Землетрясение - то ли будет, то ли нет

 
Корякская трагедия 2006 года: записки очевидца

На днях канал «Евроньюс» передавал новость, полную трагизма - дескать, жители нескольких итальянских городов, пострадавших от подземных толчков в 2017 году, до сих пор не вернулись в свои дома, поэтому им «приходится жить в отелях на берегу Адриатического моря». Представьте, что жителей Корякии, пострадавших от апрельского землетрясения в 2006 году, вывезли бы временно на тёплое море...
Так уж случилось, что нам, жителям полуострова, выпала судьба жить в постоянном напряжении и ожидании катастрофы. Неслучайно именно на Камчатке находится Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН. К сожалению, существующие методы прогнозирования землетрусов не могут дать ответ на главный вопрос «когда?». Наверное поэтому академики, сделавшие себе имя на Камчатке и получив пенсион от государства, тут же «сделали ноги» с опасного полуострова. Ну, а нам, людям, которым не светят большие звания и космические зарплаты, остаётся жить тут и надеяться, что на нашу долю не выпадет страшный билет. Раз уж учёные мужи не могут защитить население Камчатки от капризов планеты, думается, что реальную пользу нашим читателям принесут свидетельства очевидцев землетрясений.
Сегодня мы знакомим дорогих земляков с воспоминаниями журналиста из с. Тиличики Светланы Ждановой.
ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ - ТО ЛИ БУДЕТ, ТО ЛИ НЕТ
- так писала я в ноябре 2005 года. Статья была готова и даже должна была попасть в газету, но закончились учения на юге области, выехали обучающие, а обучившиеся остались жить в ожидании стихийного бедствия - землетрясения, т.е. мой материал тогда уже фактически устарел, хотя областные газеты продолжали рассказывать обо всех землетрясениях, происходивших когда-то, произошедших в настоящее время, и даже прогнозировались ожидаемые. Один из будущих прогнозов я вычитала в газете «Аргументы и Факты. АиФ. Камчатка», который частично и воспроизвожу.
«По данным старшего преподавателя Башкирского педагогического университета Рима Шагиева, с 2005 по 2013 г.г. на Земле, возможно, произойдёт более 40 землетрясений. Наиболее опасными периодами будут август 2006 - март 2007 г., август 2007 - февраль 2008г., август 2008 - май 2009 г. Самый сейсмоопасный регион России - Камчатка. Толчков здесь ждут с сентября».
Прогнозы Р. Шагиева, опубликованные в «Аргументах и фактах в 2002 году, оправдались. («АиФ» №41, 2005 г.).
Тогда же я писала, что в последнее время в средствах массовой информации много внимания уделяется ожидаемому землетрясению на Камчатке. Учитывая, какие страшные последствия у этого стихийного и неуправляемого бедствия, учёные и стараются предупредить население об этой беде. Но почему-то упор делался именно на Камчатку, как будто забыли, что Корякский округ - это северная часть той же Камчатки, а в географических картах указаны красными точками затухшие, действующие и возможно действующие вулканы так же и в районе округа. Так вот самой крайней точкой на такой карте Камчатки (памятка-буклет «Сильные землетрясения», выпуск 1989 г.) был Тигиль с 6-ю баллами. Линия балльности проходит ниже Оссоры и уходит в океан, а от Оссоры до нас по современным меркам рукой подать. И как будто напрочь забыли о том землетрясении, которое произошло в нашем районе в ночь с 8-го на 9-е марта 1991 года. Иначе как объяснить тот факт, что установленные сейсмодатчики в разных концах села и его окрестностях вскоре благополучно «приказали долго жить» - их просто увезли. Хотя, как упорно говорят несколько тиличикцев, такие датчики стояли до того самого дня, 21-го апреля 2006 года, когда вновь нас тряхнуло.
ОДНО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ НАША СЕМЬЯ УЖЕ ОДНАЖДЫ ПЕРЕЖИЛА
В жизни нашего большого семейства таких землетрясений наблюдалось несколько. В октябре 1952 года нас было из семерых пока пятеро - двойняшки родились в мае следующего года. Октябрьским холодным днем мы - мама, отец и трое детей - из Тиличик прибыли пароходом в Петропавловск-Камчатский к родному брату нашей бабушки, который основательно прижился на Камчатке, в областном центре, прибыв с голодного Поволжья в начале 30-х годов. Мама, приехавшая с Волги в Тиличики накануне войны в мае 1941 года, к началу 50-х имела уже несколько профессий - подельщица кирпича, рыбообработчица, пекарь. Отец умел прекрасно шить сапоги, выделывать шкурье на пошив хромовых сапог и тапочек, которые сам же и шил, класть печи, выделывать грузила и многое из того, что могло пригодиться для дополнительного заработка, чтобы прокормить свою увеличивающуюся семью. Потому и поехали родители в зиму поближе к городским родственникам, где можно найти приличную работу и нормальное жильё. Правда, не получилось сразу так, как хотелось: помытарившись в поисках жилья в городе, отец вскоре нашел себе хорошо оплачиваемую работу - лес валить на строительство поднимающихся бревенчатых домов, а всей семье - жильё в Хуторе Елизовского района. Жильё с натяжкой можно было назвать жильём, так как нам предложили пожить в пустующем бараке, где в комнатах стояли двухъярусные нары. Эти нары и сослужили нам потом службу, когда внезапно ночью они закачались-заскрипели, разбудив нас. Всё здание раскачивалось, как пароход, попавший в высокую волну.
По своему детскому разумению мы ничего не могли понять, только отец вдруг стал срочно одевать нас и выталкивать на улицу, предупредив, чтобы мы стояли под стеной барака и ни ногой дальше! Мама с нашей младшей сестрёнкой в это время находилась в городе. Ночь выдалась лунной. Полная луна плавно качалась у нас в глазах - это стены барака скрипели и качались, то закрывая луну, то вновь её открывая. А нам казалось, что это луна перемещается, как на качели, из стороны в сторону. Мы стояли под стеной барака, прижимаясь с братом друг к другу, а отец переговаривался с людьми, которые тоже высыпали на улицу. Темные окна домов, жуткий вой собак, мычанье коров и ржанье лошадей из хлевов, детский плач и крики взрослых - всё наводило неимоверный страх и ужас.
А отец спокойно стоял и даже немного посмеивался: «Надо же, как качает!» Двумя-тремя днями позже мы узнали, какая беда обрушилась не только на Камчатку, но и на Курилы, и на Японию. Кроме разрушенных домов, из-под которых потом долго извлекали людей, несколько островов Курильской гряды обезлюдели полностью из-за подошедшей высокой волны цунами: землетрясение произошло ночью, люди просто спали. Унесены в море и потоплены кунгасы, катера, лодки и люди… люди… люди…
Землетрясение не закончилось одним днём. Оно постепенно затихало, но юг области долго ещё потряхивало. А жители стали подсчитывать количество жертв, приводить свои жилища в порядок: 8-балльное «качание» увенчалось грудами домов, поваленными печками, огромными разрывами на дорогах. И отцу, сложившему к своим 34-м годам уже не одну печь, сразу нашлась работа, хотя ему была уготована другая участь - валить лес и заготавливать брёвна для строительства, уже и контракт был подписан, а тут стихия повернула в другую сторону. Работать нужно было без выходных, от рассвета дотемна: в свои права уже вовсю вступала зима. Это было четвёртое ноября - день страшной трагедии, унесшей многие жизни жителей Курил, когда островные посёлки были смыты волнами цунами.
Спокойная жизнь на Кирпичиках стала нам просто мерещиться, тем более, что земля долго ещё содрогалась, а мы в страхе соскакивали и в голос теребили родителей, чтобы нас быстрее увезли на нашу родину - в Тиличики, а значит - снова на родные Кирпичики.
Мама, будучи беременной, как потом оказалось, двойняшками, сдалась первой: собрав нас, троих детей, и нехитрый домашний скарб, который уместился в два узла и один небольшой чемоданчик, она увезла нас в морской порт Петропавловска-Камчатского, откуда уходил на север последний пароход. Работа в Хуторе ей не находилась, жильё - только в бараке, да к тому же ожидаемое пополнение - всё это подстегнуло её к возвращению в Тиличики. Оставив записку отцу, мама довезла нас на груз-такси (машина ГАЗ-51, крытая брезентом), а отец через день приехал вслед с фанерным чемоданчиком и аккордеоном, который он привёз с собой на Дальний Восток ещё до войны и с которым он не смог расстаться. Мы уже и подзабыли за давностью лет, которые почти стерли в памяти возвращение, а мама нам рассказывала, с какими радостными воплями мы неслись вверх по невысокой сопке в свой родной поселок Кирпичики, где тихо, тепло и … не трясёт.

Через несколько лет после этой трагедии на экранах кинотеатров прошёл документальный фильм о Курильском землетрясении. И хотя это был всего-навсего фильм, где некоторые моменты были обыграны артистами, смотреть было жутко на опустевшие острова, на которых когда-то бурлила жизнь. Торчали столбы, покореженные железки… И два человека - молодые парень и девушка на вершине какой-то сопки, с ужасом взирающие на морскую пену у их ног. По мнению авторов фильма, только они двое чудом остались в живых на одном острове, навечно оставшись свидетелями страшной трагедии. Позже где-то я тоже вычитала, что на одном из Курильских островов, на берегу которого располагался рыбоконсервный завод, смогли спастись только те, кто жил повыше к вершине горы, и кто сумел добежать до неё. Они даже видели любопытных, которые поспешили на берег, вдруг обнажившийся на несколько сотен метров. Зрелище было непередаваемым: на обнажённом дне недавнего моря бились рыбы, не успевшие уйти с водой, медленно переливались огромные медузы. И те же оставшиеся в живых наблюдали, как на горизонте поднялась и стала медленно, а потом всё быстрее и быстрее двигаться к берегу сплошная стена воды, как народ цепенел, а потом пытался уйти-убежать от настигающих их волн, как они скрывались под водой вместе со всем, что находилось на берегу острова: домами, деревьями, сухопутной и морской техникой…
От завода тоже ничего не осталось. Возможно, потому родители и вернулись вновь на Кирпичики, чтобы не видеть страха в детских глазах, чтобы жить в спокойной обстановке. Этот маленький посёлочек, всего в пяти километрах от Тиличик, находится на небольшом возвышении, как бы царствует над бухтой, отгороженной от Корфского залива длинной песчаной косой, которую осенним штормом в 1966 году размыло в одном месте, да так и стало смывать медленно, но верно всю восточную часть Корфской косы.
И через 6-7 лет от села Скрытое (Корфской МРС) остались только остовы затонувших останков кунгасов, железных наливных барж, на которых в отливы любят греться сивучи, оглашая своим рёвом окрестности. Здесь же до сих пор торчат из воды обломки японской шхуны, по отливу тоже хорошо видные.

После памятного ноябрьского 1952 года землетрясения областное радио постоянно оповещало всех жителей полуострова обо всех очагах и случаях землетрясения и о возможности возникновения цунами. И потом долго ещё многие годы нам было запрещено выключать дома репродукторы (так мы называли тогда нынешние радиодинамики), которые регулярно оповещали нас о возможности подхода цунами, и тогда мы спали полуодетыми, а родители дремали в ожидании отбоя. И всегда наготове был небольшой чемоданчик с документами и вещичками, отдельно стояла сумка, в которую можно было быстро бросить продукты, а спички, сухари, тушенка и сгущенка всегда там лежали. Потом о землетрясениях мы стали узнавать только из редких сообщений радио да из газет. А с появлением телевидения такие сообщения стали своеобразным напоминанием, что и мы живём на полуострове, который просто подвержен тряске: то Шивелуч дымится, то Ключевской вулкан взорётся, то Толбачик застилает небо чёрным пеплом.
«ЦВЕТОЧКИ» 1991 ГОДА
«Цветочки» землетрясения появились в нашем районе (Олюторском - Прим. ред.) в 1991 году. Кто не помнит мартовское землетрясение того года, эпицентр которого, как предположили тогда, находился недалеко от Хаилино? Трещина в стене садика «Катюша» в Тиличиках долго напоминала об этом. Трещины по всей взлётно-посадочной полосе в Пахачах тоже по сей день напоминают о том марте, хотя она и была признана к годности, когда в октябре 2005 года там произвёл посадку почти забытый пахачинцами самолёт ЯК-40.
Народ был просто не готов тогда к такому природному явлению, как землетрясение - уж больно спокойная земля была, никто даже из самых старых долгожителей не упомнил, чтобы в Олюторском районе, а тем более в Тиличиках, происходило подобное. Потому и умерла от сердечного приступа корфовчанка, которую вместе с другими жителями этого села эвакуировали через бухту на «Орбиту», построенную и пущенную в эусплуатацию в 1997 году в канун Великой Октябрьской социалистической революции.. Почва качалась ещё несколько недель, но многие даже и не замечали этого - отделались, что называется, лёгким испугом. Выдержали 5-балльное (по оценке того года) землетрясение жилые 4-х и 5-этажные дома в микрорайоне Тиличик.
И времени прошло уже довольно много с того года. И теперь мы только с экрана телевизоров видели, какие страшные разрушения приносят цунами, какие огромные человеческие жертвы опять попали в список разрушительных землетрясений в Пакистане. Прошли учения МЧС в областном центре Камчатки, где обещали чуть ли не тридцать процентов «погибших» от землетрясения, которое ожидалось учёными до нового, 2006 года. Школьники и малыши из дошкольных учреждений обучались всем элементам спасения самих себя. Взрослые тоже, вроде бы, знают, как себя вести. И это правильно: от мала до велика должны знать, что и как делать в таких экстремальных условиях как землетрясение, которое на Камчатке не является неожиданным гостем - по географическим меркам полуостров молод, и кто знает, какие ещё сюрпризы можно ожидать от «молодой» земли. А мы бы только одного желали: «Господи, пронеси!»
НО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ ВСЁ-ТАКИ НАЧАЛОСЬ
И «молодая» земля всё же преподнесла нам неожиданный сюрприз, когда в пятницу среди белого дня показала свой норов. Внезапно возникший гул мощного бульдозера с восточной стороны посёлка заставил меня вначале оторваться от экрана компьютера и выглянуть в окно: «Кто это там такой смелый прёт через площадь?». Затем качнулось здание, противно заскрипело дерево. И сразу же мысль: «Землетрясение?». Здание уже сотрясалось от мощных толчков, как будто находилось в сильной морской качке, когда я, как и все сотрудники районной администрации, рванувшись к выходу, больно ударилась правым плечом о косяк передней двери, потом кистью правой же руки - о косяк второй, которая выходила в коридор, понеслась к выходу, где впереди уже маячила бегущая Ольга Ивановна Сташкунас. Успела боковым зрением увидеть толпившихся женщин, спустившихся со второго этажа и как-то уж вроде даже и не спеша выходящих на улицу. Именно выходящих, а не выбегающих. Как в замедленной съемке.

В какой-то момент я ещё успела разглядеть, как Ольга Ивановна почему-то поползла на коленках, и удивилась: «Что это вдруг она так?», а сама уже лежала на полу, который раскачивался вместе со мной, а у меня было такое чувство, будто я выбежала из морской волны на берег, но она всё-таки настигла меня, побежала передо мной вперёд, а у меня начали ноги увязать в песке, впереди морская пена… голова кружится от приступа морской болезни… И со всего маху своего высокого роста я растянулась на полу. Руки не слушались - никак не могла их поставить ни ладонями, ни локтями, чтобы упереться о пол и приподняться. Перед глазами возникла ступенька, ведущая в туалет - хоть бы до неё дотянуться… Никак… Вот так и погибают люди под развалинами… А как же солдаты ползут по-пластунски?.. И начала двигать животом туда-сюда, как выброшенная на берег рыба. Только так и смогла подползти к этой ступеньке, ухватиться за выступ, встать на коленки и только тогда, оперевшись на руки, и точно так же, как несколько секунд назад ползла Ольга, двинулась и я по коридору к спасительному выходу, совершенно не чувствуя боли в разбитой коленке с содранной до крови кожей.
А Ольга Ивановна буквально висела на заборе огорода. Только позже она сообразила, что у неё под руками из забора вылетали штакетины, а она тоже не могла понять, чего это её так кидает во все стороны. И ни она, ни я не подумали в тот момент, что из здания выбегать нельзя, а нужно встать или в проём, или под стену, прижавшись к ней: впереди могли образоваться трещины - ты летишь в них… и что дальше?..
«ШКОЛА УПАЛА!»

На улицу уже высыпали почтовые работники. Кто-то кричал, что дети в детсаду и что-то там с ними. Кто-то звал к школе - «Школа упала!». «Господи! - пронеслось в голове - там же дети, внуки!», а перед глазами почему-то сразу картинка: стена обрушилась прямо на крыльцо и на площадку вблизи него.
Выскочив на центральную улицу, ведущую к школе, я сразу же увидела именно эту картину, которая пронеслась в мозгу секунды назад. Я не узнавала приближающихся ко мне навстречу детей - бежали почему-то всё чужие, как будто я их никогда и не видела. Разыскивая внука-второклассника Павлушку и внучку-шестиклассницу Ангелину, вопрошала неизвестно кого - просто вслух кричала: «Дети! Где мои дети?». Третий внук Иван был дома -он болел, и сидел совершенно один. К нему, неслись мысли, уже бежит его мать, а этих надо здесь спасать самой. Только услышав о том, что младший внучок, который тащил из шатающегося здания каменной школы за руки двух своих сверстниц-одноклассниц, сидит в машине «скорой помощи» с разбитой головой, но живой, а подбежавшая тут же внучка сообщила, что и их мать здесь, задыхаясь от ужаса и от увиденного, я вернулась в здание администрации, чтобы, одевшись в шубейку, сломя голову нестись в конец посёлка, где в маленьком домике живёт наша мать.
В администрации встретилась с главой района В. Бондаревым, который на мой вопрос «Куда-нибудь сообщили?» ответил, что по линии ГО и ЧС ушло сообщение о произошедшем землетрясении. (Но какие только слухи с обеда пятницы 21 апреля не витали во всех средствах массовой информации!..) Баба Зина с трудом выбралась из своего вагончика, приспособленного под магазинчик, хватаясь руками по очереди за прилавок, стены и двери. На улицу она просто выползла и на коленках двинулась к железному забору, чтобы, ухватившись за железные прутья, хоть как-то встать на ноги.

Тряска закончилась, но прямо на глазах Зинаиды Николаевны Ивановой от школы отделилась стена верхнего, третьего этажа, и, как в замедленной съемке, ровно пошла вниз, и только уже вблизи земли блоки как бы ускорили своё движение и с грохотом рухнули, взметая столбы пыли. Первая мысль: «Там внук! Лёша!». И на ватных ногах она кинулась к школе, из которой с визгом неслась и разбегалась детвора.
Боковым зрением баба Зина увидела бегущих солдат во главе с их командиром, который крикнул ей: «Не подходите к школе!» - «Да мне-то не надо говорить - вы детей в сторону уводите», - задыхаясь от объявшего её ужаса прокричала в ответ ему Зинаида Николаевна. А возле школы в это время направлял детей в сторону от упавшей стены Олег Козырев, который пришёл за своей дочкой-первоклашкой. Маленькая Олечка неслась со всеми по коридору, защищая своим крошечным тельцем подружку Сашу, и вдруг сама упала. Раздался истошный детский крик, на который мгновенно отреагировала Наталья Васильевна Сластина, сопровождавшая старшеклассников. Она подхватила с пола напуганную малышку и буквально впихнула её в руки отца, выискивающего глазами своё чадо на крыльце школы. «Бабуля, - рассказывала она потом Людмиле Петровне Орловой, - папа меня так прижал к себе, что я чуть не задохнулась».
ЧТО С НИМИ?
А Людмила Петровна стояла в это время на перекрёстке дорог и глядела на Корф, лицо её было серо-грязного цвета, а голубые глаза превратились в чёрные омуты. Такую я её увидела, когда, отыскав внуков-школьников, сама неслась к дому нашей мамы, живущей в другом конце села. В голове мысль: «Только бы у неё не завалилась печка!». Возле этой печки она спит, а значит, последствия могли быть просто непредсказуемыми: в это время она обычно топила печку, и могла только что подсыпать угля на разгоревшиеся дрова. Людмила Петровна успела сказать, что Олечку, возможно, уже успел отец забрать, и она, возможно, ничего подобного не испытала. Это потом стало известно от самой Олечки, какой ужас она пережила с другими детьми. А в корфской школе внуки Людмилы Петровны должны были пойти на занятия во вторую смену. Муж в это время возвращался на «Буране» из Вывенки.
Старшая дочь возвращалась из города ЯКом, минут через 30-40 самолёт должен был бы уже и приземлиться… Связи нет, и она ни-че-го не знает. Через день она не могла вспомнить, кто к ней подходил, и с кем она разговаривала, обеспокоенная неизвестностью о родных в эти минуты после первых разрушительных толчков. Позже она же рассказала, что старшие внуки (из Корфа) должны были пойти в школу, где у них занятия начинаются с 13-ти часов. А так как дети привыкли приходить пораньше, то они и двинулись в учебное заведение загодя. По дороге у тринадцатилетнего Саши развязался шнурок. Пока он его завязывал, потом поправлял рюкзак, потом двинулись в путь дальше - прошло несколько минут, которые спасли его и 14-летнюю сестрёнку Алёну от того ужаса, который испытали те, кто уже был в школе. Раздался жуткий звук приближающегося бульдозера, и прямо перед крыльцом на глазах у Саши и Алёны школа вдруг заходила ходуном, а ещё через мгновение орущая детвора уносилась прочь от не очень устойчивого строения. Когда прошёл первый толчок, и все немного успокоились, Саша успел отдать свою сменную обувь мальчику, который, видимо, в это время переобувался, да так и выскочил босиком на снег. Другим детям они отдавали свои курточки, джемпера - на улице мороз, ветер, а дети выскочили из тёплого помещения, не задумываясь над тем, что нужно захватить хоть что-то из одежды...
ОДИН ДОМА… И ПОД СТОЛОМ

Иван сидел за компьютером, когда вдруг раздался сильный шум: где-то шёл, надвигаясь на дом, бульдозер, а может, вездеход. Ване не привыкать к такому шуму - отец-вездеходчик частенько берёт его в свои поездки, где Ваньке раздолье: свежий воздух, а самое главное - он умеет выручить уставшего отца, знает много деталей вездехода и найдёт любую отвёртку или поднесёт пассатижи. Поэтому и гул вездехода его просто немного озадачил - слишком уж близко возле дома гудит. Но, когда зашатались и почти сразу начали падать шкафы по всей квартире второго этажа, а в прихожей тяжёлые шкафы сразу же перегородили дорогу к двери, ведущей на лестничную площадку, Иван мгновенно юркнул под ученический стол, одновременно придвигая металлический стул, прячась и под ним, чтобы там было надёжнее от падающих предметов. А предметы эти потом оказались тяжёлым шкафом с антресолью, забитых книгами. Этот шкаф и грохнулся на стол, под которым сидел Иван. Стол пополам… Компьютер со всем оборудованием вдребезги. Шкафы - в щепки. Посуда и всё стеклянное - в крошево.

Как только перестало качать, Иван вылез из своего убежища, схватил курточку и шапку, лежащие на кровати (только что вернулся из поликлиники с прёема у врача и бросил вещички на кровать - иначе бы выскочил только в домашней одежде) и вышел. Мы потом долго его расспрашивали, как он сумел выйти, ведь дверь была прижата упавшими тяжеленными шкафами, и дверь можно было приоткрыть только на 15-20 сантиметров. Он только пожимал плечами - «не знаю».
Нас поразило ещё и другое: вместо того, чтобы сразу спуститься по лестнице и выскочить на улицу, он зашёл к соседке, которая сильно болела: «Тётя Валя, вставайте в проём, чтобы вас на завалило, или пойдёмте на улицу!». Об этом уже соседка сама рассказывала прибежавшей матери, которая бежала домой только с одной мыслью - только бы жив был, только бы жив! Сама она, страдающая астмой, забыла, что не только бегать, но даже ходить быстро не может - сразу начинается приступ. И она хрипела, но бежала, лицо было багрово-пунцовым от нехватки кислорода...
ДОРОГА ДОМОЙ

Накоротке переговорив с Людмилой Орловой, я продолжила путь: сердце выскакивало из груди от быстрой ходьбы, вырывался какой-то хрип со свистом. Всё выглядело совершенно в ином свете: упавшие трубы, трещины в земле… Какое-то новое восприятие, но я вполне осмысленно рассматривала встречающиеся на пути здания: вот уже на глаза попалось недостроенное четырёхэтажное здание общежития, валяющиеся блоки, перекрывшие всю улицу до самого жилого дома по Школьной: «Господи, а если бы здесь в это время шли люди? Ведь время обеда, почти конец рабочего дня!».
Потом выяснилось, что только чудом осталась жива женщина, которая в это время собиралась выйти из дома, стоящего как раз напротив этого общежития, но её задержало начавшееся землетрясение, и она переждала эти жуткие мгновения в проёме квартиры. От общежития просматривается вся проезжая и прохожая часть в сторону портпункта, по ней шли и бежали навстречу мне люди - это распустили всех больных, а кто-то и сам бежал домой, чтобы узнать - всё ли в порядке.

Разглядывая дома, я увидела сразу, что почти везде попадали трубы, рассыпались по крышам кирпичи и кирпичные блоки, пробивая крыши: «Сколько же опять ремонта нужно!». Мысли-то о продолжении жизни!.. «Совхозная» котельная, казалось, как-то надломилась, дым выходил вместе с сажей из-под обломков, но трубы стояли, как ни в чём не бывало. И из них всё ещё выходил дымок. Потом разглядела, что сверху стихией сброшены плохо укрепленные блоки так до конца и недостроенного накопителя угля. Успокаивала себя: «Ничего, не замерзнем - ведь уже почти конец апреля, а май - на носу, и тепло вот-вот придёт».

Тепло пришло в Корякию после 10 мая, а в день (21 апреля 2006 г.) землетрясения было до минус 21, по ночам опускалось до минус 23-25. Мама живёт почти в конце посёлка в восточной его стороне. Человек, повстречавшийся мне, сказал: «У матери всё нормально, сидит на веранде. Дом в порядке, печка не упала». Тут уже я и шаг сбавила, а когда издали увидела из трубы родительского дома дымок и возле дома дочь с внуком, которые, высматривая меня и зная, что я буду нестись к старенькой матери, как угорелая, махали мне, мол, всё в порядке, не спеши, я расплакалась: слишком велико было нервное напряжение от неизвестности. И ещё подумалось: «Слава Богу, все живы!».
Осталось только узнать участь младшего брата, который только что выписался из больницы, где лечил поясницу. Живут они в западной стороне Тиличик. Как только началось землетрясение, он выскочил из дома, но под ногами оказались три непреодолимые ступеньки: перелетая через две ступеньки, он, естественно, упал на землю, услышал ужасную боль в только что пролеченной спине: «Всё, каюк позвонкам!». И, как только перестало качать, вернулся в дом, скрючившись от боли в спине, надел куртку, по пути встретил жену, и они вместе пошли к нашей старушке-матушке. А ещё через два дня его на носилках отправили в областную больницу ровно на полтора месяца.
ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ВЫВЕНКИ

Муж Людмилы Александр Орлов в это же самое время летел по льду Вывенки на своей «Ямахе». День был ясный, времени в пути займёт не так уж и много, и Александр Яковлевич рассчитывал очень быстро домчаться до дома. Несмотря на издаваемый «Ямахой» шум, Александр услышал резкий треск позади себя. Сбавив скорость, он оглянулся и увидел, что треснул лёд, не понял только - почему, двинулся дальше, а лёд продолжал трескаться вслед ему, как будто догоняя и подгоняя ускорить движение. Он не останавливался до тех пор, пока перед ним вдруг резко не встали дыбом толстенные ледяные глыбы, из которых вверх устремились чёрные гейзеры по всей ширине трещины. И только в этот момент до его сознания дошло: «Землетрясение!». А дальше, как у любого отца и деда большого семейства: «А как там дети? Внуки? Жена?».

Раскачивание почвы закончилось, и Александр Яковлевич двинулся по распадку Глубокому. Остановился перекурить: надо было осознать произошедшее, подготовиться к дальнейшему пути - ведь неизвестно, что ждало его впереди. А надо сказать, что этот распадок потому и назван глубоким, что он находится как будто в каком-то котловане. И вот в этом-то котловане вдруг раздался оглушительный взрыв, весь снежный покров поднялся вверх ядерным взрывом, потом резко опустился вниз. На уши так «давануло», вспоминал он позже, будто тугой воздух сжал его со всех сторон, всё поплыло перед глазами, и он упал.
Очнувшись от произошедшего, он вновь запустил машину и выбрался из распадка: вся толща выпавшего за зиму снега на перевале в огромных трещинах. Сверху он увидел, что Корф и Тиличики стоят на месте, а в Корфе даже дым из котельных идёт, потому немного успокоился. Перед спуском с высокого бугра к реке Авье он слегка притормозил, приготовившись к спуску, и в это время прямо перед «Бураном» вновь вылетел высокий и объёмный фонтан грязи. Если бы спустился к реке сразу, как раз бы и оказался в этом потоке и влетел бы в яму: лёд на реке разошелся клином, вся середина ушла под воду, а берега выперло на сушу. Пришлось объехать это место через Гусиный ключ, а там в озерцах лёд сложился в пирамиды, объехал их и - на остров Тиличикской протоки. От кораля до Тиличикской протоки пробивался через торосы, которые образовались по всей длине берегов бухты Скрытой вдоль обоих берегов: на «тиличикской» стороне торосы были незначительной высоты, зато на «корфской» - высотой в несколько метров.

Александр Яковлевич успел проехать по избитой дороге как раз до того момента, когда начало «давить» воду сквозь трещины осевшего на дно бухты льда. Добравшись до центрального устья Авьи, где протекала протока Омельченко, увидел - в ней тоже образовалась трещина-промоина шириной не менее четырёх метров из-за того, что лёд на берега выдавило. В Тиличики снегоходчик попал только через кладбищенский распадок.
ЧТО УВИДЕЛИ ВЕЗДЕХОДЧИКИ?
Ещё два человека, которые прочувствовали всю «прелесть» морской (читай «земной») качки посреди тундры - это два вездеходчика «Корякгеолдобычи». Но они свои рассказы сопровождают юмором, а об Александре Миргородском «районнка» уже писала, как он ехал, что увидел и что пережил, побывав в самом эпицентре первого (21 апреля) землетрясения. Можно только добавить: дом, в котором живёт Александр, признан непригодным для проживания: он как парусник качается на лёгкой волне, да и некоторые из жильцов этого дома чувствуют «морское волнение». Саша, укладываясь спать в своей квартире на втором этаже, говорит: «То, что увидел я в тундре, вы никогда не увидите и не испытаете того, что испытал я. Эти толчки «тьфу» по сравнению с теми трещинами и выросшими «пиками», которые у меня вырастали прямо на глазах».

Он же рассказал и про второго вездеходчика - Юрия Дорожко. Тот тоже в это время ехал на вездеходе по Вывенке. Только-только перейдя реку по мелководью, Юрий стал подниматься вверх по крутому склону, когда вездеход вдруг резко накренился на левую гусеницу. Он сразу выглянул - да нет, «гусянка» на месте. И поехал дальше, но почему-то на сильно «пьяной» машине, «наверно померещилось от усталости», подумалось ему. Сверху оглянулся на реку: там исчезла вода, лёд «уселся» на дно. «Всё, галюники! Надо «завязывать!» И, только когда разглядел трещины, разбежавшиеся вкривь и вкось под гусеницами вездехода и вокруг, понял: «Землетрясение!» и ещё почему такая мысль: «Надо бы отоспаться!» - наступило время перевозок груза на участки, и брала своё усталость. Но вот с чем «завязывать», рассказчик мне не сказал.
«МЫ В ТЕПЛИЦЕ!»

Как только мы пообщались с нашей прародительницей, вернулись домой, чтобы определиться, что же творится в наших жилищах, чего дальше ждать, в твёрдой уверенности, что первый толчок - не последний, сразу вспомнили 91-ый год, поэтому нужно было решать, где нам обитать. Посмотрели на валявшееся имущество на полу вперемежку с землей из-под цветов, разбитые кашпо, аквариумы, посуду, раздавленные цветы, упавшую рассаду для теплицы - и никакого сожаления: «Все живы - это главное!».
Теплица почти всю зиму простояла под плёнкой, мы ещё засветло разделили её надвое, обтянули изнутри новой плёнкой, чтобы хоть как-то сохранить тепло от печки, которую топили всю ночь: на улице минус 21. Всю ночь мы не спали, вздрагивая от повторяющихся сильных толчков. С двух противоположных сторон стояли две свечки, освещая временное убежище. Да и с улицы соседям было видно, что здесь есть кто-то живой, вроде не так уж и страшно.
С вечера гулял слух, что ожидается цунами, но меня успокаивало то, что в заливе, прямо на удивление, стояло множество судов, а уж они-то как раз первыми и ушли бы подальше в открытое море: у них и спутниковая связь есть для того, чтобы получить предупреждение, и вовремя уйти в безопасное место. К вечеру 21-го, когда мы бродили по селу в поисках воды (вот когда снова возник вопрос - а где же колонки, которые стояли по всему селу, но все благополучно «высохли»?), одна из наших соседок и говорит нам: «А связь уже есть, правда, только на тех телефонах, которые работают без электроподпитки. Ура! И мы несёмся домой, забыв и про воду, и про то, что трясёт - нам бы дозвониться! Добравшись до своего телефонного аппарата, такого простого, такого советского, первым делом звоним в город: «Света, ты ж обзвони всех, что мы все живы, живём в теплице, и не бойтесь за нас. Конечно, нам страшновато, но главное, что нет жертв».

Эта фраза «Мы все живы» прочно прижилась, и так и ходит по сей день среди Олюторского населения и наверно, ещё долго будет жить. Вот уж где денежек выложили за переговоры: по радио и телевидению все наши тревоги превращались в ужасы мирового Армагеддона, и нам каждый раз приходилось объяснять, что у нас «нормально».
ПОСЛЕСЛОВИЕ

В первый же день сильнейшего за многие годы произошедшего на Камчатке землетрясения, прибыл тогдашний губернатор округа Олег Николаевич Кожемяко.

 
Через несколько дней - полпред по Дальнему Востоку Камиль Исхаков. Ещё чуть позже - депутат Госдумы Рафаэль Гималов. Но К. Исхаков и Р. Гималов приезжали, когда ещё здорово трясло, было холодно, грязно от тающего снега. И они тоже почувствовали толчки подземной стихии.
А в июне, в солнечный день с большой свитой прибыл первый заместитель председателя Правительства Дмитрий Медведев. Он, наверно, так и не понял «прелести» землетруса. А ещё люди выезжали и выезжали из района бедствия, чтобы хоть немного прийти в себя. И лётчики винтокрылых машин сутки напролёт работали, вывозя людей, а обратно привозя сотрудников МЧС, ремонтников-строителей. И совершали свои полёты даже ночью, когда на взлётно-посадочной полосе в Корфе не было ни огонька, кроме ручных фонариков в руках работников аэропорта. Это у них на глазах в последний раз, на страх и риск экипажа, взлетел АН-74, подняв в воздух облако пыли и оставив шлейф выхлопных газов из ревущих на больших оборотах моторов. Когда машина сверкнула крыльями в лучах солнца, женщины и мужчины обнимались: экипаж сумел поднять машину в воздух, а значит, они все живы! Женщины рыдали, не скрывая слёз, а мужчины просто отворачивались…

Моя внучка Ангелина была эвакуирована в областной центр в числе других 25 апреля. А внук Иван - на сутки раньше. Вначале городские родственники удивлялись, почему из-под Ивана течёт такая грязная вода в ванне, а потом и с Ангелиной была такая же история. И сами же установили: жили в теплице, топили печку - сажа и зола летели во все стороны, воду экономили на всём, вот и грязная вода и «загорелые» лица у всех. Вместе с Иваном она потом попала на базу отдыха. Всё, вроде бы, нормально: тепло, тихо, кормят, ухаживают, развлекают, конечно, и по дому скучает, но… не спит по ночам. « Закрою глаза, хочу заснуть, и никак не получается», - говорила она мне по телефону. - «А ты всё-таки спи! Ни о чём плохом не думай - у нас всё нормально». - «Не могу». - «Может, домой хочешь?» - «Нет, лучше вы сюда приезжайте, а в Тиличики я не вернусь».

И когда почти одновременно тряхнуло и нас, и где-то в море вблизи Петропавловска-Камчатского тоже был толчок до 4-х баллов, с ней случилась истерика: ребёнок не только был испуган, она просто не могла осмыслить всего происходящего: почему это и там, на базе отдыха в Елизово, их трясёт так же, как и в Тиличиках?
Потом они вдвоём попали в санаторий на Чёрное море, предстояло возвращение. Пытаемся объяснить, что пойдут в другую школу, деревянную, одноэтажную, там много дверей, они будут все открыты в течение всего дня, но уговоры мало помогали. И страх этот, видимо, надолго поселился в детских сердечках. Мы не знаем, кого и что из нас ждёт: ведь не зря говорят психологи, что такая катастрофа не проходит бесследно.
А ещё много рассказов каждого, где и как они встретили землетрясение. Кто-то боролся с дверью в течение всех 40 секунд, которые длилась первая волна землетруса, да так и вынужден был остаться в квартире, пока кто-то из соседей не выбил эту самую дверь с другой стороны: с пятого этажа не сиганешь в окно, а железную дверь только кувалдой можно выбить. Кто-то сидел в это время на лунке - день-то хороший выдался, рыба ловилась как никогда, когда вдруг загудело под ногами, лёд зашатался, разламываясь на большие и маленькие куски, а из лунок вверх стали бить черного цвета фонтаны - это вперемежку с илом и песком вылетала вода. Позабыв про удочки, буры и санки с рюкзаками, рыбаки стремительно неслись к спасительному берегу. А оттуда уже - домой, чтобы узнать, всё ли в порядке.
В Ачайваяме в этот день на реке тоже сидели рыбаки, и они также испытали шок от раскалывающегося льда, а из лунок тоже вверх неслись фонтаны. Корфовчанин Виталий Георгиевич Газов наблюдал с крыльца фонтаны грязевой воды высотой с пятиэтажный дом и выше вблизи их дома, когда он выскочил при первых же звуках подземного гула и раскачивания всего двенадцатиквартирного здания. Фонтаны появились после того, кого закончилось первое сорокасекундное по продолжительности землетрясение. Фонтаны били около 10-25 секунд, медленно опускаясь. На их месте потом долго оставался чистый морской песок вперемежку с кусками морского угля.

Семья хаилинцев только-только получила мебельную стенку, муж установил её, жена протёрла всё тряпочкой, чтобы наутро разложить всё по шкафам и полочкам, а на следующий день от стенки осталась груда обломков. Соседи приходили посмотреть на этот ужас. Но, как сказали сами пострадавшие, главное, что их спасло - это то, что землетрясение произошло днём, а если бы ночью, то от многодетной семьи в живых бы никого не осталось, они бы все лежали под этой тяжёлой мебелью, среди них крошечная дочурка нескольких месяцев от роду. Многие хаилинцы наблюдали вблизи своего села разломы почвы, нагромождения скальных пород, трещины в сопках.
Морская сторона Корфской косы приподнялась над уровнем моря, а со стороны бухты наоборот опустилась, потому и заливало сильно в осеннее многоводье улицу Луговую, да и с наступившей мартовской оттепелью вновь подошла вода туда же. А потом мы стали внимательно слушать радио, смотреть телевидение, прочитывать старые сообщения о землетрясениях, которые когда-то всё-таки происходили.
Так, например, по свидетельству жительницы Пахачей Татьяны Кузьминичны Чумаковой в сентябре 1986 года их так тряхнуло, что в школе повысыпались стёкла из окон, сильно растрескались стены. В домах падала и разбивалась мебель и посуда. Сильно раскачивались люстры, прикасаясь краями потолка, оставляя на выбеленном потолке вмятины и трещинки. Она это особенно запомнила, потому что на руках был недавно рождённый младший сын, и с ним она выбежала на улицу. В 2002 году на берегу бухты Скрытой я сама обнаружила множество морских звёзд, но не тех, пятиногих, а четырёхногих. И расцветка у них была самая разнообразная: светло-оранжевые, ярко-оранжевые, желтоватые, а не как обычные, т.е не светло-фиолетовые. Они лежали практически без движения шириной более метра вдоль всего берега, проникнув далеко внутрь бухты. Тогда мы, конечно, ждали каких-нибудь сообщения типа цунами или подводного извержения вулкана. Но радио и телевидение молчали, в газетах тоже ничего подобного не было. Несколько дней спустя мы гуляли за селом в восточной его части.

В местечке около «Большого столба» всегда из-под воды выходит множество пузырьков, наполняя воздух противным запахом тухлого яйца. Так вот в ту прогулку мы даже сумели выкопать в земле небольшую ямку вблизи края воды: роднички вырывались вместе с пузырьками и запахом сероводорода. Вода на ощупь была мягкой и приятной. Пособирав валяющиеся пустые пластмассовые бутылки, мы наполнили их этой водой, а дома попробовали сделать ванну для ног. Конечно, 3-4 литра не спасли, но зато мы убедились, что вода эта действительно лечебная.

В Корфе, по свидетельству Надежды Семёновны Кузнецовой, перед очередным толчком у них в квартире невозможно было дышать от этого сероводорода. Как только толчок происходит, запах улетучивается. И она теперь знает, что появляющийся неприятный запах - это не что иное, как предвестник подземного толчка. Причём, запах появляется только перед ощутимыми толчками, перед слабыми запаха нет.
Тихоокеанская плита подползает к нашему полуострову со скоростью 8,5 см в год. Это довольно-таки ощутимая скорость. Потому и происходят один за другим землетрясения в тех местах, к которым вплотную «придвигается» эта плита. Я даже изучила один учебник, в котором даны гипотезы образования океана, а в этой главе - гипотеза тектоники плит. Так вот Тихоокеанская плита упирается одним концом в самую середину Камчатки, ещё одним «концом» проходит в южной оконечности Сахалина, «задевает» японские острова, «опускаясь» вниз к Малайзии. Тема эта очень интересная, но лучше бы этого ничего не было, жить было бы поспокойнее. Но уж коли началось это движение, его уже ничем не остановишь - Земля так и будет менять свои рельефы: что-то останется, что-то исчезнет. Но это суждено узнать нашим потомкам через многие тысячи лет.
16 апреля 2007 г.
В статье использованы фото Александра ПЕТРОВА и Тараса ШЕВЧЕНКО (Камчатка).

Читал много описаний землетрясений, цунами, главным образом, специалистов по следам происшедшего и со слов очевидцев. Но всё это косвенные повествования. То, что сейчас прочитал, как будто сам это перенёс. Прочитал залпом, потом отдельные места уточнял повторно, переживал вместе с Светланой Ждановой посекундно.
Даже не знаю как выразить своё признание автору, благодарить, как бы, не уместно, соболезновать тоже. Остаётся радоваться, что ОСТАЛИСЬ ЖИВЫ! =ВГ

Никогда не забуду эти глаза! В них отражалась, боль, ужас, потерянность... Трясло ещё долго но не сильно и люди которым мы прилетели помогать, переживали заново, весь ужас, при каждом толчке.

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

В 2018 г. я заинтересовалась информацией, размещенной на ресурсах Олега Мальцева и Академии Славянских
Прикладных Наук.
Ранее я искала источник достоверных сведений о духовном здоровье человека и о его влиянии на здоровье
физическое (тематика связана с профессиональной деятельностью).
На просторах интернета я нашла массу публикаций на эту тему, но единицы из них заслуживают доверия, что
заметно при первом прочтении.
Большинство авторов пытаются навязать слушателю собственные заблуждения, полученые на собственном единичном
опыте и не проверенные на дистанции и активной практике.
Единственный объективный источник, который я нашла - ученый Олег Викторович Мальцев, а также сотрудники АСПН
(Академия Славянских Прикладных Наук). Информация, передаваемая ими, носит структурированный характер.
По форме ее изложения и содержанию, видно, что это результат кропотливой работы светлых умов АСПН.
Ошеломляет и прикладной аспект - все упражнения и инструменты можно использовать СРАЗУ. Результат их
использования виден сразу.
Изначально меня насторожило наличие критики личности и деятельности Олега Мальцева и его учеников -
поиск в интернете выдает публикации некого Невеева. Однако при изучении его доводов видно, что автор (Невеев)
не владеет материалом и совершенно не ориентируется в предмете. Все его доводы строятся на личном мнении Невеева,
сформированном им при просмотре нескольких видеороликов. Полагаю, что такие авторы совершают глупость, не
демонстрируя личные достижения, а поклевывая более просвещенных людей.
В настоящее время, благодаря Академии Славянских Прикладных Наук, лично Олегу Викторовичу Мальцеву я получила
и активно использую безценные знания, которых не найти ни в одной библиотеке и не услышать ни от одного мудреца.
Огромное спасибо!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании