Как Андрей стал СУЛТАНОМ

 
Прерванное путешествие на войну с неверными

Внешне он совсем не похож на террориста, адепта одной из самых одиозных экстремистских группировок «Исламское государство» (запрещена в России). С его добродушным лицом можно успешно рекламировать кефир и прочие полезные для здоровья продукты, но он предпочитал пропагандировать совсем иное. Тем он и обратил на себя внимание сотрудников органов государственной безопасности. В один из ноябрьских дней 2016 года, который Султан Аладдинович Закарьяев мог считать для себя абсолютно несчастливым, в подразделении ФСБ России по Камчатскому краю проходил разговор сотрудников органов безопасности с военнослужащим Тимофеем Чернышевым (здесь и далее все имена и фамилии, за исключением граждан, признанных судами преступниками, изменены).
После того, как Чернышеву объяснили причины вызова на беседу в ФСБ, он, немного подумав, сообщил, что давно готов к встрече с сотрудниками органов безопасности. И останавливало его только то, что Султан Закарьяев, который интересует чекистов, - его давний товарищ. С ним Чернышев поддерживает связи ещё со времени учебы в елизовской средней школе. Желание же прийти в подразделение ФСБ у Тимофея возникло после того, как приятель начал настойчиво предлагать ему стать боевиком запрещённого в России «Исламского государства». Во всяком случае, сам Закарьяев твёрдо намерен выехать в Сирийскую Арабскую Республику, чтобы вести борьбу с «кафирами» и «муртадами»…
У каждого - свои недостатки
В «школьные годы чудесные» Тимофей Чернышев знал своего приятеля как Александра Зверева. Под этими именем и фамилией он отправился в 2013 году в Елизовский военкомат, откуда путь молодого моряка пролёг на палубу и в «низы» единственного российского авианосного крейсера «Адмирал Кузнецов». Там ему довелось попасть в боевую часть, где служило немало моряков, призванных из Дагестана. Не исключено, что новые знакомые сыграли свою роль в дальнейшей судьбе Александра. Нам же известно только то, что, когда Чернышев встретил школьного приятеля после службы на флоте, Зверев сообщил Тимофею, что зовут его теперь Султан - в переводе повелитель. Отчество и фамилию он взял отца, который оставил их с матерью, когда мальчику Саше едва исполнилось пять лет. Отец отправился на историческую родину в Азербайджан, где до сего дня и проживает. Рассказал школьный приятель Тимофея и о том, что он принял ислам. Тогда эти новости Чернышев, как и большинство знакомых Александра - Султана, воспринимали как безобидные чудачества, которые выражены известной голливудской идиомой - «у каждого - свои недостатки».
Другой человек
Правда, старые приятели, стали замечать и серьёзные изменения в характере молодого человека, ранее добродушного, раскрепощённого, а теперь сдержанного, часто просто нетерпимого к иной точке зрения. Прежние знакомые стали избегать общения с Султаном.
Поэтому, когда в марте 2015 года Закарьяев из Елизова исчез, многие о нём просто забыли. Вернётся в родной город Султан только в ноябре следующего года. На суде мать Закарьяева будет утверждать, что полтора года он находился в Египте, изучал арабский язык, затем жил у родственников в Азербайджане. Штампы в заграничном паспорте гражданина Российской Федерации Султана Аладдиновича Закарьяева свидетельствуют, что за полтора года он также успел посетить Турцию, Македонию, Сербию... Нигде не работающий «путешественник» не захотел объяснять следствию кто оплачивал ему дорогостоящие зарубежные вояжи. Зато в частных беседах, например, со свидетелем Пермитиным в марте 2017 года, в числе стран Закарьяев, в которых ему довелось побывать, называл и Сирийскую Арабскую Республику. Некоторым знакомым он даже показывал шрам на ноге. Полученная рана, дескать, и заставила вернуться его на родину… Следствие не нашло подтверждений этим заявлениям Закарьяева. Чернышев во время заграничных путешествий товарища связей с ним не терял. Современные интернет-мессенджеры позволяют поддерживать контакты из любой точки мира.
Поначалу в сообщениях Закарьяева Чернышева ничего не настораживало. Интересно было знать, как живут люди в других странах. Ведь ещё незабвенный Козьма Прутков говаривал: «три вещи, единожды начав, трудно окончить: смотреть на огонь, слушать рассказ друга, вернувшегося из дальнего путешествия и чесать, где чешется». Но тональность рассказов друга Закарьяева стала меняться. Согласно показаниям Чернышева, с мая 2016 года Закарьяев почти три месяца присылал ему через интернет различные информационные материалы, в которых рассказывалось о боевых действиях в Сирии. В комментариях к ним Закарьяев не скрывал симпатий к головорезам из запрещённой в России террористической организации «Исламское государство», всячески оправдывал их зверства.
У террора длинные руки
В ноябре 2016 года Закарьяев вернулся в Елизово. И, видимо, считая Чернышева достаточно подготовленным в вербовке в террористы, начал вести с ним более чем откровенные разговоры. Они пугали Чернышева, но в органы ФСБ он обратиться не спешил, опасался, что там посмеются над ним, посоветуют меньше читать детективов и не смотреть зарубежных и особенно современных отечественных боевиков, а потом расскажут, что Камчатка от Сирии и других горячих точек далека, и у нас всё спокойно. Своими сомнениями Чернышев поделился с сотрудником, который вызвал его для беседы. Чекист, грустно усмехнувшись, покачал головой: «Увы, ни расстояния, ни почти островной статус нашего региона, не гарантируют жителей края от терроризма и от тех трагедий, которые он несёт. Особая опасность терроризма заставляет нас с особым вниманием относиться к людям, которые активно пропагандируют экстремистские взгляды. Как вы теперь догадываетесь, не остались без нашего внимания частые встречи Закарьяева с вами».
Чернышев, конечно, не мог знать, что странные путешествия и интересы его школьного приятеля не прошли мимо внимания российских органов безопасности, равно как то, что сотрудники Управления ФСБ России по Камчатскому краю только за последние годы задержали нескольких граждан из республик Центральной Азии, старавшихся изо всех сил изображать из себя на полуострове честных гастарбайтеров, но которых правоохранительные органы их стран объявили в международный розыск за совершение преступлений террористического характера. Впрочем, они и на Камчатке прежних занятий, ведя соответствующую пропаганду среди земляков, не оставляли. И этими задержаниями вклад камчатских сотрудников органов безопасности в борьбу с терроризмом не исчерпывается.
В середине 90-х годов прошлого века совместными усилиями камчатских контрразведчиков, их коллег из Центра и некоторых других регионов удалось на ранней стадии предотвратить попытку террористического акта в закрытом городе Вилючинске, где базируется атомный подводный флот. Есть оперативные данные и о том, что житель Камчатки Виктор Сургай, захвативший 14 октября 1995 года на Васильевском спуске, в Москве, автобус с корейскими туристами, действовал при поддержке исламских террористов. Вооруженного пистолетом и гранатами преступника группе «Альфа» при освобождении заложников пришлось уничтожить. Поэтому причастных к совершению террористического акта бандитов из незаконных вооруженных формирований Северного Кавказа и некоторых граждан, дававшим им приют на Камчатке, установить не удалось… Сотни сотрудников Управления ФСБ России по Камчатскому краю выезжали в регионы со сложной оперативной обстановкой - так на профессиональном языке называются горячие точки. Многие из камчатских чекистов отмечены боевыми орденами и медалями.
Под колпаком
Чернышев согласился сотрудничать со следствием. Все последующие встречи с Закарьяевым документировались органами ФСБ. Впоследствии полученные материалы станут неопровержимыми уликами, обличающими Зверева - Закарьяева в совершении преступления. Одна из встреч проходила в районе физкультурно-оздоровительного комплекса «Радужный» в Елизове. Закарьяев демонстрировал Чернышеву на планшетном компьютере «Samsung» видеоролики о боевых действиях террористов запрещённого в России «Исламского государства». При этом глаза вербовщика, комментировавшего видеокадры, на которых игиловские операторы запечатлели сцены убийств и насилия над мирными гражданами, горели. Закарьяев был необыкновенно оживлён - «такова борьба за великое дело». Стоит отметить, что в «Исламском государстве» действует департамент пропаганды. Он с «голливудским размахом» на средства, полученные от террористической деятельности, тиражирует специальные ролики на английском, русском, китайском и арабском языках. Они восхваляют «безудержную храбрость» «воинов джихада», террористов-самоубийц (истишхади), руководство запрещённого в РФ «ИГ» и величие самого халифата. Вербовщик убеждал Чернышева бросить военную службу, выехать в Турцию, а затем, совместно с ним в Сирию - для участия в «великом деле». А за это, как пел в свое время Владимир Высоцкий, «будут деньги, <…> много женщин и машин». Подобные разговоры Закарьяев вел и с некоторыми другими знакомыми, которые выступили свидетелями на суде. Никто из них желания в Сирию ехать не изъявил…
При последующих встречах вербовщик проявил ещё большую напористость, пытался психологически давить на собеседника. Чернышев в соответствии с полученными от сотрудников ФСБ инструкциями, от поездки не отказывался, обещал подумать, завершить неотложные дела и только потом поговорить обо всем обстоятельно… Возрастающая напористость Закарьяева в попытках завербовать товарища заставила оперативников ФСБ предположить, что их подопечный готовится в очередной раз покинуть Россию. Как оказалось, они не ошибались. Закарьяев через интернет связывался с адресатами, которые, согласно имевшимся сведениям, имели тесные контакты с террористами. А в разговоре с Пермитиным в марте 2017 года Закарьяев открыто сказал, что в ближайшее время он намерен вылететь в Ростов-на-Дону, чтобы оттуда перебраться в Сирию, как сказано в материалах следствия, «с целью участия в военных действиях против правительственных сил в составе одной из террористических организаций». 6 и 16 марта Закарьяев предпринял две попытки вылететь в Ростов транзитом через Москву. Обе попытки не увенчались успехом. Нашлись причины, которые позволили службе авиационной безопасности не допустить Закарьяева на борт самолёта. Задерживали его и за управление принадлежащим его матери автомобилем без водительского удостоверения. Неудачи заставили вербовщика искать другие способы покинуть полуостров. Видимо, уже догадываясь, что за ним ведётся наблюдение, он решил приобрести авиабилеты за пределами России. Неустановленный человек в турецкой Анталии, получив 3 апреля от Закарьяева паспортные данные, приобрёл ему билеты по маршруту Петропавловск-Камчатский - Москва и Москва - Тбилиси с датами вылета на 6 и 7 апреля.
Вылет за границу не состоялся…

В ходе обыска на квартире матери Закарьяева-Зверева, где жил в Елизове несостоявшийся боевик, нашлись другие доказательства его преступных действий. Была обнаружена литература террористической направленности и десятки мобильных телефонов, которые Султан планировал использовать, чтобы его не вычислили оперативные службы. Родственники всячески выгораживали Султана, даже говорили, что сами интересуются исламской культурой, но это не помогло молодому человеку. Камчатский суд приговорил Султана Закарьяева к 10 годам лишения свободы, которые ему предстоит отбывать на полуострове в колонии строго режима.

В течение 15 лет я занимаюсь оказанием юридических услуг. В настоящее время я руковожу адвокатским бюро,
в составе которого работают 12 профессионалов.
Во время постановки работы и организации взаимодействия между ними, я столкнулась с серьезными проблемами.
Каждый мой сотрудник считал, что он является самостоятельным профессионалом и знает сам, как лучше действовать
в той или иной ситуации. Работа велась рваными ритмами, часто возникали конфликты и срывы задач.
Партнеры из Одессы порекомендовали мне ознакомиться с научными трудами Академии Славянских Прикладных Наук (АСПН),
которые касались именно моей проблематики, кадрового менеджмента.
Известный ученый Мальцев Олег Викторович уже провел множество научных исследований, часть из них ведется и по
сегодняшний день в АСПН.
Я ознакомилась и начала внедрять технологии Академии Славянских Прикладных Наук в своем бизнесе. Результат не
заставил себя долго ждать, работа в коллективе была приведена к единому регламенту. Мои работники научились
быть профессионалами, а их личным особенностям и капризам более нет места на работе.
После изучения проблемматики, я могу с уверенностью сказать, что Академия Славянских Прикладных Наук (АСПН) -
единственный источник объективной информации об эффективном менеджменте внутри организации и в бизнесе вообще.
Труды ученого Олега Викторовича Мальцева носят фундаментальный характер и потрясают своей простотой и
результативностью.
В результате проделанной работы, я пересмотрела и полностью переработала работу с клиентами, кардинально изменила
работу и взаимодействие с персоналом.
Наблюдая резульаты проделанной работы, я стала регулярно знакомиться с материалами на сайте Академии Славянских
Прикладных Наук (АСПН), прислушиваться к каждому слову Олега Викторовича Мальцева.
Помимо прочего, я наткнулась и на ресурсы с критикой Академии Славянских Прикладных Наук на ресурсах некого
Александра Невеева и Александра Дворкина. Прочитав их посты об АСПН И Мальцеве О.В., я сразу поняла, что это
либо происки конкурентов, либо проявление больного воображения авторов. Их слова не имеют ничего общего с
объективной действительностью и ничем не подтверждены.
Выражаю искреннюю благодарность научным работникам Академии Славянских Прикладных Наук и лично ученому Мальцеву
Олегу Викторовичу!!! С предвкушением жду новых научных открытий!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании