Усиление силовиков

 
В черте Петропавловска-Камчатского ведётся масштабное дорогостоящее строительство, о котором нигде не писалось и которое никем не рекламировалось, потому как, видимо, деньги на него выделялись по закрытым статьям в связи с вездесущей нынче «секретностью».

Нет, это не строительство ракетных шахт и подземных бункеров управления. Всё намного банальнее. Идут реконструкция и строительство базы Северо-восточного ПУ БО ФСБ России ( пограничного управления береговой охраны), расположенной в бухте Соленое озеро (ниже улиц Океанской и Рябиковской). На эту важную стройку выделены, по сведениям автора, около 10 млрд. руб. Примерно такую сумму пытается найти на строительство краевой больницы губернатор, но, поскольку оборона и безопасность страны у нас наиболее приоритетны, чем здоровье нации, то, в первую очередь, Москва отваливает деньги тем, кто при погонах. Автор обошёл по периметру огромную огороженную территорию базы БОХР, чтобы получить представление о том, что там строится и реконструируется.
За ржавым забором
Территория, занятая пограничной морской дивизией, достаточно большая. Периметр воинской части ограждён забором из полуржавых железных аэродромных плит, который во многих местах имеет дыры. Да и в любом месте через него легко перемахнуть любому террористу-экстремисту. Вокруг базы - депрессивная Рябиковка с облепленными зданиями, кучами весеннего мусора и остатками эпохи развитого социализма в виде руин зданий...

Резко контрастируют с забором и окружающей весенней серостью и грязью пограничные корабли. Их с некоторых пор красят в бело-синие цвета, поэтому выглядят они нарядно по сравнению с тем, когда были выкрашены в серый, т.н. шаровый цвет, сливающийся с морем.
В причальной зоне, на территории базы и со стороны Рябиковки везде заметны следы строительства. Видно, что переделывают причальную стенку с той стороны бухты, которая ближе к СРВ. Там вдоль берега стоят экскаваторы, подъёмные краны и другая техника. С другой стороны бухты также складированы металлические шпунты, ведутся активные земляные работы и пр.
Не ищите в открытом доступе сведения о контракте на строительство в бухте Соленое озеро. Я не нашёл. Возможно, чтобы не проводить открытых торгов и отсечь посторонних участников проекту присвоили гриф секретности, что влечет отказ от всяких открытых процедур. Т.е. заказ вёлся по закрытым линиям, чтобы враг не узнал о секретных планах строительства погранбазы. В стране вообще немало чего строится по военной части. И всё это засекречено. Только что такого секретного в строительстве пограничных пирсов и складов? Наверное, секретная сумма денег и название фирм, которые их осваивают.
Аппетиты
Первоначально в ФСБ РФ планировали выделить 12,5 млрд. руб. на реконструкцию бухты Солёное озеро, но потом кто-то урезал аппетиты. Бухта ведь маленькая. Народ не поймет, когда узнает цену вопроса. В прошлом году, вроде как, утвердили сумму в 10 млрд. руб., но, говорят, коммерсанты уже просят добавку в размере 4 млрд. руб.

По некоторым данным, размещение заказа шло через ФГУП «Спецстрой ФСБ», входящее в управление капитального строительства службы обеспечения деятельности ФСБ РФ. Об этой структуре мало что известно в открытом доступе, потому что вся деятельность покрыта покровом государственной тайны. Если что и всплывает в прессе про подобные «спецстрои», то, как правило, в связи с очередными аферами и воровством.
Кстати, помните, при губернаторе Кузьмицком шла грызня за контракты по сейсмоусилению зданий? Выигрывали одни фирмы, проигравшие подавали в суды, а конкурсные процедуры отменяли. Весь этот спланированный бардак длился, пока не топнул ногой В. Путин и не назначил на стройку главного исполнителя - «Спецстрой России». Эта структура, возглавляемая генералами, напрямую подчинена президенту РФ. Между прочим, в России не так много организаций, которыми вполне законно лично руководит глава государства, но это оправдано. Во времена СССР «Спецстрой» был самой мощной строительной организацией в мире, занимаясь объектами ядерного щита, космодромами, БАМом, всей военной инфраструктурой железных и автомобильных дорог, военными портами, секретными подземными заводами и т.п. Сейчас амбиции у нашей страны куда скромнее: от военно-строительного монстра мало что осталось, а иначе сравнивали бы его с «Газпромом» или РЖД.
«Спецстрой ФСБ» калибром намного меньше главного «Спецстроя», но и ему достаются кое-какие заказы, как то строительство объектов в бухте Соленое озеро на Камчатке. Это ФГУП подготовило документы для строительства и за эту услугу отщипнуло себе совсем немного – 1%, т.е. примерно 100 млн. руб. за бумажную работу. Сколько заплачено проектировщиком за документацию, автору неизвестно. Везде - гриф «Секретно».
А вам зачем это знать?
«Спецстрой ФСБ» довольно быстро нашел подрядчика, взявшегося за работы. Это строительный холдинг «К-групп» с головным офисом в Москве, имеющий девять филиалов по стране, в т.ч. ООО «К-групп Восток» в Хабаровске, который возглавляет Светлана Загорская. Любопытно, что этот филиал зарегистрировали в 2011 году. Тогда же стало ясно, что деньги для Камчатки будут выделены по линии ФСБ. Наверное, совпадение...
На днях мы дозвонились в Хабаровск и там ответили, что директор строительства Алексей Матвеевич Самборский улетел в Петропавловск-Камчатский. Дали его телефон (!). Несколько моих звонков остались без ответа, но потом он сам перезвонил. Я пытался выяснить, сколько стоит весь объём работ, будут ли подрядчики заниматься дноуглублением и пр.
Вот примерные ответы Самборского:
- мы всего лишь подрядчики;
- все сведения засекречены, и вообще у нас небольшой кусочек работы;
- что конкретно делаем, сказать не могу;
- объект обладает степенями защищенности, и ничего лишнего я сказать не могу;
- кто самый главный генеральный директор «К-групп» я не знаю;
- техника у нас частично своя, частично – субподрядчики;
- на Камчатке мы ещё ничего не строили;
- есть понятие «коммерческая тайна»;
- А. Мищенко и Р. Кудашев у нас не работают.
В общем , в беседе с ним я чувствовал себя мальчишом-плохишом, пытающимся выведать страшные государственные тайны, а Алексей Самборский, как настоящий мальчиш-кибальчиш, их защищал и не выдал лишнего. Чувствуется по ответам, что, скорее всего, под пиджаком у строителя «конторские» погоны.
Позже нам удалось узнать, что в пограничном управлении, что раскинулось на улице Карла Маркса, 1 есть т.н. «дирекция по строительству», возглавляемая Алексеем Луценко. И вот он-то всё знает – какая сумма выделена на строительство, какие виды и объёмы работ будут сделаны. Я позвонил ему. Представился. Задал первые вопросы. И получил такие ответы:
- Вам для чего это знать?
- Для газетной публикации.
- Ну, извините, мы никакую информацию не даём.
Занавес закрывается, хотя я старался его приоткрыть. Хотел порадоваться за строителей и Камчатку, что 10 млрд. выделенных рублей останутся у нас, что рабочие заработают деньги. Но кругом секреты...
Гидростроительные работы
Гидростроительные работы являются самыми дорогими видами работ в строительстве вообще. Это традиционно во всем мире, потому что очень дорого. По плану в бухте Солёное озеро будут делать дноуглубительные работы. Стоит полагать, дно там пропитано многометровым слоем нефтепродуктов, солярки и всяких отходов. Весь слой дна нужно снять и вывезти куда-то. Первоначально планировали вывозить машинами в какой-нибудь карьер, потом от этой идеи отказались. Дорого: карьер искать, согласовывать. Решили вывозить за ворота бухты и выливать всю грязь в океан. Там проще согласовать и труднее проконтролировать, сколько барж ты вывез. Вывез одну, а пишешь 10.

Правда, непонятно, как будут проводить дноуглубительные работы и снимать слой грунта, ведь на полуострове нет землесоса (раньше был «Камчатка»).
Автору удалось выяснить, что в 2011 году контракт на проведение дноуглубительных работ для Бакинского международного морского торгового порта (Азербайджан) составлял 80 млн. евро. Это в 2 раза меньше, чем выделено на Солёное озеро. Причём, в Баку углубили подходный канал длиной 7 км и шириной 160 м. Изъяли при этом 9 млн. кубометров песка.
Камчатку обворовывают?
Когда я вижу подобные стройки, то всегда задаюсь вопросом: почему не привлекают для строительства местные фирмы? На Камчатке есть все условия и предприятия, которые легко могли бы заняться подобными работами. Или за ними не стоят интересы отставных генералов? Много лет руководил трестом «Камчатрыбспецстрой» 72-летний Ярослав ПАВЛЮК. Он считает, что Дальний Восток разоряют монстры, к которым местные строители вынуждены идти на поклон.
Вот что ПАВЛЮК говорил мне несколько месяцев назад:
- Это общая проблема северян. Приходят сюда чужие крупные стройкорпорации, и мы вынуждены идти к ним на подряд. Они нас обдирают, обворовывают, обманывают, навязывают невыгодные условия. Монстры нас разоряют. Крупные монополии берут высокую ставку генподряда, снимают сливки, а нас обкрадывают. Варяги пришли, отработали и ушли, так ещё и массе подрядчиков не заплатили. Мы открытые, мы платим налоги, мы работаем с НДС. А варяги пришли, сорвали куш и ушли. У нас исчез трест «Камчатморгидрострой», исчез трест «Камчатагропромстрой», исчез трест «Главкамчатстрой». Где «Дальтехмонтаж» и его 600 работающих человек? Приезжие нас грабят, грабят и грабят.
К сожалению, у губернатора и правительства края нет эффективных рычагов, чтобы хоть как-то защитить свою стройиндустрию, хотя в ситуации с Солёным озером они вообще не имеют никакого влияния – там военные секреты.
По некоторым данным, аэродромные плиты, которые могут производить на Камчатке, привозили с материка. Даже, оказывается, песок, который насыпали под эти политы, у нас какой-то не такой: его тоже привозили. Кругом в стране существуют мутные схемы, оттого у нас получается, что строительство всегда дороже, чем в развитых странах.
Не сомневаюсь, что через год-два база пограничников преобразится. Там построят всё, что запланировали в секретных сметах. Построят непомерно высокой и почему-то засекреченной ценой. В это время гражданские пирсы в порту Петропавловска-Камчатского и остальных портопунктах ветшают и разрушаются. На них денег нет...