Вспоротая путина

 
«Близорукие» научные подходы превратили добычу лосося в Усть-Камчатском районе в опасные эксперименты над людьми

 
Нынешним летом Камчатка гремит по выловам лосося на всю страну. Небывалые подходы горбуши на западном побережье полуострова дали возможность неоднократно увеличить объёмы вылова лососей, которые достигли рекордной цифры 350 тысяч тонн. Рыбаки смогли взять на порядок больше рыбы по сравнению с прошлыми годами в Камчатско-Курильской подзоне. На восточном побережье «добро» на дополнительный лов получили рыбопромышленники Карагинской подзоны. Но в Усть-Камчатском районе путина странным образом провалилась: вместо 26 тысяч тонн рыбаки добыли порядка 10 тысяч. С первого взгляда, это произошло вопреки законам природы, но получило своё логическое объяснение после расследования «КВ».
Рыба никуда не исчезла
По данным «КВ», чавыча, кета и нерка показали хорошие подходы в Усть-Камчатском районе, сегодня нерестилища в районе озера Азабачье заполнены неркой и рыба продолжает идти, задавливая конкурентов на нерест, но там путина уже практически закончилась. Всего же из 77 дней «красного» промысла рыбаки района отработали 36 дней. Помешали не только шторма. Проходных дней по рекомендации учёных было в два раза больше, чем обычно, и к тому же в разгар путины закрывался промысел. Кроме того, в путину-2018 сотрудники Камчатского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), похоже, решили провести новые эксперименты, причем прямо во время промысла.

Чем отличается «красная» путина на востоке Камчатки?
Прежде чем показать, как была сорвана усть-камчатская рыбалка, предлагаем читателю оценить её особенности на восточном побережье полуострова. Уникальность рыбной отрасли Усть-Камчатского района заключается в том, что она представляет собой полный цикл добычи и переработки рыбы. Если на западе Камчатки приличная доля рыбы после вылова перегружается на суда или вывозится в «город» для обработки, то в Усть-Камчатском районе сырец превращается в готовую продукцию на берегу. Производство конечного продукта тянет за собой не только транспортную логистику по вывозу продукции по дороге в морпорт (почти 1000 км), но и постоянную заботу о камчатцах и производстве. Здесь вы редко встретите гастарбайтеров и временных работников. В той же «Устькамчатрыбе» люди трудятся династиями. Зарплата за путину обеспечивает потом жизнь семей на оставшиеся месяцы в году. Не трудно понять, что все деньги, заработанные на путине, остаются на Камчатке. Это не говоря уже о налогах и социальной нагрузке в Усть-Камчатском районе.
Как сохранить возобновляемый ресурс

Для координации социальной помощи в районе была создана некоммерческая организация «Усть-Камчатская ассоциация рыбопромышленников». Через ассоциацию в том числе финансируются авиационные полеты для научных учетов подходов лосося. В текущем году также была создана ассоциация рыбаков для охраны биоресурсов («Усть-Камчатская ассоциация по охране ВБР»), для чего были наняты нештатные инспекторы и создана серьёзная материальная база (лодки, моторы, домики и т.п.). По всей реке Камчатке появились посты охраны, что позволило не только оградить реку от браконьеров, но и следить за подходами лосося. Как видим, рыбодобывающие организации кровно заинтересованы в сохранении нерестилищ, потому как лососевый промысел передаётся сквозь поколения, является возобновляемым и традиционным для нашего региона.
Хроника восточной красной путины-2018

В этом году лососевая путина на востоке полуострова официально стартовала 1 июня, но весна на Камчатку пришла поздно, поэтому из-за холодов путина задержалась почти на две недели. Ближе к середине июня случился первый мощный толчок нерки, после которого начались проходные дни, в которые ловить рыбу нельзя. Учёные определили проходными днями понедельник и вторник. Проблем рыбакам добавил и мощный паводок в реке Камчатка, который начался в начале июля и не спадал до начала августа.
Согласно правилам рыболовства, разрешение на вылов определенного количества лосося должна давать наука. Для этого учёные проводят авиаучеты, снимают показания счетчиков, которые расположены по разным сторонам берегов нерестовых ручьев, а также организуют контрольные сплавы для вылова рыбы. Как мы отметили выше, этим летом реки на востоке полуострова сильно разлились. В итоге протоки, по которым лосось шел на нерест в озеро Азабачье и на которых установлены счётчики, стали шире в несколько раз, вода поднялась на 3-4 метра. Понятно, что рыба плавает там, где ей удобно, а не через датчики, но «наука» учитывала только ту рыбу, что была зафиксирована приборами. Контрольные сплавы проводились учёными, но не учитывались подходы лосося по притокам реки и её устье. Основываясь на таких данных, «наука» начала закрывать промысел на ставных неводах, которые расположены в устье реки.
Как мы уже отмечали выше, рыбаки из 77 дней промысла простояли без работы 42 дня. Далее учёные решили, что даже при закрытых ловушках неводов рыба в реку не идёт. Возможно, просто вода была мутная или недостаточно тёплая для рыбы. Похоже, эти аргументы «наука» не принимала в расчёт, но быстро нашла выход из положения, обвинив рыбаков (которые, напомним, не работали) в том, что их сетные ловушки мешают заходу рыбы. Было принято решение снять ловушки в начале июля. Знающие рыбаки понимают, что это очень тяжелая и трудозатратная работа, занимающая целый день. На момент приказа о демонтаже ловушек было сильное волнение в море (2-3 балла) и мощное течение в реке, что потребовало от рыбаков не только большого умения, но и серьёзного риска. Был ли оправдан этот риск? «Наука» ответ на этот вопрос пока не дала.
Вице-президент «Усть-Камчатской ассоциации рыбопромышленников» Роман КИРИЕНКО, выступая на рабочей группе государственной комиссии по регулированию рыболовства с привлечением учёных и заинтересованных ведомств, заявил, что такие установки «науки» не только сомнительны с точки зрения обоснованности защиты лосося, но и напрямую подрывают рыболовство. Мало того, что рыбаки теряют средства к существованию, так они ещё могут и головы сложить. К сожалению, аргументы Романа Игоревича услышаны не были. В тяжелейших условиях ловушки были сняты.
Миновали несколько дней, после чего ловушки было разрешено вернуть обратно: учёные признались, что эффекта данная игра с неводами не принесла. К чему был этот опасный мартышкин труд — тоже остаётся загадкой.
Кстати, это был первый случай в истории камчатского рыболовства, когда в Усть-Камчатском районе снимались ловушки в разгар путины.
К сожалению, на этом «научные» эксперименты не закончились. В связи с тем, что (согласно данным учёных) рыбы в реке не прибавилось, сотрудники КамчатНИРО придумали новую головоломку для рыбаков. Если во все предыдущие года промысла (более 100 лет) так называемое «крыло» невода поднимали и подвязывали на протяжении всего 60-70 метров, что вполне обеспечивало проход рыбы, то теперь почему-то вдруг стало необходимо поднять полкилометра сети и подвязать её через каждые 50 см. Рыбаки, некоторые из которых работают на этих участках 20 и более лет никогда не были против прохода рыбы на нерест, но так и не смогли понять - зачем над ними издеваются.

Рыбаки были не против дать рыбе больше возможности заходить на нерест, но ведь для этого существуют проходные дни (понедельник, вторник, среда)! Но главное - это дополнительная кропотливая работа. В итоге на каждый ставной невод пришлось изготовить 1000 завязок. Конечно, это понесло за собой финансовые затраты, ведь люди занимались очередным «научным» экспериментом. И ладно бы эта идея принесла ощутимый результат... Р. КИРИЕНКО провёл анализ проходящей рыбы по данным контрольных рыбалок. Выяснилось, что число проходящей рыбы на нерест кардинально не изменилось до и после очередного эксперимента. Получается, что бригада ставного невода (12 человек) теряла рабочий день, чтобы подвязать сеть, потом день — развязать, а если учесть, что из 7 дней недели 3 дня проходные плюс 2 дня на «подвязать-развязать», то бригады полноценно работали на промысле всего 2 дня в неделю. Если это не издевательство над людьми, то поправьте меня!
В конце июля рыбаки организовали очередной полёт для авиаучёта. Сотрудники КамчатНИРО облетели нерестовые реки и сделали вывод, что рыбы мало, её почти не видно, ситуация близка к критической. А всего спустя несколько дней стационарные посты «Ассоциации по охране ВБР» сообщили, что рыба идёт массово, нерестилища быстро заполняются.
В целях получения оперативной информации представители Усть-Камчатской ассоциации рыбопромышленников 8 августа взяли вертолёт, пригласив на борт учёных с большим опытом работы именно в сфере учётов лосося. «Наука» до этого говорила рыбакам, что в главное нерестилище района - озеро Азабачье — зашло порядка 60 тысяч хвостов нерки при необходимости в 100 тысяч особей. Рыбаки же при облёте только на реке Бушуева в августе (приток к озеру Азабачье) насчитали более 70 тысяч хвостов стоячей нерки (без учёта рыбы, которая уже зашла в озеро). Можно предположить, что в озеро к августу зашло уже более 100 тысяч производителей.
Данные «науки»
На официальном сайте КамчатНИРО информации по нынешней путине крайне мало. Похоже, учёным не до информирования населения. Вот что мы нашли на сайте: «По состоянию на 14 августа с.г. вылов горбуши в Камчатском крае составил 280 тыс. тонн. Эта цифра значительно превосходит рекордные уловы по всем видам тихоокеанских лососей в предыдущие годы. В целом вылов всех видов лососей в Камчатском крае составил около 345 тысяч тонн при стартовой величине прогноза почти 295 тысяч тонн».
Как рассказала директор ФГБНУ «КамчатНИРО», кандидат биологических наук Нина ШПИГАЛЬСКАЯ, мощность горбушовых подходов к берегам Камчатки наукой была ожидаема: «На Восточной Камчатке, где горбушовая путина уже завершилась, вылов составил немногим более 106 тысяч тонн. Подходы были высокие, изъятие интенсивное, а пропуск производителей в нерестовые реки состоялся в необходимом объёме. В настоящее время авиаучётная группа в составе трёх специалистов КамчатНИРО проводит исследования по оценке численности производителей, зашедших на нерест в основные реки северо-восточного побережья. Будут получены оценки численности лососей в реках Карагинского, Олюторского заливов и Западно-Беринговоморской зоны. По данным специалистов ситуация с заполнением нерестилищ хорошая и соответствует состоявшимся подходам горбуши». Порадовала фраза «изъятие интенсивное».
Наверное, она имеет отношение лишь к Карагинской подзоне и парочке компаний из Усть-Камчатского района. Но «науке» виднее...
Своими глазами
Как мы уже отметили, на антибраконьерских стационарных постах инспекторы фиксировали массовый ход лосося в то время как «наука» давала обратные данные. В распоряжении «КВ» появилась докладная одного из инспекторов. Приводим выдержку из документа:

- В настоящее время я работаю в некоммерческой организации «Ассоциация по охране ВБР» в должности инспектора. В мои должностные обязанности входит оказание практической помощи сотрудникам СВТУ ФАР, ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, ОМВД России по Усть-Камчатскому району, а также при необходимости иным правоохранительным органам и организациям в борьбе с браконьерством, визуальное наблюдение и фиксация с помощью технических средств (фото- и видеоаппаратуры) хода рыбы на нерест. Путина-2018 началась 1 июня.
Первый активный заход рыбы на нерест, который можно было наблюдать визуально, произошёл с 11 час. 26 июля и продолжался до 14 час. 27 июля. Рыба двигалась по направлению к нерестилищу одним сплошным потоком. В указанный период научные сотрудники установили две системы учёта хода рыбы на нерестилище, однако обслуживание этих систем в указанное время не проводилось. В указанное время я ни разу не видел ни одного научного сотрудника, который бы обслуживал установленные датчики...
Следующий активный заход рыбы на нерест, который возможно было наблюдать визуально, происходил с 6 по 7 августа. Рыба шла постоянным потоком. В указанные дни научных сотрудников, которые бы осуществляли фиксацию вышеизложенных обстоятельств по заходу рыбы, я не видел. 13 августа мы вновь провели осмотр озера Азабачье, где было установлено, что уровень воды понизился, что не позволяло рыбе зайти в ручьи, впадающие в озеро, при этом было видно, что рыба начала нереститься непосредственно в озере. В районе устья реки Бушуйка интенсивность захода рыбы увеличилась в разы, что также визуально было хорошо видно.
С 14 августа по настоящее время мы наблюдаем, как вниз по течению протоки из озера Азабачье проплывает значительное количество дохлой рыбы, что позволяет предположить, что эта рыба не смогла попасть в нерестилище из-за того, что оно было переполнено.
На сегодняшний день путина в Усть-Камчатском районе подходит к концу, снимаются невода, а рыба всё идёт.
Кто ответит за срыв усть-камчатской путины?

По словам Р. КИРИЕНКО, Ассоциация собирает всю информацию о потерях рыбаков на востоке Камчатки, чтобы привлечь специалистов для правовой оценки действий КамчатНИРО. По самым скромным подсчётам усть-камчатские рыбаки не доловили около 14 тысяч тонн лосося разных пород. В деньгах это свыше 3,5 миллиардов рублей, из которых свыше миллиарда — недополученные налоги бюджетов различных уровней.
Согласно научному прогнозу, в Усть-Камчатском районе рыбаки должны были выловить не менее 16 000 тонн нерки (добыто 9 392 тонны), кеты взяли 1 630 тонн (32% от разрешенного вылова), кижуча 229 тонн (11%). Всего недоосвоено около 16 000 тонн лосося. Можно предположить, что это именно тот лосось, который не дошёл до нерестилища и теперь мёртвый (с молоками и икрой) скатывается вниз по течению реки Камчатка. Предприятия Ассоциации понесли ощутимые убытки, но руководство рыбопромышленных компаний старается выплачивать зарплаты людям по так называемому «среднему вылову». Рыбакам придётся на эти деньги выживать всю зиму. И это при том, что в районе можно было выловить 26 000 тонн рыбы, которая обеспечила бы людей деньгами, а нерестилища были бы спасены.
P.S.
Уже три года как на Камчатке нет дрифтерного промысла. Когда иностранным и российским судам запретили выгребать «стенами смерти» всю рыбу у берегов полуострова, популяция красной рыбы начала восстанавливаться. Наверняка нынешний рекордный заход горбуши в камчатские реки — это следствие запрета дрифтера, а вовсе не эффект от «научной» работы. Похвально, что местные учёные так яростно борются за сохранение лосося, но вызывают удивление методы этой борьбы, больше похожей на социальный заказ в отношении определённой группы рыбаков. Мы далеки от мысли, что это отголоски недобитой дрифтерной мафии...
Наша справка
В «Усть-Камчатскую ассоциацию рыбопромышленников» входят 6 предприятий с 2 тысячами работников. Население района - 20 тысяч человек.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании