Как вершится история?

 
Здравствуйте! - Проходил я на днях по улице Ленинской в Петропавловске, увидел на Доме дружбы мемориальную табличку польскому ученому Бенедикту Дыбовскому. И стало любопытно:

чем же ссыльный поляк заслужил быть увековеченным потомками, ведь его вклад в исследование Камчатки, мягко говоря, скромен? Тогда почему в городе нет мемориальных табличек российским учёным рубежа XIX-XX веков, которые внесли реальный вклад в этнографию, географию и медицину?
Анатолий Песков, Петропавловск-Камчатский.
- Уважаемый Анатолий, разделяем ваше возмущение. История освоения нашего полуострова знает немало имен российских учёных, достойных того, чтобы их помнили потомки. Однако памятников и мемориальных табличек в краевом центре им нет... К примеру сейчас в Камчатской краевой библиотеке им. С. Крашенинникова проходит «Камчатская экспедиция Императорского русского географического общества, снаряжённая на средства Ф.П. Рябушинского». Экспедиция продолжалась два года и стала одной из самых масштабных и эффективных по собранному научному материалу за всю историю исследования Камчатки. Учёные, работавшие в ней, внесли существенный вклад в развитие фундаментальной науки. Крупный российский промышленник Ф. Рябушинский пожертвовал на экспедицию колоссальную по тем временам сумму - 200 тысяч рублей, разработал план и выбрал талантливых учёных для его реализации. Здоровье не позволило ему самому отправиться в столь дальнее путешествие. Руководителем экспедиции был выдающийся российский ботаник Владимир Комаров. В исследованиях приняли участие известные учёные: зоологи П.  Шмидт и В. Бианки, этнограф В. Йохельсон, гидробиолог А. Державин. Результаты их трудов без преувеличения можно назвать фундаментальными.
В. Комаров опубликовал классическую трёхтомную монографию «Флора полуострова Камчатки». Геолог С. Конради и геодезист Н. Келль составили и опубликовали первую карту вулканов Камчатки. Издан труд В. Йохельсона «Коряки». На наш взгляд, эти люди весьма заслуживают увековечивания в регионе, для исследования которого столько сделали. Стоит вспомнить также имена исследователей Камчатки, врачей Николая Слюнина и Владимира Тюшова.
Что касается, Б. Дыбовского, то мы не раз писали об этом польском учёном. В течение нескольких лет на полуостров приезжают его соотечественники, которые пытаются обнаружить потомков Дыбовского от аборигенок. При этом их не смущает, что внебрачные дети, оставленные на полуострове, негативно характеризуют моральный облик врача и исследователя, который воспользовался доверчивостью коренных жительниц Камчатки.
Что касается, вклада Дыбовского в науку, сделанного во время пребывания на Камчатке, то, на наш взгляд, он спорный. Даже хранитель польского этнографического музея в Кракове Анджей Дыбчак, приезжавший на Камчатку весной для реализации проекта «По следам Бенедикта Дыбовского, который работал врачом на Камчатке и Командорских островах во второй половине XIX века», оценил исследовательскую деятельность своего соотечественника на полуострове как околонаучную.
Однако мы не претендуем на то, чтобы быть истиной в последней инстанции, и адресуем вопросы о вкладе Б. Дыбовского в изучение полуострова к специалистам. Их ответы обязательно будут опубликованы в следующих номерах «КВ». Кроме того, наше редакция намерена изучить информацию о российских исследователях Камчатки, незаслуженно забытых потомками, и рассказать о них читателям.

согласен.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании