Польские корни камчатских аборигенов

 
Камчатские аборигены станут объектом исследования польского этнографа и переводчика,

 
основателя Польского арктического фонда им. Дыбовских и Китовских Марии Дыбовской. Проект посвящен исследованию якобы имеющихся польских корней народов Камчатки.
Итак, Мария Дыбовская намеревается найти на полуострове потомков своего знаменитого прадеда и других поляков. Как пишет газета «Абориген Камчатки», «пани Мария убеждена в том, что реализация проекта - это шанс для получения новой информации, касающейся вклада поляков в создание позитивного представления о камчатском полуострове и соседних островах».
М. Дыбовская проведет анкетирование членов семей коренных малочисленных народов в Петропавловске, Елизово, Эссо, Усть-Большерецке, Ключах и на Курильских островах. Особый интерес для исследовательницы представляют аборигены, принимавшие участие в общественной, культурной или экономической жизни полуострова. По мнению М. Дыбовской, как сообщает газета «Абориген Камчатки», проект позволит расширить тему исследований присутствия поляков на Дальнем Востоке.
О том, есть ли в действительности на Камчатке правнуки Бенедикта Дыбовского и где искать потомков поляков, рассказала почётный граждан Петропавловска-Камчатского, историк, краевед, научный сотрудник отдела краеведения Камчатской краевой научной библиотеки им. С. П. Крашенинникова Ирина Витер.
Как отметила Ирина Васильевна, изучившая немало архивных документов, она ни разу не встречала данных о потомках Бенедикта Дыбовского либо других известных поляков. Теоретически у них могли быть внебрачные дети учитывая, что все учёные, исследовавшие Камчатку, приезжали на полуостров без жен.
Историк рассказала, что для подтверждения любого родства необходимы документы. Известный камчатский краевед рекомендует Марии Дыбовской обратиться в архивы, где хранятся церковно-приходские книги, в которых зафиксированы сведения обо всех рождённых на Камчатке детях и их родителях. Сведения о потомках поляков на Камчатке можно почерпнуть из архива Дальнего Востока, который находится во Владивостоке, а также из Камчатского краевого архива, расположенном в Петропавловске-Камчатском.
Кстати, обратиться в любой из архивов М. Дыбовская может дистанционно, не покидая пределов Польши, просто направив официальные запросы. В ответ её сделают соответствующие выписки, к которым можно апеллировать при подготовке научной работы.
Только обращение к архивным документам даст объективную картину, а общение с предполагаемыми потомками не позволяет строить некие научные изыскания. Если М. Дыбовская хочет записать рассказы аборигенов, то это в лучшем случае будут фольклорные записи, которые не имеют юридической силы в качестве подтверждения происхождения рассказчиков.
«Видимо, ей захотелось отдохнуть на Камчатке», - замечает И. Витер. Действительно, анкетирование аборигенов кажется очень удобным предлогом, чтобы посмотреть местные красоты. Примечательно, что М. Дыбовская очень увлечённо пытается доказать, что именно поляки внесли неоценимый вклад в освоение Камчатки. Этого, конечно, отрицать нельзя, но необходимо подходить к вопросу объективно, не вдаваться в крайнее преувеличение и не сбрасывать со счетов исследователей как русских, так и представителей других иностранных государств. На должности уездного врача, которую занимал Бенедикт Дыбовский, немало сделали Владимир Тюшов и Николай Слюнин. Помнит история Камчатки и немало других имен исследователей.
«Прапрадед М. Дыбовской оказался на слуху благодаря тому, что в его честь совсем недавно открыли мемориальную доску, и он этого вполне заслуживает. С его именем связано много интереснейших страниц исследований камчатского полуострова, - отмечает И. Витер. - А если говорить о национальностях учёных, которые занимались исследовательской работой на Камчатке, то большой вклад внесли и немцы, и датчане, и шведы».
«Хотя я против того, чтобы акцентировать внимание на национальности исследователей, выделять каких-то иностранцев, исследовавших Камчатку, - говорит И. Витер. В США есть хорошее выражение - «американец тунисского происхождения». Эту фразу можно взять на вооружение. Ведь и Бенедикт Дыбовский, и Карл Дитмар, и Георг Стеллер, и Мартын Шпанберг были подданными Российской империи. И они внесли вклад в мировую науку, стали известны как именно русские учёные, смогли реализовать планы и применить свои таланты в нашей стране.
Надо сказать, что в России многие иностранцы получали комфортные условия работы и неограниченные возможности для применения своих талантов, поэтому многие сюда стремились. Польские учёные, конечно, бывали на Камчатке, но говорить, что благодаря Польше мы развивались, неправильно».
И. Витер недоумевает, зачем искать потомков Дыбовского или иных поляков на Камчатке. Ведь Дыбовский интересен как учёный, а его потомки могут быть абсолютно заурядными людьми.
«Что ей это даст? Она хочет обнять его и сказать: «Ты - родная моя кровь!». Или намеревается поделиться наследством?» - говорит И. Витер. По её словам, иностранцы, которые интересуются личностями исследователей Камчатки, в первую очередь, стремятся посетить места, где проходили экспедиции, а искать родственников своих соотечественников в их задачи не входит. Именно так поступили датчане, интересовавшиеся Витусом Берингом, или шведы, искавшие следы экспедиции Стена Бергмана.
Тем не менее М. Дыбовская пытается активно реализовать свой проект. В среде аборигенов ходят слухи, что участие в проекте не безвозмездное. Подтвердить или опровергнуть эту информацию пока не удалось.
Прокомментировать поиски польских корней у коренных малочисленных народов Камчатки мы попросили президента КРОО «Союз ительменских родов» Петра Беккерова, который ранее сотрудничал с Марией Дыбовской. Лидер аборигенов рассказал, что женщина пишет ему письма по электронной почте, но отвечать он на них не хочет, поскольку после общения с иностранкой остался негативный осадок. Несколько лет назад она обращалась к нему с просьбой собрать ансамбль аборигенов вместе с Екатериной Гиль, пообещав профинансировать проект. Беккеров просьбу польского этнографа выполнил, чего не скажешь о Дыбовской - обещанных средств аборигены не дождались, зря потратив время.
Научную сторону в проекте, который хочет реализовать М. Дыбовская на Камчатке, усмотреть трудно. Со стороны активность иностранки, которую в большой степени интересуют аборигены с польскими корнями, достигшие успехов в общественной, культурной или экономической жизни полуострова, выглядит как попытка приписать своей стране заслуги жителей Камчатки. Есть и другая сторона медали: стоит ли гордиться вкладом в генофонд коренного населения полуострова, если предполагаемые отцы - этнические поляки - навсегда забывали о своём потомстве, покинув берега Камчатки?
P.S.
Предлагая финансовое вознаграждение за рассказ о прапрадедах-поляках, М. Дыбовская не только демонстрирует отнюдь не научный подход, но и пытается выдать желаемое за действительное. Среди представителей коренных народов, равно как и среди других жителей Камчатки, найдётся немало людей с невысоким уровнем дохода, которые за вознаграждение признают у себя не только польские, но и любые другие корни.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании