Почему наши дети не хотят читать?

 
Собеседник «КВ» - Ирина Рыкова, депутат городской Думы Петропавловска-Камчатского, учитель начальных классов.

 
На выборах баллотировалась от партии ЛДПР, поскольку ей нравятся многие мысли и идеи Владимира Жириновского. Но о самой политике Ирина Васильевна не очень любит разговаривать. Больше её интересуют камчатские дети...
Ирина РЫКОВА - мама трех дочерей (12, 23, 28 лет). Муж работает водителем. Всю жизнь семья прожила на СРВ, причём, в квартире, которую выделили ирининым родителям в 1965 году.
«КВ»: - Ирина, расскажите о себе. Где вы родились, что закончили, где работаете?
И. РЫКОВА: - Родилась в Петропавловске-Камчатском, после окончания 3-й школы два года училась в нашем педагогическом училище. Потом проработала 22 года учителем начальных классов в своей школе, а после декретного отпуска пришла в школу №5 учителем и завучем начальных классов. Закончила заочно университет им. В. Беринга – педагогический факультет начального образования. Вся моя деятельность связана с детьми. Я очень люблю свою профессию, это моё, я знаю, как детям дать всё необходимое: знания, теплоту, воспитанность. С 1997 по 2011 годы работала директором детского лагеря «Алые паруса». Это у меня хобби. Это моё детище. Многие меня знают именно по этой должности. В лагере я прошла путь от воспитателя до директора. В главной должности проработала почти 8 лет. Совмещала работу в школе и «Алых парусах», где у нас были 8 отрядов по 44 человека. В последние годы мы принимали много детей из детских домов и интернатов, из районов Камчатки.
«КВ»: - Вы добрая учительница или строгая? Например, дети часто говорят «злая»... Вы были директором детского лагеря, это ведь достаточно сложно, т.к. отвечаешь за всё - от детского досуга до безопасности, гигиены и питания. Думаю, что директор лагеря, да и школы, должен быть человеком жестким, с командирским характером.
И. РЫКОВА: - Я бываю разной, смотря по обстановке. Я очень требовательна к себе, поэтому требую от других.
«КВ»: - Справедливой, как я понял, хотя дети такого слова, наверное, не знают.
И. РЫКОВА: - Почему не знают? Прекрасно знают. У нас авторитет учителя очень сильный в первом классе. Когда дети приходят из детсада, то первый учитель для них - это всё! Даже авторитет папы с мамой часто отходит на второй план. Потом, конечно, авторитет родителей возвращается. Вот у меня дети закончили второй класс, по итогам было родительское собрание. Вдруг некоторые родители мне говорят, дескать, Ирина Васильевна, вы нам обещали, что авторитет папы и мамы вернётся во 2-м классе, но почему-то до сих пор ваш авторитет намного выше нашего. Я ответила, что здесь ничего страшного нет.
«КВ»: - Ирина Васильевна, я знаю, что учителя каким-то образом запоминают детей, которые у них учились. Я всегда задавался вопросом: как так можно, откуда такая память? Я уже некоторых одноклассников и однокурсников не могу вспомнить. Вы всех своих детей помните?
И. РЫКОВА: - Их невозможно забыть! Я до сих пор помню свой первый выпуск. Одна девочка, сейчас она уже мама, водит своего ребёнка вместе с моим в один класс. Мы все живём в одном районе, порой общаемся. Дети дают о себе знать, т.к. встречаемся в городе, созваниваемся, общаемся через соцсети. Мне самой интересно, какой у них жизненный путь. Например, мои детки выпуска 1991 года работают сейчас в городской Думе, молодежном парламенте, журналисты местные. Дима Шунькин известен своими изобретениями.
«КВ»: - По поводу детей и молодёжи. Я думаю, что каждое старшее поколение начинает ругать молодёжь, что она, дескать, хуже, чем были мы. Это ошибочное мнение, и молодёжь всегда одинакова, или с изменением государственного строя меняются молодежь, дети?
И. РЫКОВА: - Конечно, всё меняется. В первую очередь, родители, только потом дети. Часто можно слышать, что дети и молодёжь стали хуже. Они не хуже, они становятся индивидуальнее. Раньше мы были в массе: в октябрятской организации, пионерской, комсомольской. Нас воспитывали в массе, в обществе, в коллективе. Сейчас воспитывается каждая личность. Это хорошо, но сложнее, т.к. к каждому нужен индивидуальный подход. Я никогда не скажу, что моё поколение было лучше. Я работаю с молодёжью и мне нравится, как они совершенствуются, как растут. Даже собственные дети.
«КВ»: - А что вы скажете о социальном расслоении? Достаток родителей отражается на детях?
И. РЫКОВА: - К сожалению, это очень чувствуется. Плохо, что отменили форму, ибо по одежде сразу виден уровень достатка семьи. Хотя сейчас и пытаются ввести форму, дресс-код. Но всё равно видно, что семьи низкого достатка покупают на китайском рынке, скажем, синтетические брюки, то, что быстро расползётся по швам. У девчонок видно по кофточкам и пр. У тех, кто побогаче, сразу заметны качественные дорогие вещи. Статус семьи можно определить и по сотовым телефонам. Дети ведь жестоки, даже в начальной школе могут подойти и сказать сверстнику, что он лох, потому что телефон у него за 2 тысячи, а вот у хвастуна аппарат за 15 тысяч, хотя ребенок к покупке дорогой вещи своего труда не приложил. Родители порой покупают ребёнку дорогую игрушку, чтобы он лишний раз не просил: «почитай мне, поговори со мной!» Расслоение видно и по карманным деньгам. Сейчас в каждой школе есть автоматы по продаже напитков и сладостей. Видно и по младшим классам, и по старшим, что те, у кого есть карманные деньги, покупают, даже если не хотят есть. Они всё равно берут, потому что нужно потратить деньги родительские, ведь им дают до 500 руб. в день. А другие дети стоят и смотрят, как все эти покупки происходят, но у них нет карманных денег. Мы, конечно, проводим беседы на эти темы.
«КВ»: - Ирина Васильевна, давайте вспомним, о чём мы мечтали в детстве. скажите, о чём сейчас мечтают дети? Мы мечтали быть танкистами, лётчиками, космонавтами, моряками, врачами, учителями.
И. РЫКОВА: - Моя мама была медсестрой и мне всё время говорила про работу врача, но играла я в учительницу. Сейчас дети мечтают быть певцами, фотомоделями, дизайнерами, полицейскими, шерифами, директорами банков, многие хотят иметь свой магазин. Мальчики не планируют служить в армии, а речи о каких-то космонавтах и рыбаках вообще быть не может, хотя мы им рассказываем о романтике этих профессий. Вообще дети всё приносят из семьи. О чём говорят родители, то мы в школе и получаем.
«КВ»: - Бытует мнение, что дети не любят и не хотят читать. Вот моя 10-летняя Вика никогда добровольно не станет читать книгу. Только из-под палки. А в школьной программе по-прежнему немало обязательных литературных произведений, которые надо детям прочитать.
И. РЫКОВА: - Это правда, что дети в большинстве не хотят читать. И моя дочь тоже. Потому что сейчас такой ритм жизни, такая информационная нагрузка в виде соцсетей, компьютеров, смартфонов, ноутбуков, планшетов, плееров и прочих гаджетов, что детям не до книг. Моя Даша сама извлекает информацию из интернета. Говорю ей, что надо прочитать «Алису в стране чудес». Она зашла в интернет, прочитала суть произведения и говорит, что уже в курсе, о чём там речь. Вот какие находчивые наши дети! В течение первого года обучения, если учитель заинтересует детей чтением, тогда школьники будут читать, если и дома есть тому условия. Моего ребёнка не заразил учитель книгами. Старшие дочери читали, книга и фонарик под одеялом были нормальным делом. Но сейчас выросло поколение, которое не любит читать. Им это неинтересно. У меня такое впечатление, что нынешнее поколение детей не догуляло. У кого ни спросишь, у всех дети стремятся на улицу.
«КВ»: - Правда, что район СРВ считался в советское время криминальным, бандитским?
И. РЫКОВА: - Таковым считался Копай. Район СРВ был рабочий, индустриальный. Эти два района спорили между собой, постоянно между ними были козни и стычки среди молодёжи. Район шёл на район, почему-то наши не воспринимали жителей Копая. До сих пор бытует мнение, что в Копае живут только бичи и алкоголики. Но это далеко не так.
«КВ»: - Я смотрю, что в Копае сейчас дома стали намного красивее.
И. РЫКОВА: - Когда я пришла в 5-ю школу, мы туда детей не могли набрать. Родителей не устраивал детский контингент. Мол, там у вас дети с задержкой психического развития, родители у них алкоголики и пр. А сейчас в Копае выкупают участки земли состоятельные люди нашего города. Строят коттеджи, особняки, и район преображается. Ещё бы снести оставшиеся страшненькие дома. Район преображается на глазах. На СРВ и в Копае зимой лучше чистят от снега дороги, чем в т.н. элитных спальных районах – «Авангарде» и «Северо-Востоке». У нас нет проблем машину припарковать в межкварталье зимой. А в те районы я приезжаю к друзьям и не могу поставить машину. Если вдруг возникнет вопрос поменять жилплощадь, то я останусь в районе СРВ.
«КВ»: - Как вы в политику пришли?
И. РЫКОВА: - С 2000 года работала на выборах агитатором. Меня заметили и однажды предложили стать начальником предвыборного штаба у Сергея Голубева. Потом я стала его помощником, а два года назад сама баллотировалась в Думу. так стала депутатом.
«КВ»: - Почему вы пошли на выборы под флагами ЛДПР, а не «Единой России»? В партии власти вам было бы теплее, да и надёжнее на выборах. Вы ведь видите, как за «единоросов» голосуют дружной гурьбой.
И. РЫКОВА: - Я никогда не делаю того, что противоречит моим убеждениям, что делает остальное большинство. Я выбираю тропинку в жизни, которая мне интересна. Мне интересны идеи Владимира Вольфовича. Делать то, что все, – синдром толпы. Надо жить так, чтобы потом не было стыдно за прожитые годы.
«КВ»: - Спасибо за откровенную беседу!

В интернете сейчас все! В интернете читают и парнуху смотрят! Молодеж нынче прогрессивная! Ненужны им макулатуры! Набирайте на YouTube.ru.
"ВЕЗЕТ ЖЕ ЛЮДЯМ" Сергей Куренков(Камчатка) и читайте комментарии!
Правду про Путинскую комманду!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании