Жизнь на пороховой бочке

 
Когда камчатцам ожидать катастрофическое землетрясение и цунами? Не так давно на Камчатке побывал Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков. Встретившись с местными учёными от вулканологии и сейсмологии, высокий чин предложил им создать некий «амбициозный проект»,

 
который мог бы войти в глобальный национальный проект «Наука». Спустя пару недель после визита КОТЮКОВА его идея получила своё физическое воплощение: представители Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН предложили создать на Камчатке «международный научный центр по изучению вулканизма и сейсмичности». Любопытно выглядит сама формулировка задач нового центра...
Итак, «базовым направлением проекта, по мнению ученых, должен стать масштабный комплекс исследований механизма функционирования зоны субдукции (зоны, вдоль которой происходит погружение одних блоков  земной коры под другие) или, как ее иначе называют, зоны перехода океан-континент. В исследовании этого механизма заинтересованы не только российские учёные, но и все страны, расположенных в зоне «тихоокеанского огненного кольца», такие как Япония, США, Канада, Республика Корея, Индонезия, Папуа-Новая Гвинея, Новая Зеландия, Колумбия, Мексика и др. В общей сложности в зоне влияния «тихоокеанского огненного кольца» проживает около трети населения всего земного шара».
Идея, конечно, богатая своим размахом. Только вдруг возникает вопрос - а чем Институт вулканологии и сейсмологии занимался с момента своего образования в 1962 году? Разве его учёные не изучали взаимное погружение тех же сейсмических блоков?
У научного учреждения накоплен огромный опыт, написаны тонны трудов, из недр ИВиСа периодически выходят академики. Было ли за 57 лет предсказано хоть одно землетрясение? Нет.
Большим достижением наших учёных принято считать предсказанное извержение Толбачика в 1957 году, когда рядом с вулканом пять сейсмических станций показали бурную подземную активность и стало очевидно, что вот-вот рванёт...
Что касается международного статуса будущего научного центра, то учёные Института активно сотрудничают со своими зарубежными партнёрами. В научном заведении проходят международные конференции, есть даже совместные с иностранцами проекты типа группы KVERT, которая занимается мониторингом вулканической активности для создания цветовой шкалы авиационной безопасности.
Наверное, дополнительные деньги Институту не помешают, хотя его нынешний директор Алексей ОЗЕРОВ признался тому же министру, «что используемые сегодня мировой наукой методы не позволяют делать надёжные среднесрочные и краткосрочные прогнозы места, времени и интенсивности землетрясения».
Похоже, будущий Центр просто станет ещё одной структурой, которая продублирует работу нынешнего Института. Реальную пользу такой проект может принести учёным лишь в плане привлечения дополнительных технологий и ресурсов для своих лабораторий. Что он принесёт науке - загадывать невозможно.
Но, слава богу, есть у наших учёных и практические предложения. Тот же ОЗЕРОВ предложил министру разместить сеть сейсмостанций в акватории Авачинского залива и вдоль восточного побережья Камчатки.
«Начавшееся землетрясение фиксирует одна из таких «сейсмостанций тревоги», расположенная максимально близко к эпицентру. Если параметры свидетельствуют об опасной мощности происходящего сейсмического события, срабатывает сигнал тревоги, который передается всем службам и населению. Это даст возможность предупредить о разрушительной сейсмической волне за 20-150  секунд до её подхода. Сработают устройства, блокирующие опасные производства в аварийном режиме, люди смогут покинуть здания до их обрушения», - сообщил директор Института.
Озеров рассказал, что для предотвращения катастрофических последствий предстоящих извержений необходимо создать вулканологический полигон, состоящий из 5 базовых вулканологических многопараметрических автоматизированных комплексов (ВМАК). Комплексы планируется расположить у подножья и на вершине Корякского и в кратере Авачинского вулкана. По словам ОЗЕРОВА, стоимость создания сейсмологического полигона оперативного оповещения составляет 10  млрд руб., вулканических полигонов для Авачинской и Ключевской группы вулканов - 200 млн руб.
Согласитесь, цифры впечатляют, если учесть, что это суммы «создания», а не содержания системы. Причём эффективность данного метода прогноза сейсмособытия за 20-150 секунд может быть спорной.
Именно по этой причине такие страны как США и Япония хоть и используют датчики, но основные силы направляют на укрепление не теории, а практики, т.е. зданий, которые строятся с запасом прочности. Сколько безопасных домов можно построить на 10 миллиардов - посчитайте сами...
Так кто же ответит на вопрос - когда ждать землетрясения, извержения или цунами? Думается, что наиболее верный ответ даёт нам история, которая свидетельствует, что примерно раз в 300 лет Камчатку трясет и извергаются сразу десятки вулканов. Такую картину даёт нам середина-конец 18-го века. Можно сказать, что камчатцы сейчас живут в опасном промежутке времени. Конечно, это всего лишь статистика, помноженная на предположения, но если учёные не могут нам дать точного ответа на вопрос «когда», то давайте хотя бы деньги будем использовать более эффективно, например, укреплять или строить новые крепкие здания...
Историческая катастрофа

Северо-Курильск после цунами.
А теперь немного страшилок. Камчатский историк и краевед Владимир СЕМЕНОВ подготовил хронику цунами, которое уничтожило ряд поселений на Камчатке 5 ноября 1952 года. Ровно в 4 часа ночи 5 ноября 1952 года в Тихом океане на глубине 30 км произошло сильное землетрясение. Координаты его эпицентра были 51° с. ш. и 158° в. д. Сила землетрясения по 12-балльной шкале Рихтера составила в разных географических точках от 7 до 8 баллов (что определяется как «очень сильное» и «разрушительное»). О магнитуде сведений нет. Через 30-40 минут после «землетруса» на берега Камчатки и острова Северных Курил обрушилось катастрофическое цунами с высотой волн до 15(20?) метров. В Петропавловске-Камчатском, защищённом узким горлом «ворот» Авачинской губы, вода приподнялась максимум на 1,2 м, в Северо-Курильске (о. Парамушир) - на 10 м, в бухте Моржовой (Шипунский п-ов) - на 12 м, в бухте Ольга (Кроноцкий п-ов) - на 15 м.
По приблизительным оценкам, в результате стихийного бедствия погибли около 5 тысяч человек, большинство из которых составляли военнослужащие пограничных застав, работники рыбообрабатывающих предприятий, жители прибрежных селений (Виктор Иванович Алексеев, в то время второй секретарь Камчатского обкома КПСС объяснял, что неизвестное число людей пропало без вести потому, что плохо была поставлена система прописки).
Было разрушено множество строений и сооружений, исчезли несколько рыбокомбинатов, китобойная база, погибло много скота, домашних животных и птиц.
Под грифом «секретно»

Последствия разгула стихии, как было принято в советские годы, сразу засекретили. Одним из свидетелей этих давних событий был Борис Иванович Пийп (на фото), (06.11.1906 - 10.03.1966), в то время - начальник Камчатской вулканологической станции АН СССР, расположенной в посёлке Ключи.
С 17 по 30 ноября 1952 г. он по заданию Камчатского обкома КПСС вместе с другим вулканологом, Александром Евгеньевичем Святловским, участвовал в рейсе гидрографического судна, исследовавшего последствия цунами. Пийп описал это плавание в статье «Участие в рейсе гидрографического судна вдоль Южной Камчатки и Северных Курил, ноябрь 1952 г.», опубликованной в книге «Дневники вулканолога Бориса Пийпа».
Итак, последствия цунами по рассказу Б. И. Пийпа: «[14 ноября 1952 г.]

Разрушенный поселок в бухте Океанской, о. Парамушир.
… в обкоме услышал много жутких подробностей о последствиях цунами. Самое ужасное - это смыв г. Северо-Курильска и гибель в нём нескольких тысяч жителей. Здесь уничтожено много домов, несколько рыбозаводов. На Шумшу, поселения на котором расположены на высоком плоском берегу, строения и люди уцелели. На Шумшу пострадали только строения в селении Байково и в Козыревском.
Мало пострадал мыс Васильева на Парамушире, несмотря на то, что низкий.
…на Северо-Курильск примерно через 40 минут после первого сотрясения надвинулись 2 сейсмические морские волны. Первая была не особенно высокая, и она только залила первые, самые низкорасположенные дома, вторая была очень высокая, как потом выяснилось, 10 метров, которая и причинила главные бедствия. Уцелела небольшая часть города, расположенная на участках террасы, сохранились электро- и радиостанции.
Радиостанция непрерывно передавала SOS, но как-то бестолково, так что Петропавловск ничего не мог понять. Самолёт, прилетевший на рассвете к Парамуширу, обнаружил, что Северо-Курильск смыт, и весь пролив полон обломков домов, брёвен, бочек и всего державшегося на воде, в том числе и людей.

Упал мёртвым
Рассказывают о многих трагических случаях. Например, двое моряков в трусах и тельняшках находились в воде, держась за обломки дома, с 5 часов утра до 5 часов вечера. Когда их спасли, один из них, выйдя на берег, упал мёртвым, а другой остался живым. Отец, залезший на крышу, не мог спасти дочь, оставшуюся на чердаке под крышей, которая сперва кричала, умоляла отца спасти, но затем замолкла. Трупы погибших море долго выбрасывало, усеивая ими берега».
«[15 ноября 1952 г.] …я зашёл в обком партии и, разговаривая с Соловьевым, узнал, что в обкоме недовольны кое-какими свободными высказываниями Святловского, в частности о том, что американцы будто бы сумели предсказать или, во всяком случае, быстро указать местонахождение эпицентра цунами и предупредить о нём все тихоокеанские острова и берега. Позже относительно передачи американцами о цунами выяснилось, что Святловский не совсем верно информировал меня. Первая их передача открытым текстом была в 5 часов 10 минут по петропавловскому времени (т. е. спустя 1 час 10 минут после землетрясения)».

Волна над "Севкуром"
«[17 ноября 1952 г.] …. В Северо-Курильске было около 15 000 жителей, погибло около 4 000. Сильные разрушения, смыв построек были на Парамушире ещё в следующих местах: на мысе Рифовом, в погранпункте между мысом Рифовым и Северо-Курильском и на Океанском (ближе к мысу Васильева). На мысе Васильева волна была 4-5м, но так как жильё расположено выше, то гибели людей не было. Неизвестны данные о волне в пунктах Шипунском, Кроноцком и на Командорских островах».

«[25 ноября 1952 г.] … У меня было намерение бегло осмотреть и сфотографировать остатки бывшего Северо-Курильска. На виду у Северо-Курильска находятся бухта Хатаоки с посёлком и комбинатом Байково и Козыревский с комбинатом, который располагался на низменном берегу и был целиком смыт. Из бросившихся мне в глаза разрушений в Северо-Курильске запечатлелись три трубы, возвышавшиеся над обрушившейся длинной крышей. Перед ними, ближе к морю, остались стоять невредимыми два высоких водонапорных бака. Возможно, сохранению баков способствовали ажурные фермы, поддерживавшие баки. Высота волны здесь, по измерению гидрографов, была 10 м». 
Остров Онекотан
 «[20 ноября 1952 г.] … Наше судно остановилось у входа в узкую бухточку острова Онекотан. Выгрузились довольно далеко от жилья, поэтому пришлось долго идти с вещами по берегу. Шли и смотрели на валявшиеся среди камней разные вещи и продукты. Лежали здесь снаряды, соленые помидоры, картошка, банки с консервами вперемешку с морскими ежами и водорослями. 
... обилие брошенной семьями эвакуированных офицеров разной живности. Перед эвакуацией хозяева раскрыли двери своих домов, разбросали по полу зерно, выпустили всех своих кур, поросят, лошадей, коров и собак. Эвакуация происходила 8 и 9 ноября. Приехавшую с мыса Васильева новую группу военных встречали лишь собаки да разбредшийся скот.
Здесь, на Онекотане, погибло только 26 пограничников из 110 человек. 84 остались живыми. Пограничники, которые нас принимают, в момент цунами находились на мысе Васильева. Там высота волны была небольшая - метров 6, так как аэродром находится над морем на высоте около 5 м, и он немного был залит водой. Здесь погибло 3 человека, погибло все подсобное хозяйство. Перед наступлением первой волны море отступило от берегов метров на 500, затем наступило первой небольшой волной, потом самой мощной волной и, наконец, опять более слабой волной.
[22 ноября 1952 г.] …застава была брошена внезапно, второпях. Оставлено много вещей и продуктов. В домах находили раскатанное тесто, сваренный студень и т. п. В казарме солдат оставлены мундиры, 5 винтовок, 2 автомата и 2 ручных пулемета. В домах оставлены радиоприемники, одежда, полушубки, швейные машины, детские куклы. Брошены куры, кошки и собаки. Куры все, за исключением одной и то полуживой, подохли от холода и голода».
Остров Парамушир, бухта Океанская
«[23 ноября 1952 г.] …по рассказам наиболее сильные разрушения были на рыбокомбинате Океанском и на китобойной базе, где высота цунами, говорят, достигала 20 м. К бухте Океанской подъехали в сумерки. Быстро был спущен катер, и в числе нескольких человек команды поехал на берег и я. На берегу нас встретили 2 мужчины и женщина.
Один из мужчин оказался директором Океанского рыбокомбината Берникидзе Михаилом Александровичем. Директор, когда мы представились ему, и он узнал, что имеет дело с представителем Академии наук, начал тотчас же рассказывать историю событий. Землетрясение началось ровно в 4 часа ночи. От сотрясения, продолжавшегося до прихода цунами через полчаса, начали разваливаться печи. Директор, убедившись, что опасаться следующих сотрясений нет оснований, начал успокаивать народ и отдал уже распоряжение готовить бригады для ремонта утром печей. Часто выходя в это время на улицу, директор увидел приближавшуюся стену цунами. Сообразив, что это означает, директор дал тревогу, и народ, кто только мог, стал спасаться бегством на соседний с комбинатом остроконечный невысокий холм, называемый здесь «Дунькиным пупом». Находясь на склоне холма, директор видел, что накрывшая огромный комбинат гигантская морская волна в несколько минут разрушила и смыла его. Волна была одна.
На месте комбината остались руины и разбросанные остатки строений, машин, цистерн, котлов, содержимого складов и вышвырнутые катера. Многое, что могло плыть, в том числе и люди, были оттянуты волной в море. Цунами был нацело разрушен огромный, протяжением 120 м, глубиной 7 м и шириной 6 м железобетонный мол, построенный ещё японцами, большие блоки этого мола были смещены на 50-70 см в сторону по пути движения цунами. Благодаря молу уцелел пирс, хотя участками его сильно повредило и расшатало. По словам директора, высота цунами была около 15 м, ибо волна, как он сам видел, накрыла на 2 м железобетонное здание цеха, находившегося на высоте 6 м от поверхности моря и имевшего высоту 7 м. Потом мы пошли к его дому, стоящему у основания «Дунькиного пупа».
По поведению директора и его спутников было видно, что все они порядочно пьяные. В доме мы застали пирующую компанию. Это были в основном военные, которые приехали сюда, чтоб принять оставшееся от комбината имущество, и второй день беспрерывно пьянствовали. Заставили и нас сесть за стол, выпить водки и есть жареную свинину, сыр, капусту и другие даровые продукты, доставшиеся живым людям за счёт большой катастрофы и гибели многих других.
Здесь, на Океанской, было тысяча с небольшим человек народу, погибло около 500 человек. На соседней к югу (в 18 км) китобойной базе разрушения и урон в людях были ещё больше. Из 300 человек там спаслись только 92 человека. Вся эта китобойная база была целиком уничтожена.
Подгорный «[24 ноября 1952 г.]
…Вторым рейсом катер шел на китобойную базу Подгорный, и Святловский поехал её осматривать. На китобойной базе, действительно, разрушения были ещё более крупными. Здесь 2 волны сошлись за разделяющим их мысом и, встретившись, значительно подняли свою высоту. Здесь оказались разрушенными огромные краны для приёмки китов. Краны, по грубой оценке весившие 140 тонн, были перемещены на 40 м в сторону. Волна шла с востока-юго-востока. Судя по тому, что к радиостанции, стоящей на высоте 19,5 м, был принесён кунгас, и с самой радиостанции была снесена крыша, высота волны в этом месте была несколько больше 20 м».
Мыс Лопатка
«[26 ноября 1952 г.] …Утро встретило нас на рейде мыса Лопатка. Сильный накат, высадка на шлюпке. Топографы выскочили, но промокли, мы со Святловским не решились высаживаться. На катер приехали люди с маяка просить соли и махорки. Оставив топографов на берегу, катер с прибывшими людьми ушёл обратно к кораблю. Расспрашивая прибывших людей о цунами, установили, что волна здесь была порядка 10-12 м. Разрушений и гибели людям она не принесла, т. к. все постройки, в том числе и маяк, расположены на поверхности вала, высота которого колеблется от 40 до 60 м. На восточном берегу, к северу от построек, находился кран для приёма грузов. Он находился на высоте 9 м от воды и цунами был вырван с места и свален.
На западном берегу Лопатки рядом с прибойной полосой находилось два озера с пресной водой. Цунами залило эти озера, и теперь образовалось одно озеро, соединившееся с морем. У озера находились на привязи несколько ездовых собак: все они погибли. Высота волны по точному измерению оказалась 14,5 м, т.е. опять весьма высокая».
Бухта Асача
«[29 ноября 1952 г.] …Около 4 часов дня остановились на рейде в бухте Асача. Быстро были спущены катер и шлюпка, и на нем, как обычно, поехали топографы, магнитолог и из нас, геологов, я. Топографы разыскали по разным следам уровень волны цунами, которая оказалась только 5 м».
Бухта Вилючинская

«[30 ноября 1952 г.] …На низменном мысу у северного берега бухты располагалась рыболовная база Главкамчатрыбпрома. Здесь было много строений, часто железобетонных, и деревянный пирс. Теперь все строения оказались смытыми, пирс очутился под водой и примерно половина косы исчезла. Людей теперь здесь нет (из 80 человек, говорят, погибло 40).
Один из спасшихся рассказывал в Петропавловске о трещине, образовавшейся перед приходом цунами, вдоль которой половина косы стала сползать под воду, о высокой стене цунами с ярким серебристым гребнем и т. п. Спасшихся людей вывезли, теперь здесь бродят только одичавшие собаки. Высота волны, по определению топографов, была 5,5 м.
Эта бухта Вилючинская, ещё до этого, в 1946 г., была ареной другого трагического события - снежной лавины, которой были уничтожены строения и люди на той же самой косе, которая теперь была смыта цунами.
Селение Халактырка
«…Алексеев (второй секретарь Камчатского обкома КПСС) рассказал на словах, что произошло во время цунами на Камчатке. В Халактырке смыло 3 дома, погибло несколько человек. В селении Халактырка смыт 1 и повреждено 2 дома. Водой затопило, но не повредило около 13 домов (1/3  селения). Люди искали спасения на склоне. Погибло 3 человека».
Деревня Налычево
«…В Налычево смыло всю деревню, но жители все спаслись, убежав на заставу. Та находилась на возвышенности. На месте деревни образовались 3 больших протоки Налычевой».
Деревня Жупаново
«…Деревня Жупаново сохранилась, т. к. находилась на возвышенном месте».
Кроноки
(бухта Ольга на Кроноцком полуострове)
«В бухте Ольга, в Кроноках, смыло склады нефтеразведки, и там погибло 9 (далее Пийп указывает, что 11 - В. С.) человек. Толчок в 4 часа утра здесь ощущался весьма сильно. Разрушились печи, падали со стен висячие предметы и сильно раскачивались сами постройки. После толчка море, всегда шумное здесь, стало необыкновенно тихим. Сразу же после толчка вода стала медленно отступать от берегов. Отступание продолжалось довольно долго, несколько минут. Затем столь же медленно море стало наступать и медленно надвинулось на берег, поднявшись метра на 1,5 над нормальным уровнем. До построек и складов, находившихся на высоте около 15 м над уровнем моря вода не дошла. Это был первый, низкий вал цунами. Затем море вновь стало медленно отступать и опять столь же медленно наступало, дав второй гребень цунами, высотой около 3 (?) м. Наконец, после 3-его отступания, море вновь стало медленно наступать, но на этот раз с шумом, и вдали на море показался в виде высокого вала третий гребень цунами. Это вал был разрушительным; высота его, судя по тому, что вода достигла поверхности террасы с отметкой 15 м, была 15 м. Этим валом были снесены склады и дома Богачевской нефтеразведки, попорчено всё сейсмическое оборудование сейсморазведки. Один жилой дом, в котором находились муж и жена, был поднят на гребень цунами, разломан и затем половина дома, в которой находился муж, залезший на чердак, была выброшена на сушу, а вторая половина дома, где находилась жена, была унесена в море, где женщина погибла. Всего здесь погибло 11 человек».
Другие географические точки
На мысе Изменном (около Петропавловского маяка со стороны океана) по измерениям Батурина (начальника гидрографического управления) высота волны, судя по измерению обледенелой каймы, была 5 м.
В Петропавловск морская волна пришла через 32 мин после первого сотрясения. Периодическое колебание уровня с максимальной высотой 70 см.
Мыс Шипунский
Вал 12 м. Поворотный мыс - 10 м. Мыс Пиратков (Топорков) - 10-11 м. Смыт дом метеостанции.
Бухта Жировая - 6 м
Разрушен 16-квартирный железобетонный дом и смыты все дома.
Озерная
- разрушения в комбинате. Народ убежал в горы, но им ничего не угрожало.
Несмотря на то, что в 1956 году советское правительство наконец распорядилось создать в СССР службу по предупреждению цунами, которая работает в России до сих пор, авторами публикации дневников Б. И. Пийпа (А. Белоусов, М. Белоусова, Е. Гордеев, А. Хренов, Ю. Дубик) был сделан вывод: «В настоящее время наша главная «страховка» от цунами - почти полное отсутствие населённых пунктов на тихоокеанском побережье нашей страны».
В нынешние времена "новые ученые" предлагают варианты дорогостоящих миллиардных проектов по предупреждению цунаминогенных катастроф. Но сами эти "ученые" по счастливой случайности не живут на опасном побережье Камчатки...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании