Аборигены: инструкция по применению (блок 2)


Я позволил себе столь долго цитировать официальный документ по важной причине. В июле 2008 года паланская газета «Народовластие» опубликовала информационное сообщение центра «Лач», за которым стоят Н. Запороцкая и О. Запороцкий. Но не только. Должность бухгалтера в нем занимает  Квасова. Итак, Олег Никитович извещал читателей: «3 июля в СМИ Петропавловска-Камчатского и Интернете родовую общину «Каврал» обвинили в незаконном вылове корюшки. В сообщении указывались недостоверные и непроверенные данные… Уголовного дела по данному факту нет. Но остается много вопросов… и главный из них: кто и с какой целью спровоцировал проверку финансово-хозяйственной деятельности родовой общины в разгар рыбного промысла?»
Ответы на поставленные вопросы уважаемый Запороцкий знал. Возглавляемая им бригада не только вела промысел в запретном для неё месте, но превысила выделенную РОЗ научную квоту на 65 тонн корюшки. Ущерб, причиненный государству хозяйственной деятельностью родовой общины, составил 7 млн. 800 тыс. руб. Олега Никитовича можно было бы в какой-то степени понять, если бы выловленную рыбу он (как того требовал глава администрации Коврана О.Пак), раздал односельчанам. Загвоздка в том, что отправил Запороцкий рыбу на материк. 
освоить миллион
К слову сказать, история с корюшкой из реки Ковран - не единственный пример предпринимательской деятельности родовой общины Запороцких. Еще в январе 2001 года КРУ Министерства финансов РФ по Камчатской области, проверяя правильность расходования средств федерального бюджета, предусмотренных целевой программой «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2000 года», столкнулось с злоупотреблениями, допущенными родовой общиной. Так, община выступала подрядчиком строительства цеха по переработке рыбы в Ковране мощностью 8 тонн в сутки. Из федерального бюджета на возведение производственных мощностей выделялись более миллиона рублей.
Получатели средств пытались доказать КРУ, что деньги потрачены по назначению, а именно:  622 тыс. 606 руб. ушли на строительство цеха, а 426 тыс. 300 руб. – на закупку дизельной электростанции и контейнера-рефрижератора. Ревизорам показали копии документов, подтверждающих завершенное строительство и покупку оборудования. Но проверка в Ковране показала, что цех возведен всего на 20 %. Дизельная электростанция находилась вообще в Усть-Хайрюзово, а рефрижератор хоть и был на месте, но не работал. Удалось также выяснить, что деньги из федерального бюджета родовой общиной Запороцких тратились на покупку продуктов и промышленных товаров, которые затем продавались в селах Ковран и Усть-Хайрюзово.
Злые языки утверждают, что немалую часть из закупленных на бюджетные средства товаров составляло спиртное. Тут, полагаю, оговаривают Олега Никитича и его родственников. Запороцкий земляков спаивать не станет. Он поборник экономического, социального и культурного возрождения аборигенов. Какое возрождение может проходить под хмельком? Спиртное прибыльно и полезно тем, кто им торгует, а на долю пьющих остаются горе, проблемы и вырождение...
Дания нам поможет!
Интересно, не экономические ли неудачи заставили  Запороцкого и его родственников заняться  общественно-политической деятельностью? В 2001 году они принимают участие в создании на Камчатке этно-экологического информационного центра «Лач». Похожие структуры действуют в некоторых других регионах России – Приморье, Якутии, Магаданской области, на Ямале и даже в Санкт-Петербурге. Создавались они в рамках совместного проекта датского агентства по охране окружающей среды (DEPA) и ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (RAIPON).
Цели в ходе формирования общественной структуры провозглашались высокие и благородные. Основная из тех, которые стоят перед  «Лачем», касается развития информационного пространства на Камчатке. В подвижные рамки этой задачи можно вместить многое. Кроме выпуска электронных и печатных вариантов подборок новостей и издания приложения «Лач» к газете «Абориген Камчатки», этно-экологический центр ставит перед собой более масштабные задачи. Например, Н. Запороцкая регулярно ведет сбор информации о положении КМНС в регионе. Полученные данные через московский офис RAIPON направляются в ООН. Доклады ассоциации отсылают в Организацию объединенных наций параллельно с отчетами официальных российских государственных структур о положении коренных малочисленных народов в РФ. Если последние стараются объективно отражать положение дел, то материалы  RAIPON сознательно акцентируют внимание международной общественности на негативных моментах. Такой же перекос просматривается в деятельности камчатских защитников аборигенов.
чем хуже - тем лучше?
Акцент на негативных моментах в информационных бюллетенях, направляемых за рубеж, вполне можно было бы оправдать, существуй надежда на оказание конструктивной поддержки коренным народам в решении сложных проблем. Но упование на то, что «заграница нам поможет», лишь тогда обретает рамки конкретных мероприятий, когда поддержка или её демонстрация оказываются выгодны «забугорью». Но то, что приемлемо для иностранных  официальных и общественных структур, может идти в разрез с интересами родного Отечества, да и самих КМНСов. К сожалению, опыт взаимодействия с зарубежными организациями предлагает подтверждающие примеры...
сбор информации
Не так давно на острове Беринга работали представители ассоциации Алеутских островов и островов Прибылова (ныне Алеутская международная ассоциация). Они имели разрешение официальных органов РФ на проведение медико-биологических исследований, в рамках которых забирали биологические пробы из плаценты женщин детородного возраста. Обрабатывать полученные материалы и делать по ним выводы должен был государственный исследовательский институт  (Северо-западный научный центр) гигиены, общественного здоровья. Зная об этом, заокеанские гости, тем не менее, попытались в нарушение российского законодательства и международных договоренностей вывезти биологические материалы за рубеж.
Скоро стало понятно, почему наши иностранные партнеры решили провести исследования плацентных проб, минуя российских ученых.  В 50-х годах прошлого столетия США проводили на острове Амчитка алеутской гряды испытания ядерного оружия. На острове святого Лаврентия произошла утечка из могильника радиоактивных отходов. Это не могло не сказаться на здоровье коренного населения. Биологические пробы, полученные в России, могли быть использованы для доказательства того, что проблемы со здоровьем, которые испытывает коренное население северо-запада Америки,  не выходит за рамки генетических особенностей северных народов.
Есть пример другого рода, когда зарубежные структуры в том случае, если им это выгодно, решительно становятся на сторону официальных российских институтов. В апреле 2008 года Республику Корея посетили Нина Запороцкая, председатель совета Камчатской лиги независимых экспертов Татьяна Михайлова, местные  журналисты и Сибил Дайвер, куратор российских программ Тихоокеанского центра охраны окружающей среды. На средства этой организации состоялась поездка. Делегация пыталась убедить правительство Кореи отказаться от участия в разработке Западно-Камчатского шельфа Охотского моря. Убедительности и красноречия  парламентерам не хватило. Правительство РК ответило, что стране нужны энергоресурсы, а отменить проект можно только в том случае, если изменится курс России и Кореи.
После того, как мы познакомились с подробностями незаконного вылова корюшки, стоит ли удивляться, что «Лач» столь же серьезное внимание, как и негативной информации о положении КМНС, уделяет вопросам рыбного промысла, распределению и освоению квот на биологические ресурсы? Этно-экологический центр позиционирует себя в числе активных защитников лосося. Вопрос о том,  как можно совмещать браконьерство с природоохранной деятельностью даже на общественных началах, в нашем конкретном случае следует адресовать не только «Лачу», но и камчатскому офису WWF, на деньги которого, начиная с прошлого года, действуют этно-экологи. Дело в том, что  основной финансовый донор центра – датское агентство «TJK consult» – после того, как правительство Дании отказалось финансировать его программы, свернуло свою деятельность на Камчатке, оставив «Лач» без зарубежных инвестиций.
Но мир не без добрых иностранцев: при поддержке друзей  WWF этно-экологи получили существенную финансовую помощь от Тихоокеанского центра охраны окружающей среды. Теперь, надо полагать, камчатскому дикому лососю ничего не угрожает...
О деятельности ряда общественных организаций, программируемых ими целях и реальных движущих мотивах можно рассказывать очень долго. Отдельная большая тема – их отношение к разработке Западно-Камчатского шельфа или, скажем, месторождения ртути в верховьях реки Анавгай. Не стану утверждать, что для всех, но для определенного круга лиц вопросы экологии, защиты окружающей среды и традиционного природопользования коренных народов не более, чем успешная мимикрия вполне прагматичных целей. Кое-кто быстро сумел усвоить главный принцип всякого рода паразитов – казаться, чтобы быть...

 

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании