Икра на погонах

 
Приговор бывшему подполковнику, одному их организаторов браконьерства, вряд ли сломает саму порочную систему военных на Камчатке...

 
СИСТЕМНОЕ ЗВЕНО
Грустные мысли вызвало вынесение приговора бывшему командиру радиотехнического батальона Владимиру ГАВРИЛЮКУ в гарнизонном суде Петропавловска-Камчатского. Дело давнее. Вина Гаврилюка не вызывала сомнения. Его давление на многих подчинённых, ставших свидетелями в этом позорном деле, ничего не могло изменить. Как и трогательное заступничество нескольких полковников...
Вокруг подразделений, подобных гаврилюковскому, кормились многие местные военачальники. Именно от этих «синекур» шли наверх жирные гостинцы из лососёвых деликатесов для заезжих инспекторов и для челобитных в столицу. Круглолицый Владимир Гаврилюк был важным звеном в порочной системе очковтирательства и мнимой боеготовности, поэтому чувствовал себя уверенно. Но слишком уж явными были неприглядные его делишки. От обвинительного приговора Гаврилюку было не отвертеться. Приговор и стал обвинительным. Даже с реальным, а не условным сроком наказания. Возмездие, казалось бы, свершилось. Отчего же грустные мысли в связи с этим?
РЫБНЫЙ ОБРОК
Напомним о событиях, предшествовавших суду. В начале ноября 2016 года в ФСБ обратился матрос-контрактник из гаврилюковского батальона Игорь Деревянко. Матрос искал защиты от произвола со стороны комбата. Со слов Деревянко, когда комбат узнал, что Игорь имеет знакомых, занимающихся рыбалкой, он буквально обложил его икорным оброком. В течение зимы 2014-2015 годов матросу пришлось сделать не менее пяти «подношений» на алтарь батальонных интересов, принося каждый раз от 5 до 24 кг лососёвой икры. Поначалу он брал икру у друзей, но потом приходилось покупать деликатес за свои деньги. Компенсировать расходы комбат обещал продвижением по службе.
Летом 2016 года подполковник предложил матросу провести заготовку лососёвой икры на острове Беринга, где расквартирована одна из рот радиотехнического батальона. Как уверял Гаврилюк, промысел законный, что было заведомым обманом. Мог ли матрос отказаться? Разумеется, мог. Но служившие в армии знают, что просьба командира больше чем просьба. Не всякому достанет мужества стать «неугодным». Деревянко решил помочь «батальонным интересам» и согласился.
Чтобы запастись всем необходимым, Игорю пришлось занять деньги у матери, которая специально для этого взяла в банке кредит на 600  000 руб. Из этой суммы комбат сразу одолжил у матроса 100  000 руб. (вернул впоследствии только 30  000 руб.).
Рассчитаться Гаврилюк обещал солдату продвижением в прапорщики. В августе 2016 года Деревянко отправился на остров в сопровождении прапорщика Лысенко и трёх своих товарищей, не являющихся военнослужащими. Две недели они пробыли в расположении островной роты, а потом их отвезли на тягаче в охотничью заимку на мысу Толстом, в 60 км от посёлка. Рыба в реке уже шла на убыль, потому заготовить успели порядка 200 литров горбушовой икры. Продукцию забирал приезжавший на вездеходе капитан Аракчеев - командир островной роты. Наведывался и сам комбат Гаврилюк. Бригаду продержали там до конца октября, а в Елизово Деревянко и товарищи вернулись в ноябре. Промысловое имущество Игорю сказали оставить на острове до следующей лососевой путины.
«МЫ ТЕБЕ ЭТОГО НЕ ПРОСТИМ…»
Придя к комбату, Игорь узнал, что обещанного повышения по службе не будет. Но это ещё полбеды. В шок его повергла другая новость: Гаврилюк отказался компенсировать потраченные 600  тысяч. Матрос понял, что нагло обманут своим командиром. При зарплате в 37  тыс. руб. ему предстояло продолжать ежемесячно выплачивать банку по 20 тысяч. Не желая участвовать дальше в грязных гаврилюковских делах, Деревянко обратился в ФСБ, где рассказал всё, как было. А дальше, как утверждает Деревянко, комбат начал давить на солдата и его родителей, чтобы Игорь поменял показания и сказал следователям, что это, мол, сами сотрудники ФСБ заставили солдата оговорить своего комбата, а на острове Игорь вроде как сам (!) «отпрашивался» у капитана Аракчеева, ездил на речку, порол рыбу, солил икру и добровольно привозил её в роту. В такую чушь нормальный человек не поверит. Но это, заметьте, совсем не безобидная болтовня: матросу предлагалось взять на себя всю вину за браконьерский промысел.
Следствие шло долго. Игоря Деревянко поочерёдно вызвали к себе два высоких чина из руководства камчатской военной группировки. Первый из них представлял административную часть руководящего эшелона, второй - так называемых «воспитателей» (бывших замполитов»). Оба настоятельно рекомендовали Игорю отречься от своих обвинений в адрес комбата. Офицеры не гнушались откровенными угрозами. «Мы тебе этого не простим, - сказал один из них. - Мы возбудим уголовное дело, и ФСБ тебя не защитит».
ШИЛО В МЕШКЕ
Просчитались бесчестные носители погон (не назову их офицерами). В ФСБ проявили настойчивость и довели дело до конца. Спустить всё на тормозах не дали военным и общественники из регионального отделения Комиссии по противодействию коррупции. 21 февраля этого года в суде огласили обвинительный приговор. За превышение должностных полномочий бывший подполковник Гаврилюк получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Приговор, на мой взгляд, более чем мягкий, если учесть какой колоссальный вред боеготовности войск наносят деяния людей, подобных Гаврилюку и его высоким «заступникам». Из суда бывший подполковник направился не на нары, где ему самое место, а к себе домой. В поселение ему предписано добираться самостоятельно, поэтому поедет туда Гаврилюк, думаю, не скоро: наверняка будет ещё обжаловать приговор. Практически ничего не потерял он и в деньгах, а матросу контрактной службы ещё предстоит самостоятельно гасить банковский кредит.
Справедливости ради попробуем рассмотреть и версию Гаврилюка в трактовке этих событий. Бывший подполковник пытается утверждать, что матрос, которого отправили в служебную командировку на остров Беринга, сам отпросился у командира островной роты на рыбалку и потом добровольно таскал добытую и засоленную икру в расположение роты. Но тогда Гаврилюк пытается подставить командира роты Аракчеева, у которого якобы отпрашивался Деревянко. Тогда судить нужно было именно Аракчеева. Ведь при всём желании не смог бы солдат незаметно завезти на остров лодку, мотор, генератор, стройматериалы и прочее, да ещё и доставить всё это на мыс Толстый. Между тем, как следует из материалов дела, большое число свидетелей на острове видели, как приехали из Петропавловска Деревянко, прапорщик Лысенко и трое гражданских, как они находились в роте, не исполняя никаких обязанностей, и как уехали потом на рыбалку. Напрасно метался потом подполковник и его подручные, вынуждая солдат давать ложные показания, вплоть до подделывания записей в книге приёма-сдачи дежурств. Все эти запоздалые потуги рассыпались под напором всё новых доказательств.
Собственно, врать в поддержку погрязшего в грязи подполковника, уже мало кто хотел. В частности, не собирался этого делать свидетель Сергей Леонидович Пасенюк - очень уважаемый на острове человек. Именно с ним договаривались военные чины, а отнюдь не Игорь Деревянко, о доме на мысе Толстом. Солдата Сергей Леонидович и не знал-то раньше никогда…
Косвенные доказательства вины Гаврилюка можно найти даже в показаниях его непосредственного командира Подберёзского. Что характерно, и его мог подвести под статью комбат Гаврилюк, когда акцентировал в своих показаниях, что это именно Подберёзский, а не он, отправил солдата в командировку на остров, поскольку у комбата не было таких полномочий.
НЕ ПО СЕНЬКЕ КАФТАН
Упомянутый выше полковник-«воспитатель», с присущей политработникам фарисейством, пытался выдать следствие по Гаврилюку за преследования образца 1937 года… Полноте, полковник, слишком много чести вашему упитанному протеже, да, собственно, и вам! В 37-ом многие люди действительно безвинно пострадали в горниле политических чисток. Ворюг и лизоблюдов это как-раз таки и затронуло меньше всех. Очковтирательства, подменяющего интересы боеготовности, увы, хватало у нас во все времена. Защищая Родину, лучшие люди Отечества делали рывок из окопа, бросаясь в штыковую атаку или на огонь пулеметов, как и должно военному - давшему присягу. Трусы же и приспособленцы, забыв о присяге, оставались жить, не поднявшись из укрытия. Что дело довели до логического завершения, конечно, хороший результат. Но выводы, боюсь, если и будут сделаны, то совсем не те, что нужно.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании