На Дальнем Востоке люди будут жить лучше, чем остальные россияне?

 
Условия жизни на Дальнем Востоке должны стать лучше, чем в среднем по России.

Президент дал это поручение, когда в состав ДФО ещё не вошли Бурятия и Забайкалье. Как присоединение новых регионов изменило работу в округе, рассказал зампредсед Правительства РФ - полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.
Корр.: - Юрий Петрович, Владивосток стал столицей ДФО. Полпредство переедет туда из Хабаровска в течение года. Какие структуры могут остаться на старом месте? Например, Ространснадзор перевод не планирует.
Ю. Трутнев:  - По поводу ведомств, которые умно излагают, что они не планируют переезд, я бы вспомнил рекламу «Иногда лучше промолчать». Это указ президента России.
Корр.: - Что статус столицы ДФО даст Владивостоку?
Ю. Трутнев:  - Прежде всего это близость контрольно-надзорных и административных структур к инвестпроектам. Сегодня большая часть инвестиций - около 60% - приходит во Владивосток. Их надо обслуживать, создавать условия, предоставлять земельные участки, разрешения, энергетику, строить дороги. И чем быстрее и эффективнее мы будем вести эту работу, тем конкурентнее будет наше инвестиционное пространство. Сведения о том, как на какой-то территории помогают бизнесу, очень быстро расходятся.
Корр.: - А на обычных жителях как статус отразится?
Ю. Трутнев:  - Надо сделать так, чтобы город в полной мере соответствовал статусу столицы ДФО. Там есть театр, университет, строятся музеи, балетное училище. Планируется строительство установки класса megascience. Мы перед Новым годом собирались по поводу создания центра компетенций целого ряда компаний на острове Русский. Работа идёт, но может получиться как с переправой. Может статься так, что люди ждут совсем не этого...
Корр.: - Сейчас идёт сбор предложений в Национальную программу развития Дальнего Востока. Все желающие могут оставить их на сайте ДВ2025.РФ. Что она даст простым людям?
Ю. Трутнев:  - Надеюсь, счастье. Национальная программа - интегральный документ, собирающий в себя условия для экономического развития региона и обеспечивающий условия для жизни людей. Он должен объединить оба процесса. Ясно, что эти задачи надо решать практически всем составом правительства, потому что вопросы есть ко всем министерствам, но сначала надо узнать, чего хотят люди, что им нужно. Не всегда можно из кабинета губернатора и тем более из Москвы точно определить, в чём на самом деле нуждаются люди. Всё делится на тактику и стратегию. Мы получим материалы, которые дадут нам скорее тактический уровень. Но должно же быть и стратегическое видение развития территории, основанное на её преимуществах, на уже существующей инфраструктуре и сложившихся компетенциях. Например, есть отдельная важная задача, связанная с развитием на Дальнем Востоке науки, высоких технологий, финансового сектора. Буду рад, если такие предложения поступят с мест, но всё-таки в большей части это площадка как раз для работы федерального центра. Здесь нам потребуются эксперты по соответствующим видам деятельности. Мы будем заниматься и стратегическими трендами развития Дальнего Востока.
Корр.: - Дальний Восток по многим показателям из поручения президента отстаёт от средних по России. Как будете нагонять?
Ю. Трутнев:  - Дальний Восток требует особого внимания. За десятилетия здесь накопились отставания в сфере инфраструктуры, медицины, образования. Все условия для жизни прежде всего создавались в Центральной России. После освоения нашими прадедами Дальнего Востока, скажем так, процесс выравнивания условий жизни и региональной экономики двигался со значительным замедлением на Дальнем Востоке по отношению к центру. Именно поэтому существует министерство по развитию Дальнего Востока и вице-премьер в правительстве, который отвечает за развитие этой территории. Мы начали заниматься экономикой. Нас за это критиковали и продолжают критиковать, но мы к этому спокойно относимся, мы уверены, что правы. Если не будет предприятий, рабочих мест и налоговых поступлений в бюджет, то ничего другого мы не построим. Не будет ни качественного здравоохранения, ни образования, ни дорог. А нагонять будем за счёт опережения. Собственно, оно уже происходит, но пока только в сфере экономики. Темпы экономического роста в ДФО выше, чем в среднем по России. Сегодня на территорию Дальнего Востока поступает 32% всех прямых иностранных инвестиций в РФ. По сельскому хозяйству у нас рост по этому году уже превышает 15%. По большинству показателей экономического роста, если не по всем, мы опережаем среднероссийские. Того же надо добиться и в социальной сфере.
Корр.: - Каким образом?
Ю. Трутнев:  - Мы начали реализацию программы развития центров экономического роста. Она предусматривает создание 199 больниц, школ и детских садов в течение трёх лет.
Корр.: - Ситуация в разных регионах ДФО кардинально различается. Очевидно, что по темпам роста Еврейской автономной области не угнаться за Приморьем.
Ю. Трутнев:  - Вы абсолютно правы. Развитие - это совместная ответственность. Например, то, что мы так долго не могли найти проекты, изменяющие экономическую ситуацию на Камчатке и Чукотке, это и наша проблема, а не только местных губернаторов. Иначе зачем мы нужны? Но мы нашли их. На Чукотке - Баимская рудная зона, 5 миллиардов долларов инвестиций - для региона огромные деньги. Это в разы увеличит его бюджет, после того как предприятие будет сдано. На Камчатке появится хаб для перегрузки сжиженного природного газа «Новатэка». Он приведёт к круглогодичной работе Северного морского пути. Пока проект проектируется, но мы его всячески поддерживаем, находимся в постоянном контакте с «Новатэком».
Недавно на Камчатке появился ещё один очень интересный проект. «Роза Хутор» решила создать здесь круглогодичный курорт. Объём частных инвестиций оценивается в 15 миллиардов рублей. И дело даже не в сумме, а в том, что Камчатка - уникальная территория с огромным туристическим потенциалом. Других таких мест на земном шаре не найти, но здесь почти полностью отсутствует туристическая инфраструктура. Стоит она дорого, окупается медленно. К сожалению, туризм нельзя развивать как проекты в сфере недропользования, тут эта схема не работает. Нужна инфраструктура: дороги, гостиницы, причальные стенки, а они окупаются десятилетиями. Но весь мир прошёл этим путём, и мы пройдём. Пока в наши существующие правила туризм не помещается никак. Обычно мы берём мультипликатор 10: если инвестор вкладывает 100 миллионов, мы можем дать 10 на инфраструктуру. Так работает основная часть проектов, но не туризм. По этому проекту объём государственных инвестиций потребуется даже больше, чем частных. При 15 миллиардах бизнеса требуется 20 миллиардов государства. Такое сложное решение, но его надо принимать. Я уже говорил с председателем правительства Дмитрием Медведевым на эту тему. Реакция была положительная. Он понимает, что мы по общим правилам там ничего не сделаем. Так что засучиваем рукава и начинаем работать по этому проекту. Тем более что нельзя сказать, что вся эта инфраструктура будет создана под один проект. Сегодня выходит «Роза Хутор», но если мы уже завтра построим там порт, дороги, линии электропередачи, а они - подъёмники, то, конечно, придут и другие компании.
Корр.: - Как эта деятельность затронет природу? Будут пересмотрены границы существующих заповедников?
Ю. Трутнев:  - К природе отношусь с искренним уважением, всегда за нее боролся. Но мне кажется, что мы должны находить точки равновесия во взаимоотношениях человека с дикой природой. Не можем же мы бегать в шкурах и набедренных повязках. Во всём мире спортивные, рекреационные объекты строятся, в том числе на охраняемых природных территориях. Да, по жёстким правилам, с требованиями минимального воздействия на окружающую среду, но строятся. У нас пока нет необходимости менять границы федеральных особо охраняемых природных территорий (ООПТ), есть некоторый вопрос с региональными, но мы его решим.
Корр.: - Что считаете наиболее важным за прошедший год для Дальнего Востока?
Ю. Трутнев:  - Во-первых, это решение президента по разработке нацпрограммы. Мы постараемся собрать в неё всё необходимое для развития Дальнего Востока. Во-вторых, поручение президента, что не менее 5,5% расходов инвестиционного характера госпрограмм должен получать Дальний Восток. Это не переломит ситуацию за месяц или за год, но уже создаёт уверенные предпосылки для того ответа на ваш вопрос «А как догонять будете?». За счёт этих процентовч на Дальнем Востоке будет строиться все больше школ, больниц, детских садов, качество услуг будет повышаться.
Корр.: - Какие новые законы для Дальнего Востока могут быть приняты в 2019 году?
Ю. Трутнев:  - Мы плотно работаем над мерами по поддержке материнства и детства. Думаю, что решение в самое ближайшее время будет принято. Кроме того, нам не нравится режим специального административного района (САР). Мы считаем, что он слабенький и никаких преимуществ региону не принес. Мы хотим создать на базе этого закона эффективный конкурентный механизм. Мы же создавали территории опережающего развития (ТОР) и режим Свободного порта Владивосток (СПВ) именно как конкурентную площадку, которая может быть востребована в мире. Мне представляется, что кое-что у нас получилось, потому что иностранные и российские инвестиции на Дальний Восток идут. Надо что-то подобное создать по механизму финансового центра. Есть ещё идея, совсем уж сумасшедшая, связанная с Арктикой. Она сейчас тоже в определённой степени относится к моей зоне ответственности.такие начинания.
Корр.: - Как идёт реализация программы «Дальневосточный гектар»?
Ю. Трутнев:  - Программа идёт в рабочем режиме. На старте было два лагеря, один говорил «ура, наконец-то», второй, что «всю землю растащат, всё своруют, и вообще ничего не получится». Были ещё и те, кто считал, что это не панацея, Столыпин это всё делал круче. Понимаете, никто не претендовал ни на лавры Столыпина, ни на то, что это осчастливит всех дальневосточников. Это лишь один из фрагментов программы действий по развитию Дальнего Востока. Сегодня принято решение выделить землю уже 54 тысячам людей. Они строят дома, организуют пасеки, сельское хозяйство. Это в любом случае хорошо. Привела эта программа к тому, что все бросили дома в центральной части страны и поехали получать гектары и строиться на Дальнем Востоке? Нет, не привела, но у нас и не было таких иллюзий. Программа работает совсем неплохо, по крайней мере, я не знаю другой территории в мире, где можно за 30 дней землю получить.
Корр.: - Можно улучшить программу?
Ю. Трутнев:  - Можно, есть большой резерв повышения её эффективности за счёт уменьшения «серых» зон. Это те территории, которые предоставлять людям по программе нельзя. Есть зоны, которые трогать не надо, потому что они должны быть - земли обороны, особо охраняемых природных территорий. Но помимо них множество участков просто изъяты с карты предоставления решениями губернаторов, законодательных собраний. Они очертили вокруг города круг - тут нельзя, потому что город будет развиваться. Вроде всё логично, но на сколько километров в течение ближайших 10 лет город будет развиваться? Отрезали, например, 20 километров. А может, он по радиусу дальше пяти в ближайшие годы не уйдёт? Может быть, стоит это кольцо немного сжать и дать людям возможность построить дом поближе к инфраструктуре, к центру города, к своей работе? Мне кажется, это принесло бы пользу, этим мы и займёмся на втором этапе программы.
Корр.: - Вы, кстати, в Давос едете в 2019 году? В 2016 году вы там навели шороху.
Ю. Трутнев: - Я вообще не люблю ездить туда, где меня не очень ждут. Едешь ведь обычно с какими-то открытыми намерениями, не в качестве диверсанта, поэтому, когда люди ждут, улыбаются, приятно ехать и работать вместе. Я и в прошлый раз ездил по заданию руководства. Дадут задание, поеду в Давос или куда пошлют, могу ещё раз с ними пообщаться. Если нет, с удовольствием буду работать на Дальнем Востоке.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании