Этап ПЕТРОВА

 
Слухи и правда о крахе банка «Камчатка»

 
На днях ваш покорный слуга встретил нескольких знакомых. В разговоре речь зашла о банкире Юрии ПЕТРОВЕ. Я рассказал, что недавно встречался с опальным банкиром. Мои собеседники, как один, были удивлены: «Разве он не сидит?»
Юрий Альбертович, действительно, просидел несколько часов в редакции «КВ», что на Космическом проезде. Пока мы пили чай, ПЕТРОВ вспоминал как начинался банк «Камчатка», какими были планы... Юрий Альбертович рассказал о том, как банк развалился, возникли уголовные дела и как его экстрадировали на родину с Кипра. Но обо всём по порядку.
Не гонись за деньгами - иди им навстречу!
Чтобы судьба камчатского банкира и его действия были понятными, думается, нелишним будет вспомнить с чего началась карьера ПЕТРОВА, как появился банк «Камчатка», и почему он обанкротился, имея большой опыт и 14-летнюю историю.
Банк «Нефтепродукт»
Пожалуй, серьёзная банковская карьера Юрия ПЕТРОВА стартовала в ноябре 1994 года, когда он стал работать управляющим московского филиала банка «Нефтепродукт» на Камчатке. Буквально за полгода в Петропавловске подобралась новая команда. «Мы набрали молодёжь, сделали ремонт, выкупив этаж в здании на ул. Пограничной, где сейчас находится «Камчатпрофитбанк». У нас было много клиентов», - вспоминает Юрий Альбертович. Как многие банки, осенью 1997 года головной банк в Москве рухнул во время дефолта. Любопытно, что на Камчатке об этом не сразу узнали даже работники банка. Когда всё же правда докатилась до полуострова, были предупреждены о закрытии филиала клиенты, которые вскоре забрали все свои деньги.
Рождение «Камчатки»
Ю. ПЕТРОВ: - Спустя какое-то время руководители камчатского Центробанка Георгий СОЛДАТОВ и Валентина ИВАНОВА предложили нам возродить банк, который был создан бывшим начальником УВД Валерием КОСАРЕВЫМ, но уже два года был банкротом. Мы подумали и в 1998 году взялись за это дело. Подготовили бизнес-план возрождения банка и обратились в Центробанк, чтобы там приняли нашу санацию. Состоялось судебное заседание: нас поддержали суд и Центробанк. Нам дали 18 месяцев на восстановление платёжеспособности финансового учреждения. И мы его возродили в 1999 году под всем известным названием «Камчатка»!
Корр.: - А кто работал в новом банке?
Ю. ПЕТРОВ: - Коллектив практически на 100 процентов состоял из работников «Нефтепродукта». Коллектив был очень хорошим: мы набирали только молодых, чтобы можно было научить людей работать по-новому. Довольно быстро банк получил лицензии на работу с валютой.
Корр.: - Правда, что «Камчатка» стал первым банком, внедрившим электронную платежную систему на полуострове?
Ю. ПЕТРОВ: - Мы первыми на Камчатке начали имитировать платежные системы «Visa» и «Мastercart», начали устанавливать банкоматы, выпустили таможенную карту РФ, сделали удалённый интернетбанкинг. Причем, это была первая лицензированная система Камчатки. Тогда на полуострове ни у кого не было подобных технологий.
От Паланы до Владивостока и Москвы
Корр.: - Но банк «Камчатка» не остановился на территории Петропавловска и даже просторах полуострова...
Ю. ПЕТРОВ: - Так и есть. Мы стали развиваться, открыв кредитно-кассовый офис во Владивостоке, а в Москве начали осуществлять межрегиональные расчёты. Затем по совету Центробанка пошли в глубь Камчатки. Первый наш кредитно-кассовый центр открылся в Палане, где люди быстро забыли, что такое очереди в банк. Любопытно, но именно банк «Камчатка» впервые внедрил международные пластиковые карты в удаленных районах полуострова. Там клиентами банка стали не только местные жители и рабочие по найму из крупных российских компаний. Затем начали функционировать офисы «Камчатки» в Оссоре, Мильково, Усть-Большерецке, где, без ложной скромности могу сказать, рекорж обслуживания достиг 197 человек в день. А ведь работали всего три молодые девушкимильковчанки. Мы полностью решили вопрос очередей. Я сам не люблю эти очереди...
Проекты
Корр.: - Юрий Альбертович, у вас отлично двигались банковские дела. Зачем вы решили заняться строительством СТО «Перпетуум-мобиле»?
Ю. ПЕТРОВ: - Это нормальное занятие для банков - осуществлять проекты финансирования. Это не противоречит нашей прямой работе в банковской сфере. Действительно, мы построили всем известный «Перпетуум-мобиле», возродили химчистку прямо напротив банка и реализовали ещё ряд проектов. Именно «Перпетуум-мобиле» стал камнем преткновения, который наш банк не вытянул.
Корр.:- Это как-то связано с недостачей в банке, с которой началось банкротство «Камчатки»?
Ю. ПЕТРОВ: - Как раз недостача стала продолжением истории с СТО. Поэтому сразу оговорюсь, что никакого воровства в банке не было и никто оттуда деньги не выносил. Это просто невозможно.
Воровать было нечего
Корр.: - Смею возразить: были бы деньги, а вынести их всегда можно...
Ю. ПЕТРОВ: - Денег как раз не хватало. Из-за тяжелого с точки зрения затрат проекта с «Перпетуумом» банк не мог нести такие нагрузки на себе. Изначально учредители банка согласовали проект «Перпетуум-мобиле» и собирались вложить в него очень большие деньги. Но этого не произошло, и тогда банк попал ловушку: он не мог физически прекратить финансирование проекта, не нарушив всевозможные нормативы: в итоге банк бы лишили лицензии.
Корр.: - Выход из проекта был невозможен до его завершения?
Ю. ПЕТРОВ: - Да, поэтому банку пришлось взвалить неподъемную ношу на себя, из-за чего сложилась недостача. Ещё совпало, что в банке поменялись учредители. Не секрет, что одним из последних было «Кампиво» в лице А. НИКИТИНА. В 2012 году НИКИТИН не захотел продлевать со мной контракт, привлек моего бывшего работника А. СУЛИМОВА на должность президента банка, а заодно и «органы», по-видимому, не желая решать проблемы банка экономическим путём.
Недостача и пути решения проблемы
Корр.: - А сколько денег не хватало?
Ю. ПЕТРОВ: - Около 160 млн. руб., причем, недостача случилась не сразу, а скопилась за годы.
Корр.: - Неужели нельзя было решить эту проблему без участия правоохранительных органов?
Ю. ПЕТРОВ: - Думаю, можно. Наши коллеги из Владивостока предлагали учредителю покрыть долги и дать толчок банку, открыв новый офис во Владивостоке и кредитно-кассовые офисы по всему Дальнему Востоку. У нас уже был готов проект этого офиса. «не тебе с нами тягаться!»
Корр.: - А что за история покупки СТО «АКРОСОМ»?
Ю. ПЕТРОВ: - Эта рыболовецкая фирма дала займ СТО, естественно, не без выгоды для себя. Этот договор был продлён, но прежнее руководство «АКРОСа» неожиданно поставило условие: вернуть деньги в течение двух дней, либо «Перпетуум» заберут у банка. Как-то очень быстро появился человек, который сделал оценку СТО в 175 долл. за 1 кв. м, причем, со всем оборудованием.
Корр.: - Это была адекватная стоимость активов?
Ю. ПЕТРОВ: - Таких цен вообще не должно было быть. Общая площадь СТО составляла 4, 5 тыс. кв. м. В итоге по банкротству бывшие хозяева «АКРОСА» выкупили СТО всего за 75 млн. руб. Считай - за копейки! А ведь только кредитов на этот проект было выдано около 240 млн. руб. Мы обратились в Российское общество оценщиков в Москве. Был выявлен целый ряд нарушений, в том числе - преднамеренных при оценке СТО. К сожалению, суд не принял к сведению нашу экспертизу. Зато я услышал фразу оппонентов: «Не тебе с нами тягаться!».
Замена главному банкиру
Корр.: - Юрий Альбертович, в такой тяжелой ситуации можно ли было вообще спасти «Камчатку»?
Ю. ПЕТРОВ: - Однозначно. Но в тот момент появился человек мне на замену. Надо сказать, что это был бывший сотрудник банка, которого я уволил. НИКИТИН сказал, что не продлит со мной контракт и уже нашел мне замену.
Галопом по ЕВРОПАМ
Корр.: - Вы считаете себя ответственным за то, что случилось с банком?
Ю. ПЕТРОВ: - Скорее, мне жаль, что банк развалился. Да, мы нарушали какие-то банковские порядки, но уголовщины не было. И для меня, и для всего нашего коллектива банк был как наш собственный ребенок, а детей не бросают.
Корр.: - А дела все-таки завели...
Ю. ПЕТРОВ: - Тут начинается, пожалуй, самое интересное.
Кипр
Корр.: - В особенности, для читателя.
Ю. ПЕТРОВ: - Надеюсь. Итак, я, ни от кого не прячась, уехал за границу в июне 2012 года, побывал по состоянию здоровья в Израиле. Я свободно передвигался по Европе. В какой-то момент мы с семьей поехали на Кипр, где жили официально, оформившись в миграционной службе. Жили спокойно, ни от кого не прятались.
Корр.: - На какие деньги существовали?
Ю. ПЕТРОВ: - Я подрабатывал дайв-инструктором.
Корр.: - Зная ваш опыт дайвера на Камчатке, думаю, вы должны были пользоваться авторитетом на Кипре, так что спрятаться на острове вам было бы нелегко. И вот вас задержали...
Ю. ПЕТРОВ: - На Кипре твоя фамилия с первого дня попадает в сеть. Вам не нужен на Кипре паспорт: как только вы покупаете что то в магазине, хоть чайник, вас сразу заносят в базу данных и потом куда бы вы не пришли, достаточно сказать номер телефона и про вас уже всё известно. Любые другие платежи, например в миграционную службу, страховка и пр. - всё фиксируется. Так, что там не скроешься. Итак, 9 сентября 2013 года мы поехали всей семьёй в миграционную службу продлевать право на проживание. Там нас задержали, и два человека (представитель Интерпола и криминальной полиции) пригласили меня в отдельную комнату, сообщив, что меня необходимо арестовать. По какому поводу - не знают. Мы очень культурно, вместе с ребёнком, проехали на машине в полицию, где нам даже предложили перекусить и выпить кофе. Никто на нас не кричал и не бегал в масках. Через два часа я был в суде, где впервые услышал новую историю о себе.
Вернули кредит наличкой
Корр.: - О чем шла речь?
Ю. ПЕТРОВ: - Оказывается, я лично у двух человек во Владивостоке получил 16 и 14 млн. руб., после чего скрылся. Теперь важный момент: по словам заявителей, это произошло 20 июля 2012 года. Я был очень удивлён этому рассказу, особенно дате, потому как в этот день я находился в Москве. По этому поводу было возбуждено уголовное дело, в котором было указано, что я скрылся от следствия. Дело возбудили исключительно по показаниям трёх лиц - двух директоров фирм, которые получили кредиты в нашем банке и управляющей банковским офисом во Владивостоке. По версии следствия 20 июля я им позвонил и предложил вернуть деньги по кредитам из-за тяжелого положения банка.
Корр.: - Вас сразу выдали Москве?
Ю. ПЕТРОВ: - Нет, суд освободил меня под подписку о невыезде, и почти 10 месяцев длилось на Кипре судебное производство об экстрадиции - выдавать меня или нет.
Систему не обманешь
Корр.: - Какие шаги вы предприняли для своей защиты?
Ю. ПЕТРОВ: - Как только я узнал в чём дело, мой адвокат подал заявление и обратился в следственные органы и прокуратуру о том, что это преступление не могло быть совершено мной, потому что я находился на другом конце земного шара, приложив все документы о моём ежедневном перемещении. Действительно, 18 июля я прилетел в Москву из Израиля, а 22 июля из Белоруссии попал в Европу. Это подтверждено в штампах моего загранпаспорта. Должен отметить, что за каждым из нас система следит очень грамотно. Согласно системе «Транспорт» (система, следящая за всеми передвижениями россиян) ещё до возбуждения уголовного дела уже имелась вся информация - где я покупал билеты, куда летал и когда пересекал границу.
Предполагаю, что дело было раздуто. Ошибочно или специально - не знаю. Одним словом, 7 июля 2014 года суд Кипра постановил выдать меня России. Там понимали, что я ничего незаконного не совершал, но иностранный суд не имеет права рассматривать вопрос о виновности иностранца, он решает вопрос о выдаче или невыдаче человека. Согласно международной конвенции, оставить меня на Кипре можно было бы по трём статьям: расовая дискриминация, политическая и религиозная составляющие. Не найдя этих причин, меня арестовали, после чего месяц и один день я просидел в тюрьме Никосии на Кипре.
Корр.: - Ну и как там тюрьма?
Ю. ПЕТРОВ: - Как-нибудь отдельно расскажу, потому что теперь есть с чем сравнивать. Этап Начался мой этап 8 августа. Меня перевезли самолётом в Москву, где сдали в СИЗО, потом я на поезде ехал до Хабаровска, хотя обычно из Москвы этапируют на Камчатку самолётом. Видать, кто-то хотел меня потренировать... Побывал в централах Москвы, Челябинска, Иркутска, Хабаровска. Только 13 дней заключения я провёл в поезде. 26 сентября меня привезли на Камчатку. Кстати, изначально мне был определён срок ареста два месяца: ещё на пути моего этапа он закончился.
Красный день календаря
Корр.: - И вас на Камчатке сразу же отпустили?
Ю. ПЕТРОВ: - Я подал жалобу следствию на незаконное незаконное содержание, а следователь - в суд на продление срока. Потом мы с адвокатом подали апелляцию, и мой срок этапа всё же зачли. После нескольких ходатайств следователю 7 ноября меня отпустили, но уголовное дело не закрыли. Кстати, будучи на Кипре, я написал три жалобы в Генпрокуратуру, три президенту РФ, два обращения министру МВД России, два раза мои адвокаты были на приёме у зам. председателя следственного комитета РФ. По моим данным люди, подавшие на меня заявления, отказались от своих показаний, ведь в случае дачи ложных показаний им грозит реальный срок до 6 лет лишения свободы.
Корр.: - Наверное, на Камчатке вы часто встречаетесь со следователем?
Ю. ПЕТРОВ: - С 26 сентября у меня был всего один допрос. Перспектив этого дела я не вижу. Повторюсь: дело так и не прекращено. На днях в очередной раз по требованию следователя дело продлили якобы для выяснения и уточнения каких-то моментов. Но я лично вижу некую заинтересованность: то ли это борьба за честь мундира, то ли ещё чего хуже. Не очень понимаю: если следствию досконально известны все факты, и соответственно моя полная непричастность, да и самого факта не было (никто денег никому не передавал), то почему не прекращено дело? Надеюсь, в России всё же будут соблюдать права человека. И хотя бы органы начнут работать исключительно по закону, а не по личному убеждению...
Корр.: - Выходит, для кого-то задача ещё не выполнена: вы не до конца прошли свой этап...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании