серки на беломорской ферме «Зимняя Золотица».

Дом промысловиков.
Изучением млекопитающих занималась не только котиковая лаборатория. Учёты также проводили инспектора госрыбвода. В 1959 г. данные о привале котиков предоставил инспектор И.В. Одинцов, в 1960-1962 гг. госинспектором работал В.А. Осипов. Но самой выдающейся личностью был сменивший его Е.П. Томатов. Егор Петрович (1927 г.р.) имел всего 4 класса образования, но обладал ясным пытливым умом. Он приехал на Командоры в 1955 г. и ещё в бытность каюра зверосовхоза изучил каждую сопку и бухточку. Около 1962 г. он перешёл в рыбоохрану и продолжил регулярные полевые работы, в частности, проводил систематические учеты каланов, чего прежде никто не делал. Не имея возможности лично опубликовать богатейший материал, он щедро делился им с коллегами. На его наблюдения ссылались И.И. Барабаш-Никифоров, С.В. Мараков и другие.
В 1966 г. на должность районного инспектора заступил выпускник Иркутского СХИ биолог-охотовед В.Е. Пинигин. С ним приехал друг и однокурсник В.Г. Прянишников. Томатов также остался в рыбводе. В феврале 1968 г. во время зимнего учёта млекопитающих в южной части о. Беринга инспектора зафиксировали более 7  000 сивучей и - впервые за сто с лишним лет - группу из восьми каланов, включавшую самку с детенышем! Так был установлен первый случай естественной миграции животных с о. Медного. Насыщенная экспедиция была красочно описана на страницах «Алеутской звезды». Валентин Пинигин и Владимир Прянишников (на первом фото) с восхищением рассказывали о виртуозных навыках своего проводника. «Каюр стоял на краю обрыва, осматривал панораму долины речушки Перегребной. Картина впечатляющая: крутой обрыв под ногами метров на 200, долина речки с густым кустарником зажата со всех сторон островерхими высоченными сопками. <…> Снег, снег, снег... На фоне снега не видно дна... Все сливается в сплошную белизну <…> Подъем на противоположную сторону пади так крут, что страшно смотреть и не верится, что на него нужно забираться, да еще тащить нарту с собаками: ведь сплошной лед и крутизна чуть не вертикальная! <…> Чем ближе мы приближались к мысу Манати, тем отвеснее и грандиознее вставала стена как бы срезанных по вертикали гор. У подножья страшных обрывов – узкая полоска лайды. <…> Громады сосулек гирляндами свешиваются над страшной бездной».
Годом ранее инспектор Томатов и м.н.с. Челноков сделали не менее удивительную находку. Во время планового обхода они обнаружили в бухте Буян размытый штормами пласт с грудой костей - место промысловой стоянки XVIII века. Удалось идентифицировать черепа и кости трех морских коров, 10 каланов, нерп, котиков, а также собак. Некоторые сохранили следы рубки.
В 60-х ещё не было принято делить достижения на «свои» и «чужие»: и КоТИНРО, и рыбвод занимались одним общим делом. Работали, искали и порой совершали невозможное. Была у этих ребят ещё одна общая страсть - все они были отличными фотографами-анималистами. Кто-то прилагал иллюстративный материал к отчётам, иных увлекала художественная сторона. Работы выигрывали фотоконкурсы. Жаль, что о большинстве из них остались лишь воспоминания да мутные оттиски на страницах пожелтевших газет... Человеческая память коротка.
Проводя современную съёмку с квадрокоптеров, никто не задумывается, что методика фотофиксации была разработана Стейнегером ещё в конце XIX в. Мы слишком мало знаем даже о тех, кто работал всего полвека назад. А как хорошо было бы собрать фотографии, полевые дневники и вновь окунуться в этот удивительный мир - мир надежд и бескорыстных устремлений.
Наталья Татаренкова, начальник отдела сохранения историко- культурного наследия ФГБУ ГПБЗ «Командорский» им. С.В. Маракова.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании