От Арктики до Камчатки

 
В феврале на Камчатке стартовало строительство первого в России иглу-отеля

Авторы проекта - камчатские альпинисты-экстремалы, которые решили привлечь к полуострову туристов и любителей нестандартного отдыха. Один из них - Виталий Лазо. Всего месяц назад он вернулся из Антарктиды, где работал в составе первой российской антарктической метеоритной экспедиции. Сегодня у него масса впечатлений и новый проект.

«КВ»: - Виталий, давайте сначала поговорим об иглу-отеле. Эта идея может стать «изюминкой» Камчатки, по крайней мере на несколько месяцев.
В. ЛАЗО: - Построить иглу-отель мы решили вместе с моими друзьями-коллегами. Сегодня мне помогает в этом житель Камчатки Эдуард Михеев и волонтеры из других регионов России. Мы планируем построить один большой иглу и два поменьше. Сооружения изо льда и снега мы ставим неподалеку от вулкана Вилючинский, в 20 км от посёлка Термальный. Планируем, что в каждом домике будет оборудовано спальное место. Украшением жилища станут снежные барельефы с изображением мифических героев из камчатских легенд. Снаружи мы обустроим площадку в этническом стиле.
«КВ»: - Не замерзнут ночью ваши гости?
В. ЛАЗО: - Нет, внутри помещения температура будет около ноля градусов. Даже если зажечь свечу, она даст тепло, которое поможет согреться. Спальниками гостей мы тоже обеспечим. Открытие намечено на 28 февраля, а работать отель будет до конца апреля.
«КВ»: - Вы столько сил вкладываете в строительство, а с приходом весны готовы проститься со своей постройкой…
В. ЛАЗО: - Уже летом на месте иглу-отеля останется только влажный след. Зато это экологично, не вредит природе. Мы готовы к такому развитию событий.
«КВ»: - Вы привычны к экстремальным условиям. Живёте этим. А с чего начался ваш путь в альпинизм и таким рискованным увлечениям?
В. ЛАЗО: - То, чем я занимаюсь, экстремально выглядит лишь для посторонних людей, для тех, кто очень далёк от туризма и альпинизма. Я не считаю свою жизнь связанной с риском. Когда ты занимаешься, повышаешь свой профессиональный уровень, становишься специалистом, то риски снижаются. Это тяжко, трудно, но это не хождение по «лезвию».
«КВ»: - Где и когда вы заработали почётное звание «снежного барса»?
В. ЛАЗО: - «Снежный барс» - это неофициальный титул у альпинистов. Официальное название жетона - «Покоритель высочайших гор СССР». Им награждаются альпинисты за покорение всех пяти гор высотой свыше 7000 м, расположенных на территории бывшего СССР. Свой жетон я получил в 2014 году, завершив список необходимых восхождений Пиком Победы. Чтобы покорить эту гору, мне пришлось сделать три попытки: то гора не пускала, то погоды не было. Только на третий раз у нас всё получилось.
«КВ»: - Как вы попали в антарктическую экспедицию?
В. ЛАЗО: - Меня пригласили как эксперта, специалиста по выживанию. Ведь условия жизни в Антарктиде сравнимы с высотными. Во-первых, сам лагерь находится на высоте 2 тысяч метров над уровнем моря. Казалось бы, что высота не очень большая, но с учётом разреженного воздуха (толщина атмосферного слоя тоньше на полюсах Земли) - приходится серьёзно приспосабливаться к условиям. Надо сказать, что в Арктике на таких же широтах значительно теплее. Так, на 70-ом градусе в Арктике ещё деревца можно увидеть, кустики и животных. На тех же широтах в Антарктиде нет ничего, там холодно и пусто. Мы там работали в полярное лето, поэтому было относительно тепло: температура держалась в районе минус 20 градусов. Зимой там минус 60... Но показания термометра мало о чём говорят, ведь ощущение холода зависит и от других причин. Стоит добавить к ним разряженный воздух и ветер, и коктейль под названием «холод» достигает уже совсем других отметок, пунктов на 10-15 ниже.
«КВ»: - Пингвинов видели?
В. ЛАЗО: - Этот вопрос задают мне все, дескать, какая Антарктида без пингвинов? Но лично я в Антарктиде пингвинов не видел. Пингвинов я видел в Африке, по пути следования в Антарктиду. Российская научная антарктическая станция Новолазаревская находится от береговой линии на расстоянии 80 км. Поэтому пингвины заходят туда.
«КВ»: - Расскажите, как живут наши полярники, как жили вы на Южном полюсе.
В. ЛАЗО: - Сначала мы прибыли на станцию Новолазоревскую. Она расположена на свободной ото льда поверхности оазиса Ширмахера. Там ведутся аэрометеорологические, геофизические, гляциологические наблюдения и медицинские исследования. Оазис Ширмахера - узкая вереница обледеневших сопок, похожих на верблюжьи горбы. Новолазаревская, думаю, самая уютная и самая обжитая из всех наших станций в Антарктиде. В домах очень тепло. Кроме дизельной станции энергию там производят многочисленные ветряки. На станции оборудован прекрасный аэродром - самый старый аэродром в Антарктиде и единственный, имеющий полосы с металлическим покрытием и бетонированные ангарные стоянки. Там стоит давно списанный вездеход «Пингвин», загнанный одним механиком на вершину холма. Он стал памятником, который даже изобразили на почтовой марке. Но это для нас был не конечный пункт. Ещё более 200 км вглубь территории Антарктиды мы преодолели на легкомоторном самолёте.
«КВ»: - Какие задачи ставили перед собой участники экспедиции?
В. ЛАЗО: - В декабре 2015 года состоялась первая российская метеоритная экспедиция, которую провели учёные Уральского университета под руководством профессора Виктора Гроховского. Мы исследовали метеоритные поля на горном массиве Вольтат - участке «голубого льда». Наша экспедиция длилась две недели. Первую неделю пришлось провести в палатке: антарктический шторм был страшный. Ветер дул такой силы, что в один из дней мы сидели полностью одетые внутри палатки, даже маски на лица одевали. На всякий случай готовились к тому, что ветер сорвет наше убежище, и мы окажемся на улице. Правда, у нас была запасная палатка, но меньшего размера. В общем, ситуация была сложная. А когда всё успокоилось, мы приступили к поискам метеоритов. Каждый день, по 6-8 часов, мы «утюжили» ногами плато, переворачивали камни и пилили лёд в поисках метеоритного вещества и образцов голубого льда с космической пылью. В результате мы привезли в Екатеринбург два метеорита и образцы, имеющие с ними структурные сходства. Уверен, что эти и другие находки позволят нашим учёным и исследователям узнать какие-то новые факты о происхождении Вселенной. Обнаруженные фрагменты метеоритов будут изучены в лаборатории вуза. Голубой лёд будут исследовать учёные Петербургского института ядерной физики. Поскольку Антарктида является уникальным местом концентрации внеземного вещества, интерес учёных направлен на изучение льда, растопив который, можно получить космическую пыль.
«КВ»: - Говорят, что в Антарктиде вели свои научные исследования и поиски экспедиции фашистской Германии. Вы находили следы таких экспедиций?
В. ЛАЗО: - Есть несколько географических названий, которые были даны участниками именно тех экспедиций. Например, горы Вольтат. В горах Ломоносова тоже есть отдельный пик, который называется Форпостен. Действительно, фашистская Германия проявляла большой интерес к Антарктиде. База немцев располагалась недалеко от того места, где сейчас находится станция Новолазаревская. Ребята из того состава, с которым нам удалось пообщаться на станции, говорят, что находили монеты (или пластины) с фашистской символикой. Действительно, в 1939 году в Антарктиду была отправлена германская экспедиция, в составе которой были и гидросамолеты. Во время полётов командиру одного из гидросамолётов, Ширмахеру, посчастливилось совершить замечательное открытие - он обнаружил уникальный участок природы с удивительным для Антарктиды ландшафтом, в полном смысле этого слова оазис с площадью 32 кв. км, который и был назван его именем. Этот кусок земли никогда не покрывается льдом, обладает сравнительно мягким микроклиматом и несколькими не замерзающими озёрами пресной воды. Почему - пока неизвестно. Весь обследованный район немцы назвали Новой Швабией и объявили территорией, принадлежащей Третьему рейху. В подтверждение своих прав фашисты разбросали с самолётов по всему району громадное количество металлических пластинок с изображением нацисткой символики.
«КВ»: - Ещё были какие-то интересные находки?
В. ЛАЗО: - Нашей экспедицией проводились исключительно научные исследования, поэтому и находки были вполне ожидаемые: мы собрали метеоритные фрагменты, возраст которых может оцениваться до 4,5 млн лет. Мы не ставили себе целью искать следы прошлых цивилизаций или подземных городов гитлеровской Германии. Это, конечно, интересно. Но за такими открытиями снаряжаются другие люди и другие экспедиции.
«КВ»: - А вы бы отправились в Антарктиду второй раз?
В. ЛАЗО: - Если в такую же экспедицию, то, скорее всего, я бы отказался. Но если предложат другой район или более широкие задачи, то мне было бы интересно оказаться там снова.
«КВ»: - Спасибо за интересную беседу. Желаем вам успешного завершения строительства и много новых встреч и путешествий!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании