Пока жива память

 
В Вилючинск, расположенный в 25 километрах на юго-запад от Петропавловска-Камчатского, попасть непросто

Это – территория военных. Запрос, документы, ожидание ответа, пропуска – вот примерно та процедура, которую необходимо пройти, чтобы оказаться в городе подводников.
Город молодой. Ему всего 47 лет, хотя предыстория имеет более глубокие корни, обращенные к 1938 году. Впрочем, тоже – новейшая история. На первый взгляд в Вилючинске нет ничего особенного. Невысокие хрущевки. Не самые хорошие дороги. Ничего особо выразительного, что цепляло бы глаз. Кроме, конечно, природы. Акватория бухты Крашенинникова, являющейся частью Авачинской губы, завораживает всякого приезжего человека. Энергия холодного моря на фоне занесенных снегом горных вершин – этот пейзаж стал едва ли не самым глубоким по своей эмоциональности из тех, что довелось видеть на Камчатке.
Для человека, выросшего в условиях бесконечной Западно-Сибирской равнины, всегда романтичны названия иной этимологии: поселок Рыбачий, судоремонтный завод военно-морского флота, океанографическая экспедиция, флотилия, улица Кронштадтская…
Однако среди всей природно-морской топонимики небольшого городка есть одна улица, которая носит имя Владимира Кобзаря, командира подводного ракетоносца К-129.
Обреченные на безвестность?
Ракетоносец вышел на боевую службу 24 февраля 1968 года. В автономном плавании он мог находиться 70 суток. Но, как сообщают официальные источники, подлодка затонула «приблизительно 7-8 марта 1968 года в северной части Тихого океана, в 350 милях от Гавайских островов». Существовало несколько версий гибели экипажа, насчитывающего 98 офицеров, мичманов, старшин и матросов. Среди прочих звучали предположения о столкновении с надводным судном или американской подводной лодкой, неисправности систем вентиляции, вызвавшие разрушение прочного корпуса или технической неисправности клапана, и, как следствие, провала на запредельную глубину... Причины гибели моряков-подводников неизвестны по сей день. И в течение 30 лет любая информация о подлодке К-129 была засекречена.
По долгу службы
У этого материала нет цели найти ответ – почему затонула подлодка? Я не историк, но знаю и понимаю одно: подводники вышли в поход под советским флагом и выполняли ответственное боевое задание. Люди служили Родине – они приняли военную присягу, и ни одним своим действием её не нарушили. Военные честно выполнили свой долг. Погибли. Значит, моряки достойны памяти. Вот бесхитростные рассуждения и логика гражданина той страны, к которой принадлежали и подводники. Логика матери, в конце концов. Представьте, на секунду, что это были бы ваши дети. Они носили погоны и не предали Родину. И про них забыть?
…и набегает волна
Память о своих коллегах увековечили сами подводники, у себя в городе. Спустя пять лет после трагедии подполковник А. Серебряков создал проект памятника. Личным составом эскадры подводных лодок Тихоокеанского флота были собраны средства. Так в микрорайоне Рыбачий появился «Памятник погибшим подводникам», а на центральной площади поселка были установлены плиты с именами членов экипажа подводной лодки К-129.
– Видите, это волна как бы накрывает собою моряка в бескозырке, – рассказывал Владислав Павлов, капитан 1-го ранга, сопровождавший нас в экскурсии по территории военной части. – Денег пока еще нет, но подрядная организация уже ведет работы.
Согласно смете, подготовленной специалистами, стоимость работ оценивается в 2 миллиона 380 тысяч рублей. Полтора миллиона из этой суммы выделила компания «Газпром трансгаз Томск». Остальные средства, как и 42 года назад, подводники и жители города собрали сами.
– Мы сразу предупредили подрядную организацию, что это не коммерческий объект, денег на нем не заработаешь, – рассказывает Игорь Мухаметшин, вице-адмирал, командующий подводными силами Тихоокеанского флота, – ребята из компании «Норд Индастриз» согласились, и начали реконструкцию до того, как мы им перечислили средства.
Шесть специалистов, среди которых плиточники, бетонщики, штукатуры, последовательно выполняли свою работу. В частности, готовили ступени, чтобы положить на них бетонные плиты. Волна была выкрашена в синий цвет специальной краской, которая не боится дождя и снега. Постамент уже зашит облицовочной плиткой.
Непростая судьба подводника
О том, насколько непросто быть подводником можно убедиться, побывав на подлодке. Например, «Томск». Нам такую возможность нам предоставило командование Краснознаменного Тихоокеанского флота. Признаюсь, эту возможность я расценила как уникальную, поэтому старалась не упустить ни одной детали из рассказа командира Ивана Губина.
– Высота подлодки соответствует высоте 9-ти этажного дома, над водой мы видим только одну треть. Экипаж – 115 человек. Скорость движения под водой – 33 узла, что больше 60-ти километров в час…
Впрочем, всю эту информацию можно почерпнуть из интернета, но вот увидеть, как открываются отсеки, куда заложено торпедно-минное вооружение, – это уже определенный эксклюзив. Хотя, в плане информации, все в рамках допустимого. Ни слова лишнего. И знаете, мне хватило того часа, что я провела на подлодке. Интересно? Бесспорно! Но … я измерила высоту в одном месте – это был мой рост плюс карандаш, то есть 1м70см+15см=1м85см. И так 120 суток автономного плавания, уж не говоря о люках между отсеками, куда пролазить, только согнувшись в три погибели. Для некой релаксации есть тренажерный зал. Комната отдыха, в которой клетка с попугаями, аквариум, много комнатных растений и даже небольшой огородик, где растут чеснок и лук. Маленькие земные радости в глубоких водах Тихого океана.
– Я приводил сюда свою жену, она видела, в каких условиях мы работаем, – рассказывал Иван Анатольевич, – а после она попала на большой корабль. И первой её фразой после той экскурсии было: «Как я вам сочувствую. На корабле хоть что-то видно: небо, звезды, солнце, а у вас вообще ничего!»
Эквиваленты
– А сейчас у вас много срочников, – продолжала я расспрашивать командира, очередной раз «скосив» спиной верхнюю часть люка между отсеками.
– Ни одного! Все контрактники. У нас были случаи, когда призывались ребята из Томска, но в последнее время только специалисты, отслужившие в частях Российской армии, и добровольно изъявившие желание служить в подводных силах флота
. – То есть они в прошлом могли быть и танкистами?
– И летчиками, и ракетчиками… Главное, у них у всех есть специальность, они прошли строгий медицинский отбор, собеседование с психологами, и после этого надели нашу форму.
Форма, кстати сказать, отличная! Теплая, ноская, с красивыми силуэтными линиями. И обед, которым нас кормили, был очень вкусным, сытным и таким объемным порционно, что второе блюдо женская часть нашей делегации не осилила.
Подводная лодка – это, по сути, целый завод. Шутка ли – два ядерных реактора на борту, торпедно-минное вооружение, ракетное вооружение. Плюс обеспечение жизненного цикла более ста человек на длительный срок – концентрация инженерии, настолько все умно и наукоёмко.
Если мощность тех двух ядерных реакторов перевести в мирный атом, то получится, что без усилий можно отопить и осветить небольшой городок, типа томских райцентров Колпашево или Асино. В общем, тепло и свет в вашем доме от одной подлодки!
– «Томск» – это очень надежный в техническом плане атомный подводный ракетный крейсер. Здесь очень высокая надежность, двойное или тройное резервирование систем, – пояснил Иван Анатольевич.
Надежность и ответственность – вот те черты, которые объединяют подводников и газовиков.
– В России любят флот, особенно подводный, относятся к нему с уважением, – сказал вице-адмирал Игорь Мухаметшин. – У нас сложились очень хорошие, дружественные отношения с компанией «Газпром трансгаз Томск», поэтому, когда мы обратились с просьбой о выделении средств на реконструкцию памятника, газовики сразу откликнулись. Генеральный директор «Газпром трансгаз Томск» Анатолий Титов был возле этого памятника, и мы с ним беседовали о реконструкции, и я вам скажу – долгих переговоров не было. Анатолий Иванович сразу сказал – помощь будет! Потому что это – память! Мы очень благодарны руководству и коллективу газотранспортной компании. Я думаю, этот памятник еще долго будет напоминать всем о героических буднях подводников.
Подлодка К-129 вышла в свой последний рейс в 1968 году. Том самом году, когда путем слияния рабочих поселков Рыбачий, Приморский и Сельдевая образовался город Вилючинск. Экипаж – часть его недолгой истории. В каком-то смысле ровесники…