«Подгнило что-то в Датском королевстве...»

 
«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.
А сказки с каждым годом всё страшней».
Валерий Ким.

 
Валерий Ким. Валера… Кем он был для меня? Другом? Знакомым? Собратом по перу? Для меня он был - Человеком. Год. Год…– как это много, и как это мало… Навсегда в моей памяти останется знакомство с Валерой на литературном семинаре в краевой библиотеке в августе 2014 года. Первое впечатление… Первое впечатление всегда самое верное. Какое впечатление мог произвести на меня незнакомец, выступающий с чтением акцентного стихотворения «Весна в городе Петропавловске-Камчатском»? Глупый вопрос… Валера обладал настолько сильным притяжением, что располагал к себе всякого… и Августовская прохлада тотчас уступала место камчатскому Маю.
6 октября 2015-го… Открытие III Камчатского форума в поддержку книги и чтения, всё внимание сосредоточено на «Годе литературы» (но «Год литературы» на Камчатке, я полагаю, не состоялся и плодов ожидаемых так и не принёс…) и столичных VIP-персонах - А. Варламове и М. Амелине.
7 октября… Молодежный центр краевой библиотеки, мастер-класс для камчатских литераторов от московского поэта Максима Амелина. Там в последний раз я виделась с Валерой (а как хочется сказать: «Крайний раз я видела Валеру…»).
7 октября… не стало Валеры Кима…
На фоне всей этой шумихи, суеты, болтовни и лебезенья перед столичными «мэтрами» уход из жизни одного из самых талантливых камчатских поэтов… Что просто не может не вынудить задуматься о том, насколько наплевательски к камчатским, так называемым «непризнанным», литераторам относятся те, в чьём ведении культура, и те, кто имеют к ней самое наипрямейшее отношение, являясь её представителями-«тяжеловесами»…
Смерть Валерия Кима, как шаровая молния, окончательно убила теплившуюся в сердце веру в собратьев по перу и подтвердила ранее приведенные мною доводы о том, что литературного сообщества на Камчатке - НЕТ. Есть разрозненные кучки; есть те, кто ничего и никого кроме себя не видят и ни видеть, ни знать никого не хотят; был «Неолит»… сплыл «Неолит»; на необитаемом острове под названием «Городская библиотека» разместился «Полуостров вдохновения»; есть война библиотек, причем девиз у них, как это ни странно, един: «Если вы - то не мы, если мы - то не вы»… Есть писатели-«примадонны», писатели-«короли», критики-«шуты», литераторы-«недозвездки», есть и «ни то», есть и представители «ни сё».
Но есть и те немногие, кто не остался равнодушным и предпринимает все усилия, чтобы воплотить несбывшуюся мечту Валеры - издать книгу его стихов.
Что я могу сказать по поводу всей этой нелицеприятной ситуации, безразличия к чужой боли, равнодушия… что можно сказать вам, няньки «собственной гениальности»… А скажу я словами Гамлета: «Подгнило что-то в Датском государстве…»
Глупо говорить что-то о человеке после его смерти. Говорить необходимо при жизни… Бездыханному телу и кладбищенской тишине ни к чему подготовленные, выверенные траурные речи. Скорее многие это делают для себя: кто-то в оправдание собственной вины или вины бездействия, тем самым пытаясь перекричать метроном совести… кто-то пытается высказать всё то, что не посмел и не успел сказать почившему, дабы сбросить с себя груз невысказанного. Но, как ни крути, все мы - эгоисты. И плачем мы не потому, что человек ушёл в мир иной, а потому, что мы не знаем и не понимаем, как нам теперь жить без него дальше.
Валерий Ким был одним из тех, кто всегда придёт на помощь, поддержит добрым словом, приободрит. Он обладал одним из редчайших даров - даром вселять в человека веру в самого себя. Для меня Валера навсегда останется до конца неразгаданным. В одном из разговоров поэт признался мне: «Я - очень ранимый и чувствительный человек…» Иначе и не могло быть… быть иначе не могло… Кто-то скажет, что знал его как никто другой, иной скажет, что был знаком с его творчеством и не более того, а третий - что не знаком и вовсе… Но как же хорошо Общество было понято и познано Валерой, тому свидетели - его стихи…
Вечная тебе память, Валера…
Жанна Германович, пос. Ключи, Камчатский край.
Может, правда, что главное - это держать фасон.
Не удержишь и будешь всю жизнь по углам сновать.
И довольно забавно думать о том, о сём
Там, где люди пришли не думать, а танцевать.
Никаких UFO, никаких больше дискотек.
Это мимо прошло, только вряд ли о том взгрустну.
Звук настрою потише, курсорчиком кликну трек,
И под старое техно легко отойду ко сну.
Валерий Ким.
***
Мы причалимся к костистым батареям
Мы насытимся скукоженным теплом.
Замурлыкав, мы легонько одуреем.
Подтвердите свой просроченный диплом.
Подтвердите атрофированный навык,
Свой приём проникновения в среду,
Свой набор расконспирированных явок,
Свой манёвр противодействия вреду.
По немаленькому счёту нам до лампы
Жгучей истины кусачие жучки.
Мы всегда на батареях греем лапы,
Парим души или плавим мозжечки.
Всё налажено, но мы же не амёбы,
Что века живут по принципу on/off.
Надоело сервелатом драить нёбы
Не проникнув в толщу сутей и основ.
Сорок жизней выковыривая статус
Из того, что называется «среда»
Мы разменивали трепетную святость
От которой не осталось и следа.
Но однажды из болота скукотищи
Через тину из отсрочек и отмаз
Донеслось, что если это не отыщем
То ни грамма не останется от НАС.
Вот тогда глаза забегали бодрее,
Скок зеницы на ресницы- и бегом.
Но себя отколупать от батареев
Мы по прежнему нисколько не могём.
Мы инертнее неона и аргона.
Вся надежда на воздействие извне.
Только б снова не охота на дракона,
Что мышиной уподоблена возне.
Вдохновите нас и мы поднатореем
В тех ремёслах, где не щёлкают таблом.
А не выйдет-вновь прилипнем к батареям
Чтоб насытиться скукоженным теплом.
Валерий Ким.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании