Как милиция захватила Петропавловск


События 1917 года подняли страну на дыбы, не оставив в провинциальном благодушии и камчатскую «тьмутаракань». До Октябрьской революции в Петропавловске жили около двух с половиной тысяч человек, в основном, чиновничество с семьями. Довольно многочисленной прослойке полицейских и жандармов делать практически было нечего: воровали у нас редко, а про убийства – слыхать слыхали, но не видали.
Например, за весь 1916 год окружной суд рассмотрел пять или шесть уголовных дел. Стражи правопорядка, в основном, «трясли» с местных рыбу и пушнину, искали неплательщиков ясака, шлялись по кабакам и домам терпимости – благо их в городе хватало. А вот к началу 1918 года Петропавловск сильно обезлюдел – осталось около тысячи горожан, остальных суровые вихри рассеяли по просторам теперь уже бывшей империи по заграницам.
 
«Хакко иттио!»
 
Но странно – чем меньше оставалось в Питере экс-подданных российской короны, тем больше появлялось торговых лавок, парикмахерских, ювелирных и прочих ремесленных мастерских. И в каждой такой точке можно было лицезреть личность восточной наружности: островная империя издавна вела политику отторжения Дальнего Востока от России. «Хакко иттио!» - «весь мир под японской крышей» - часть древнего самурайского закона Бусидо. Шустрые эмиссары Страны восходящего солнца всячески подогревали и без того неспокойную обстановку, вербовали сторонников среди обиженных переворотами горожан, готовились выступить в роли гонимых, чтобы немедленно получить помощь в виде экспедиционных войск метрополии.
В селе Завойко (Елизово) в доме купца Машихина собралась группа автономистов: эсер и ученый Пурин, эсдек Сусляк – преподаватель высше-начального училища, рыбопромышленник Подпругин и профессор-филолог из камчадалов Новограбленов. Посовещавшись, они решили объявить Камчатку самостоятельным государством. А действо сие происходило в ночь на 6 февраля 1918 года…
 
Ровно через месяц – 6 марта – в небольшой казачьей слободе из 24 домиков собрались всё те же лица, но уже под предводительством японского консула. Именуя себя членами областного комитета, они созвали «съезд трудящихся Камчатки», а их соперник – городской Совет рабочих и солдатских депутатов - одновременно кликнул на собрание рабочих, солдат и граждан с участием представителей ближайших волостей. На основе решений этого собрания обком автономистов был распущен. Заодно с ним была распущена и петропавловская городская Дума…
 
областной совет и милиция
 
7 апреля 1918 года состоялись первые в истории Камчатки выборы в областной Совет.
 
В него были избраны слесарь Ларин, солдат камчатской команды Олейник, почтовый чиновник Дудко, рабочий Шиманчик, рыбак Дынтан (напомню, что даты называются по новому стилю).
И чем же занялась только что избранная советская власть? Поделила жильё? Нет. Служебные собачьи упряжки? Тоже мимо. Отобрала для себя спирт? Да нет! Вот протокол №1 заседания исполкома от 29 апреля 1918 года. Решается вопрос о милиции. Вроде, всё спокойно в городе и сёлах. Бывший шеф уездной полиции, а затем и милиции Временного правительства Владимир Закржевский охотится где-то в районе Хутора (пос. Пограничный близ Елизово)... А в далёком от нашего Питера Питере на невских берегах 10 ноября 1917 года вышло постановление НКВД, в котором сказано, что «все Советы учреждают рабочую милицию… Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению её техническими силами». Разосланная по городам и весям страны директива требовала создавать на местах комиссии с целью «определения политической физиономии» бывших полицейских и милицейских работников с целью привлечения их на работу в новые органы правопорядка.
 
первый милиционер камчатки
 
От Закржевского новая власть потребовала раскаяния за то, что служил свергнутым режимам. Тот ответил, что делал своё дело, а какая там власть – это не к нему. Хлопнул дверью и ушёл. Фамилия Закржевского мне попалась на глаза среди жителей села Хутор, лишённых в середине 30-х избирательных прав, а после он был окончательно репрессирован. Вот кто по идее должен именоваться ПЕРВЫМ начальником камчатской милиции. Но человек забыт...

1 мая 1918 г. В 18.00 в третий раз собирается исполком.

«Заслушали условие, предъявленное организующейся командой милиционеров. А). Для команды милиционеров необходимы со дня вступления полный пансион как по уговору, т.е. жалованье в месяц 120 руб., готовый стол, полное обмундирование, отдельное помещение. Жить вместе с местной командой милиция не согласна. Б) Если невозможен полный пансион со дня зачисления на службу, то милиционеры служить согласны только на окладе 250 руб. в месяц. В) Повар, хлебопёк и дворник должны быть не из числа штата милиции… Постановили, усматривая из создавшегося положения, единственный выход: организовать отряд из 9 человек с окладом по 250 руб. на всём своём… Взамен отказавшегося от должности Евсеенко возложить обязанность заведующего милицией на тов. ЮшинА».
 
Арестовать советскую власть!
 
10 июля 1918 года в Петропавловск пришла телеграмма от русского консула в Японии Лебедева с запросом, арестована ли советская власть, а не то… соли вам Япония не отгрузит! Руководители Совета находились во Владивостоке, члены Совета впали в ступор от растерянности. Воспользовавшись беспомощностью Петропавловска, в селе Завойко (Елизово) клан Машихиных махом собрал волостной съезд, объявил диктатуру волости по всей губернии при подчинении её сибирскому правительству Дербера.
Получив поддержку от скинувших рыбацкие робы подпоручика Колышкина, штабс-капитана Семёнова, есаула Сальникова, прапорщика Охрименко, владельца мельницы Болтенко (прибывшего в Петропавловск с документами союза приамурских кооперативов, чтобы прикупить рыбки для нужд Владивостока), сельские властители Камчатки арестовали членов Совета и на пароходе «Завойко» отправили во Владивосток. Но оттуда в августе под видом инструкторов по кооперации прибыли коммунисты М. Воловников, Н. Холодов, левый эсер (ставший большевиком в 1920 году) П. Маловечкин, возглавившие борьбу за восстановление власти Советов…
 
Белая и красная власть
 
Во Владивостоке высадились японские оккупанты, сибирское правительство было с их подачи низложено ХабенСКИМ, извините, Колчаком! Заодно слетело и «автономное временное правительство Завойковской волости». Губерния оказалась под белой властью.

Но в ночь с 9 на 10 января 1920 года окрепшие борцы за власть Советов арестовали 25 офицеров и работников администрации Петропавловска.

10-го же на общем собрании жителей Петропавловска и окрестных сёл был избран военно-революционный комитет. Возглавил его Маловечкин. В мае в состав комитета вошёл Ларин. 11 января ВРК объявил по области власть трудящихся и, не откладывая дело в долгий ящик, приступил к организации добровольной охраны (милиции). Комендантом её стал Барвинский, а комиссаром – Николай Павлович Фролов, которого на протяжении многих лет именуют первым начальником Камчатской милиции. При КПСС, наверное, это было актуально…
Летом 1921 года из Читы пришло сообщение о готовящейся высадке на полуостров полутысячной белой экспедиции во главе с Бочкарёвым (по некоторым данным тех лет под этой фамилией выступал коммерсант Валентин Озеров, в своё время сдавший американскому предпринимателю Олафу Свенсону на шхуну «Мазатлан» за 220 тыс. долл. 75 винчестеров, полсотни автоматических револьверов «Ремингтон» большую партию казённой пушнины). В распоряжении Совета находились 10 милиционеров и столько же сотрудников аппарата управления. На собрании жителей города ревком принял решение уйти в глубь полуострова. 28 октября, завидев приближение парохода «Кишинёв», набитого бочкарёвцами, советская власть вместе с народной милицией ушла в сопки. Остановились в селении Колыгер близ Жупанова.
 
Партизаны
 
В декабре того же 1921 года из Анадыря в Петропавловск перебрались Георгий Елизов, Митрофан Лонгинов и Пересвет-Солтан. Вначале они нашли приют в Сероглазке в семье И. Крупенина, но через несколько дней были арестованы. Беляки не смогли за две недели допросов «расколоть» троицу на причастность к деятельности в пользу красных и отпустили её восвояси. Те сразу подались в партизаны.
В феврале следующего года Елизов уже командовал небольшим отрядом, который, присоединив по дороге десяток охотников – аборигенов, стал вблизи Петропавловска. На крыше своей заставы «красные» водрузили деревянный макет пулемёта, а сами, разъезжая на лыжах во все стороны, имитировали многочисленность. По ходу дела захватили и расстреляли направлявшегося в Паратунку полковника князя Лукомского. Может, человек искупнуться ехал...
Вскоре елизовцы заняли село Авача. По возвращении местных жителей с охоты (в апреле) и по прибытии членов ревкома Ларина, Шлыгина, Щербакова, Елисеева и Каричева из Начик было решено созвать съезд, который и состоялся в Завойко (ох уж эти завойковцы-елизовчане! Так и норовят повластвовать в Питере. Не зря один большой человек в краевом центре, служа в своё время в УВД, не любил елизовских. «Понаехали тут» - прим. авт.). Согласно решению съезда делегат от жителей ительменского села Ухтолок и ряда других деревень Тигильского района, первый председатель Тигильского кооператива, телеграфист Илларион Васильевич Рябиков вместе с двумя камчадалами был послан в Петропавловск с требованием к японскому консулу и городской Думе очистить город от власти белых и вывести прочь из бухты японские корабли… С ними разговаривать не стали. Делегатов-камчадалов на второй день прогнали, а Рябикова после нескольких месяцев издевательств и пыток убили в трюме парохода «Свирь»…
2 июня 1922 года партизаны заняли располагавшуюся близ Петропавловска сельхозферму, потеряв в бою за неё Тушканова, Давыдова, Бохняка и Войцешека. Японцы высадили десант с крейсера «Читозе», и красные отступили, решив организовать... добровольный! отряд из охотников, поселившихся вдоль реки Камчатка.
 
день рождения
 
Через посредников (в документе – «третьи руки») у японских захватчиков партизаны закупили(!) остро необходимые продовольствие и одежду. Покупки благополучно были выгружены в Налычево. Белая карательная экспедиция двинулась было бить партизан, но, добравшись до Начик, вынуждена была отступить: навстречу шёл партизанский добровольческий отряд. 6 ноября занята сельхозферма, партизанские силы, костяк которых составляли кадровые и будущие милиционеры, соединились и в 10 часов утра 10 ноября 1922 года торжественно вступили в Петропавловск. Белые на судне «Магнит» ушли к северной части полуострова. «Все трудящиеся празднуют факт очищения Камчатки от белых паразитов» - слова из лозунга от 13 ноября. С установлением советской власти жителей области 15-го числа поздравил уполномоченный облнарревкома Лукашевский. Руководство милицией принял на себя Фролов.
К сожалению, много интересных документов было сожжено в 1941 году (опасались японского десанта). Но и из имеющихся протоколов заседаний различных собраний, записок, отчётов, доносов разных лет предстаёт жизнь. Жизнь той же самой милиции с героическими буднями...

Например, 1927 год, лето.

Японский рыбак в центре Петропавловска подарил двум милиционерам пачку сигарет. Старший «зажал» её от младшего. Утром отправлен домой под арест «за якшание с японцем».

Тридцать какой-то год.

Снят с должности начальник областного уголовного розыска за то, что, имея жену на материке, завёл вторую, дал постороннему гражданину поносить свой револьвер и поселил в своей квартире находящегося в розыске уголовника.

Начало 41-го.

Милицейское начальство то и дело ругает подчинённых за грязь в кабинетах, неотдавание чести старшим по званию, нарушение формы одежды, постоянный трёп в дежурке по служебному телефону, сон на постах, самовольные отлучки и пьянство. Состав сотрудников милиции – секрет!
 
плоть от плоти народная милиция
 
Так что же у нас получается? Милиция наша и в самом деле плоть от плоти народная, и власть привела к власти. Кто всё-таки первый главный милиционер Камчатки из пяти кандидатур?

И всё-таки 10 ноября – действительно повод для праздника даже для тех, кто не любит ментов.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании