Секреты прогноза землетрясений


 На проходившей в Петропавловске-Камчатском в октябре 2009 г. научно-технической конференции «Проблемы комплексного геофизического мониторинга Дальнего Востока России»
ведущий научный сотрудник Камчатского филиала геофизической службы РАН, кандидат физико-математических наук Владимир Алексеевич Широков представил результаты своих краткосрочных прогнозов сильных мировых землетрясений в реальном времени за период с января 2008 по апрель 2009 гг. В дальнейшем с мая этого года эта методика использовалась совместно с методикой прогноза землетрясений доктора геолого-минералогических наук Игоря Ивановича Степанова, который ведёт регистрацию деформаций земных пород в опытно-методической экспедиции Александрова (Владимирская область) с помощью сконструированного им прибора. Вот что рассказал «КВ» по этому поводу один из авторов прогноза:- Экспертам была представлена запись деформометра, на которой была видна отчётливо выраженная аномалия, послужившая причиной объявления времени тревоги с 15 час. 28 октября Гринвичского времени, так как уже было известно время максимума предвестникового сигнала. По камчатскому времени 15 час. соответствуют 3 час. ночи 29 октября. К началу заседания экспертов длительность времени тревоги составляла 21 час. В течение трёх суток ожидалось землетрясение магнитудой М=6,2 и более на глубине менее 300 км. Ожидаемое место события по методике Глобас соответствовало северо-восточной части Австралийской плиты (от 15° южной до 15° северной широты) и району северной части Японии (от 35° до 40° северной широты). Через 19 часов после начала заседания экспертов КФ РЭС в южной части Японии (о-ва Рюкю, 39° северной широты) на глубине 35 км произошло землетрясение с М=6,8 (данные каталога американского национального центра землетрясений). По времени, магнитуде и глубине прогноз оправдался. Ошибка по месту составила около 800 км, что составляет 4% от половины длины окружности Земли. Общее время тревоги составило одни сутки и 16 часов. - Владимир Алексеевич, с какого времени и почему Вы начали заниматься прогнозом землетрясений?- Это сейчас я иногда называю себя сейсмологом, а до приезда на Камчатку к землетрясениям не имел никакого отношения. Жил и учился в больших и маленьких городах Сибири – в Тайге, Топках, Барнауле, Томске, Новосибирске, Омске, где ощущать землетрясения не приходилось. Закончил радиофизический факультет Томского университета, получив специальность инженера-радиофизика. Какая уж тут сейсмология! Нам не дано предугадать, куда судьба нас вдруг забросит. Жизнь, к счастью, иногда делает довольно крутые повороты. Вот один из них. - В чем заключалась Ваша работа на вулкане? - В июле-августе 1966 г. я установил четыре сейсмометра вокруг Безымянного, чтобы определить координаты гипоцентров вулканических землетрясений, а 18 сентября с сотрудником Камчатской вулканостанции (пос. Ключи) Всеволодом Козевым «Апахончича» мы поднялись на вершину Ключевской сопки, где пришлось поставить палатку и заночевать. Пока поднимались, сильные редкие взрывы полностью очистили более чем на половину заполненный центральный кратер, и теперь он представлял собою сужающийся до самого дна колодец глубиной почти 500 м. А через три недели на высоте около 2 км произошло побочное извержение вулкана, названное в честь первого директора Института вулканологии Бориса Ивановича Пийпа. В течение трёх суток извержение предварялось роем вулканических землетрясений, поэтому место извержения можно было рассчитать на основе определения координат вулканических землетрясений. Таким способом Токарев сделал успешные прогнозы нескольких извержений до их начала, в том числе трещинного Толбачинского извержения 1975-1976 гг., опубликовав этот прогноз в «Камчатской правде». - А как Вы пришли к прогнозам землетрясений? - Сильные тектонические землетрясения не входили в круг интересов нашей лаборатории. Конечно, я знал, что во время сильнейшего землетрясения с магнитудой 9.0, произошедшего у берегов Камчатки и Курильских островов 4 ноября 1952 г., от цунами погибли большинство жителей пос. Северо-Курильск (о-в Парамушир). Но было известно и то, что для жителей Камчатки последствия сильных землетрясений не были столь значительными, как в других высокосейсмичных регионах мира. За почти трёхсотлетнюю сейсмическую историю нашего полуострова от землетрясений и цунами погибли около двухсот человек. Точных опубликованных данных нет, но, если учитывать имеющиеся сведения о землетрясениях и малочисленность населения полуострова, эта цифра недалека от истины. - На чем основывались Ваши прогнозы? - Долгосрочные прогнозы основывались на изучении влияния на сейсмические и вулканические процессы лунного прилива с периодом 18,6 года. Впервые на связь землетрясений с этим приливом обратил внимание В. Ламакин (для района Байкала, 1966 г.). Долгосрочные прогнозы были представлены мной в виде простых формул, что позволяло без труда оценить эффективность сделанных прогнозов по данным событий предыдущих и последующих лет. Сделанные в работе оценки эффективности прогнозов по ретроспективным данным были статистически значимыми. Впоследствии оказалось, что около 80-85% сильных землетрясений, произошедших после 1977 г., соответствовали лунному расписанию...
 
По информации В.Широкова, с мая по октябрь 2009 г. российские учёные сделали прогнозы 17 сильных мировых землетрясений с магнитудой от 6.2 до 8.1, причём, в среднем эти землетрясения происходили через двое суток после объявления времени тревоги при максимальном времени тревоги шесть суток. Два прогноза через двое и трое суток были досрочно сняты, причём, землетрясений на шестисуточных интервалах как раз не было. Не оправдались два прогноза с временем тревоги двое и трое суток. Все прогнозы 2008-2009 гг. официально регистрировались в Камчатском филиале Российского экспертного совета (КФ РЭС) по прогнозированию землетрясений и регулярно обсуждались на совете. После четырёх месяцев совместных работ стали даваться прогнозы не только времени и магнитуды, но и места возникновения ожидаемых землетрясений. С 29 сентября до конца октября 2009 г. в мире произошли девять землетрясений с магнитудой 6.6 и более, при этом для семи были сделаны успешные прогнозы по времени и магнитуде, а по месту прогнозы были или оправдавшимися, или события происходили не далее 1300 км от указанных мест, что по сравнению с размерами Земли не превышает 3%. От цунами и разрушения жилых зданий при этих землетрясениях жертвами стихии стали 300 человек с островов Самоа и более трёх тысяч человек с острова Суматра в Индонезии. Больше всех пострадал Паданг (Индонезия) с населением 840 тыс. человек, где было много погибших, а городские здания стали непригодными для жилья.
Самый свежеиспечённый прогноз был представлен учёными к заседанию Камчатского филиала РЭС 30 октября, в пятницу, которое, как обычно, началось в 12 дня.
 
 
Редакция «Камчатского времени» часто публиковала материалы, касающиеся опасных землетрясений и нашей сейсмической безопасности. Естественно, нашим журналистам захотелось узнать, как были получены столь интересные результаты в области прогноза мировых землетрясений, почему учёные решили работать вместе, какие данные являются основой их методов. Но эти вопросы мы обсудим в следующей публикации. А сначала попробуем узнать о том, когда начались работы по прогнозу камчатских землетрясений, какие получены при этом результаты, когда и почему появилась идея прогнозировать сильные мировые землетрясения, удалённые от Камчатки на несколько тысяч километров. На эти вопросы сегодня отвечает гость «Камчатского времени» Владимир Широков.
 
 
Начну, как говорится, от печки. В конце декабря 1964 г. вместе с Павлом Фирстовым (ныне - зав. лаб. КФ ГС РАН) мы прилетели на Камчатку из Омска, имея за плечами по рюкзаку, высшему образованию и разряду по альпинизму. На секции альпинистов нас встретили радушно и даже предложили варианты трудоустройства на судоремонтный завод. Но в газете «Камчатская правда» мы увидели объявление, что Институту вулканологии требуются лаборанты. Пришли на собеседование и с января 1965 г. стали сотрудниками лаборатории прогноза и механизма извержений, возглавляемой Павлом Ивановичем Токаревым. В ней мы учились азам сейсмологии и знакомились с сейсмической аппаратурой, с которой потом выезжали в районы активных вулканов и на извержения. Уже в марте меня командировали на сейсмостанцию «Апахончич», расположенную на склоне Ключевского вулкана. Добираясь к сейсмостанции на собачьих упряжках, мы слышали мощные взрывы начавшегося 5 марта сильного извержения вулкана Безымянный, с купола которого несколько дней подряд, словно река, изливался раскалённый материал. Вечером и ночью это было поистине завораживающее зрелище! Тогда я впервые прогулялся по ещё дымившимся отложениям продуктов извержения. А ведь до этого вулканы видел только в книжках...
 
 
 
 

И вот наступило раннее утро 24 ноября 1971 г.

В половине восьмого утра вместе с 15-месячным сыном на руках и проснувшейся от непривычной тряски женой мне довелось ощутить в Петропавловске на втором этаже пятиэтажного здания семибалльное землетрясение – самое сильное для горожан за последние 50 лет. Очаг землетрясения с глубиной 100 км и магнитудой 7.5 находился на эпицентральном расстоянии около 100 км от города. На рыхлых грунтах оно ощущалось в областном центре как восьмибалльное и привело к незначительному повреждению зданий Петропавловска и Елизово. Землетрясение проверило прочность наших домов, которая оказалась даже лучше расчётной.
После землетрясения я подумал, что нужно, как минимум, иметь представление о том, как часто могут происходить события подобной силы на Камчатке и в Петропавловске. Опуская подробности, могу сказать, что уже через три месяца на областной конференции молодых учёных я выступил с докладом «Прогноз сильных камчатских землетрясений на ближайшие 20 лет», а осенью 1974 г. на всероссийском совещании вулканологов представил долгосрочные прогнозы не только сильных землетрясений, но и извержений вулканов для различных регионов северо-западной части Тихоокеанской тектонической зоны, в том числе Камчатки. Материалы совещания были опубликованы в 1977 г.
 
 
Дней десять назад я решил проверить оправдываемость прогноза для Камчатки по землетрясениям с 1950 г., используя события не с магнитудой 7, как в публикации 1977 г., а с М=7,3 и более на глубинах до 600 км, т.е., выбрал те, которые были близки или превосходили по силе землетрясение 24 ноября 1971 г. И все 11 землетрясений произошли в полном соответствии с формулой прогноза для Камчатского региона. Если брать наиболее сильные землетрясения с М=7.6 и более, то все 14 произошедших на Камчатке землетрясений последних трёхсот лет с глубиной очагов до 100 км, как наиболее опасные, соответствуют опубликованному более 30 лет назад долгосрочному прогнозу.

Хотелось бы, однако, подчеркнуть, что наиболее важный результат публикации 1977 г. заключается всё-таки не в прогнозе землетрясений и извержений.
При изучении механизмов подготовки и возникновения природных событий необходимо учитывать, что ядро и оболочки нашей планеты находятся под влиянием геофизических полей не только собственно Земли, но и других тел Солнечной системы. Определяющими факторами являются гравитационные и электромагнитные эффекты, а также солнечная активность. Без их учёта невозможно выявить основные закономерности протекания сейсмических и вулканических процессов. Именно в работе 1977 г. связь землетрясений и вулканических извержений с космическими воздействиями в системе Солнце-Земля-Луна была впервые представлена в виде обобщающей схемы, учитывающей промежуточные звенья исследуемой связи. Все мои последующие работы по геодинамике, долгосрочному, краткосрочному и оперативному прогнозу землетрясений и вулканических извержений, в том числе с коллегами, основаны на этой схеме 32-летней давности.
 

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании