В гостях у «зелёной сказки»

 
Очередной 16-й конкурс малых грантов этно-экологического «Лач»

 
«Реализация усилий коренных народов по охране лосося на Камчатке» состоялся на полуострове. Его победители, вновь оставшиеся инкогнито, активно реализуют свои проекты по защите дикого камчатского лосося. Нашим журналистам удалось немного приоткрыть завесу тайны над тем, кому и за что платит основной спонсор «Лач» - Тихоокеанский центр по защите окружающей среды и природных ресурсов (ПЕРК).
Начнём с того, что конкурсантов на этот раз ожидало небольшое разочарование. Их аппетиты выросли по сравнению с прошлым годом, в то время как объёмы грантового фонда уменьшились почти на 100 тыс. руб. В 2016 году ПЕРК выделил для реализации усилий аборигенов по защите камчатского лосося порядка 2,4 млн руб. Поэтому финансирование некоторых проектов пришлось сократить.
Как и раньше, большинство победителей конкурса - хорошо знакомые по прошлым годам участники. К примеру, за 90 тыс. руб. продолжат мониторить рекультивацию трассы газопровода в Елизово для снижения нагрузки на лососевые водотоки представители общины Новограбленновых. Но количество претендентов на деньги заокеанских спонсоров в этом году несколько уменьшилось. Похоже, что авторитет «Лач» в среде аборигенов стремительно падает. Коренные жители Камчатки недовольны тем, что конкурсы по распределению грантов всегда проходят кулуарно и побеждают в них одни и те же люди. Отказываются сотрудничать с организацией и её давние партнёры. В конце прошлого года разошлись пути «Лач» и родовой общины «Мэм», которая долгое время занималась мониторингом лососевых рек. В итоге проект по обследованию водоёмов полуострова реализован не был. Интересно, как Нина Запороцкая отчиталась перед ПЕРК за это упущение и вернула ли деньги?

Проект по мониторингу рек являлся одним из приоритетных и наиболее высоко финансируемых ПЕРК инициатив аборигенов. Представители коренных народов должны были брать из рек пробы рыбы и воды, которые впоследствии отправлялись в офис ПЕРК в Сан-Франциско. Любопытно, что два года подряд сбор образцов вёлся в реках Тигильского района, на шельфе которого обнаружены запасы нефти. Одной из рек, выбранной аборигенами для исследования, была р. Белоголовая. По заключению учёных КамчатНИРО этот водоём в силу природных особенностей малопригоден для нереста лососей, соответственно говорить о его биоразнообразии особо не приходится. Но кто даст гарантию, что в нужный момент экологи не спишут этот факт на влияние некой хозяйственной деятельности и не заявят о загубленном лососе?
Чтобы посмотреть, почему зарубежные спонсоры уделяли такое пристальное внимание изучению состояния камчатских водоёмов, обратимся к опыту наших соседей с Сахалина. На острове активно работает организация «Экологическая вахта Сахалина», как и «Лач» финансируемая ПЕРК. Местные экологи, регулярно проводившие мониторинг реки Лангери, очень гордятся тем, что добились прекращения добычи золота на этом водоёме. Заметим, что речь шла именно о закрытии производства, а не о внедрении в работу предприятия технологий, позволяющих сберегать окружающую среду. В итоге люди остались без работы, а экологи отчитались перед иностранными спонсорами.
Однако мониторинг камчатских лососевых рек оказался не единственным неудавшимся проектом «Лач». По всей вероятности, неээфективно потраченными были деньги ПЕРК на программу «Смарт», призванную бороться с браконьерством. Проект «Смарт» или «Следопыт» тоже разработан специалистами ПЕРК. Он предполагает создание института общественных инспекторов, которые должны патрулировать реки. От участников требуется собирать данные о протоколах, составленных на нарушителей природоохранного законодательства, об уликах, изъятом у браконьеров оборудовании. Кроме того, «Смарт» включает в себя мониторинг рыб и состояния дорог.
В 2015 году проект реализовывался на полуострове впервые. Говорят, что первый блин получился комом, поскольку у общественников оказалось недостаточно знаний и опыта.
В прошлом году гранты на реализацию программы «Смарт» получила Ольга Галенчик, Павел Иванов и Борис Окатьев. Финансирование - 650 тыс. руб.
В нынешнем году патрулированием нерестовых рек занимаются Анатолий Галенчик, Павел Иванов, Борис Окатьев и Александр Сафонов. В этом году общественники должны следить за браконьерами на реке Коль, на Командорских островах и в Кроноцком заповеднике. Один из проектов аборигенов носит очень интригующие название «Сказка для лосося». Похоже, «Лач» решил не менять коней на переправе и доверить реализовывать проект «Смарт» хорошо знакомым людям.
В распоряжение редакции попал интересный документ - «Руководство для инспекторов, осуществляющих патрулирование лососевых рек в Камчатском крае», датированный 15 марта 2016 года. На одной из его страниц приведен список лиц, которые выйдут на антибраконьерские рейды. Половина из них выиграет конкурс грантов «Лач», который был официально объявлен в тот же день. Неужели победители конкурса были известны заранее?
К сожалению, средства на экологические проекты, требующие специальных знаний, продолжают распределяться людям, некомпетентным в вопросах защиты окружающей среды. Отсюда и многочисленные неудачи. В вопросах раздачи грантов стоило бы руководствоваться не личными симпатиями, а способностями получателей выполнить цели проекта. Тогда общественникам не пришлось бы скрывать свою работу.
Кстати, на Камчатке ПЕРК представляет давняя соратница Нины Запороцкой по работе в центре «Лач» Виктория Шарахматова. Справедливости ради стоит отметить, что в декабре прошлого года представители «Лач» попытались отчитаться о проделанной работе. Но кроме названий некоторых проектов из пресс-релиза этно-экологического центра почерпнуть было нечего, конкретных итогов работы в нём не содержится. К примеру, в центре «Лач» ничего не сказали о реализации программы «Смарт», которая наиболее щедро оплачивается ПЕРК.
Складывается впечатление, что «Лач» всеми силами скрывает, на какие цели тратятся деньги ПЕРК. Хотя одним из условий конкурса малых грантов «Реализация усилий коренных народов по охране лосося на Камчатке» является широкое освещение результатов в СМИ. Наоборот, появление материалов о центре «Лач» в прессе вызывает недовольство «зелёных». Например, в прошлом году «Камчатское время» обратило внимание на грант «Лач», выделенный Юлии Васильевой на очистку от мусора бухты Малая Лагерная. Женщина два года подряд выигрывала деньги на уборку излюбленного места отдыха горожан. О результатах её работы было ничего неизвестно, в то время как на Малую Лагерную регулярно выезжали школьники из трудовых отрядов «Молодой Петропавловск». Отвечать на вопрос журналистов, что сделано получательницей гранта, в центре «Лач» традиционно не стали. Однако в 2016 году Ю. Васильева снова получила грант, но уже на иные цели.
Центру «Лач» давно пора выйти из тени, чтобы общественность Камчатки могла знать, кто и какие проекты зарубежных центров претворяет в жизнь на полуострове. Между тем в офисе ПЕРК в Сан-Франциско высоко ценят работу центра «Лач» и лично Н. Запороцкой. Как написано на сайте организации, благодаря Запороцкой и «Лач» при финансовой и технической поддержке ПЕРК стала возможной работа по защите камчатского лосося.
Не меньше ценят в Тихоокеанском центре (если верить сайту организации) усилия родовой общины Запороцких «Каврал», которым также оказывается некая поддержка. По стечению обстоятельств община основана братом Н. Запороцкой - Олегом, занимающим пост зам. уполномоченного по правам человека в Камчатском крае.
Получается, что у защитницы камчатского лосося очень тесно переплетаются интересы общественные и личные. Кстати, возник центр «Лач» в 2001 году именно в тот момент, когда родовая община «Каврал» и совет ительменов Камчатки «Тсханом», возглавляемый О. Запороцким, испытывали серьёзные трудности.
В 2001 году произошли два события, которые существенно пошатнули благосостояние руководства общины. Тогдашний губернатор Корякского округа Владимир Логинов отменил постановление своей предшественницы Валентины Броневич о создании на юге Тигильского района особо охраняемой территории традиционного пользования коренных малочисленных народов регионального значения «Тсханом».
Площадь территории составляла 2 180 752 га. Управление ТТП «Тсханом» осуществлялось совместно с советом возрождения ительменов Камчатки «Тсханом», с которым должны были согласовываться все вопросы по изменению режима охраны и контроля за территорией. Среди прочих запретов на землях «Тсханома» ограничивалось пребывание лиц, «не связанных по роду деятельности с ведением и развитием традиционного природопользования», то есть некоренных жителей Камчатки. Получалось своеобразное маленькое государство в государстве, управлявшееся советом «Тсханом». Три года обитатели особо охраняемой территории были на вполне законных основаниях избавлены от лишнего внимания контролирующих инстанций и правоохранительных органов и могли беспрепятственно заниматься своими делами.
Но развернувшийся в 90-е парад суверенитетов завершился и в 2001 году особо охраняемая территория канула в лету. Данная ситуация немало огорчила лидеров аборигенного движения в Тигильском районе, которые требовали возврата удельного княжества в разных инстанциях и даже обращались в Европейский суд по правам человека. Кстати, последний признал их жалобу на действия судебной власти России при рассмотрении дела об отказе в образовании особо охраняемой территории традиционного природопользования коренных народов федерального значения «Тсханом» неприемлемой.
Некоторые мечтатели до сих пор лелеют идею возрождения ТТП в Тигильском районе. Неслучайно именно там и реализуются многие проекты по защите камчатского лосося, получающие финансирование от центра «Лач».
Приключилась в начале нулевых с общиной «Каврал» и ещё одна напасть. В январе 2001 года КРУ министерства финансов по Камчатской области при проверке расходования средств федерального бюджета, предусмотренного программой «Экономическое и социальное развитие коренных народов Севера до 2000 года», выявило злоупотребления. Община выступила подрядчиком строительства цеха по переработке рыбы в Ковране мощностью 8 тонн в сутки. На эти цели из федерального бюджета выделялось более миллиона рублей. Выяснилось, что цех оказался построенным всего на 20%, а деньги община Запороцких потратила на промышленные и продовольственные товары, которые продавала своим землякам в селах Ковран и Усть-Хайрюзово.
После таких злоключений создаётся центр «Лач», который начинает рьяно отстаивать интересы общины «Каврал» и выполнять поручения зарубежных экологов, тем более что они во многом совпадают.
Первым финансовым партнёром организации выступило датское агентство по охране окружающей среды. Чуть позже, когда на шельфе Охотского моря у западного побережья Камчатки разведали запасы нефти, к финансированию «Лач» подключился ПЕРК. Потому неудивительно, что многие проекты центра «Лач» реализовывались именно в Тигильском районе, там где имеются прямые интересы у «зелёных».
Вспомним и ещё один эпизод из совместной истории центра «Лач» и общины «Каврал». В 2008 году община Запороцких фигурировала в криминальной хронике. Полиция изъяла у неё 65 тонн незаконно выловленной корюшки. Центр «Лач», возглавляемый Н. Запороцкой, активно вступился за общину «Каврал», обвинив правоохранителей во всех смертных грехах. Но грозная риторика этно-экологического центра не помогла - против браконьеров возбудили уголовное дело.
При этом «Каврал» всегда позиционировала себя как единственная община, ведущая лов традиционными средствами промысла ительменов - так называемыми запорами, представляющими из себя ловушки лабиринтового типа. Злые языки поговаривают, что сегодня представители общины не гнушаются современных орудий лова - сетей и моторных лодок.
ПЕРК, видимо, не волнует криминальное прошлое борцов за экологию, тем более, корюшка - не лосось, о её защите на сайте организации ничего не говорится.
Хотя если обратиться к работе В. Шарахматовой «Развитие предпринимательства родовых общин на основе рационального использования природных ресурсов Камчатского края», то можно узнать, что в 2013 году родовая община «Каврал» обладала и квотами на промысел лососевых в размере 20 тонн. Между тем потребность общины составляла 300 тонн красной рыбы. Не слишком рациональный подход к защите лосося, не так ли?
Куда смотрят спонсоры?
Конечно, существует вероятность того, что зелёные из Тихоокеанского центра защиты окружающей среды и природных ресурсов просто не в курсе ситуации. Тогда для них настало время внимательнее присмотреться к выбранной кандидатуре защитницы камчатского лосося...

Никак не пойму, кто же они - коренные ? - на Камчатке. Одновременное расселение коряков и русских - отдельный и непростой вопрос. Конечно, ительмены коренные, но почти все они вымерли. кроме Тигильского района. А все остальные - малочисленные, но не коренные. Айны, да, помню, в Озерной или Запорожье пара человек прикалываются, типа они в каком-то там поколении айны. Алеутов русские завезли на Командорские острова для добычи морского зверя. Эвены пришли на Камчатку с материка уже при русских начальниках Камчатки. Кого же тогда придставляют "Лач" и прочие подобные организации, кроме самих себя ? Пора науке найти какие-то способы отделить настоящих коренных, с трудом выживающих в тундре, от жаждущих дорваться до рыбы, денег и просто рублей.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании