Поэтическими тропинками России

 
Каждый великий русский поэт имеет свою дорогу в отечественной культуре.

 
Сегодня вопреки произошедшему слому эпох продолжается эстафета поколений. Молодые авторы талантливо прокладывают путь к сердцу читателя и в вечность. О секретах создания стихов корреспонденту «КВ» рассказала известная поэтесса из Вологды Мария Маркова.
«КВ»: - Мария, используете ли вы в поэзии и её подаче современные художественные средства?
М. Маркова: - Иногда. Чаще всего это касается визуальной организации текста: курсив как средство акцентирования внимания, создания дополнительных смыслов или иной интонации, отказ от заглавных букв в начале каждой строки. Последнее, на мой взгляд, делает стихотворение более целостным и позволяет сохранить подвижность речи, всё равно как если бы письменная оставалась устной, но фиксированной. Бывает, что экспериментирую со строфами, но не специально, а следуя интонации, «голосу» слышимого только мне текста, повинуясь «внутреннему дыханию» при мысленном проговаривании. Но, думаю, даже при таких отступлениях от нормы можно сказать, что я пишу традиционно.
Досье «КВ»
Мария Александровна Маркова — русская поэтесса, член Союза российских писателей. Родилась на Чукотке в 1982 году. Закончила филологический факультет вологодского государственного педуниверситета. Постоянный автор журналов «Знамя», «Дружба народов», «Дети Ра», «Сибирские огни». Финалистка Илья-премии (2005), лауреат международной поэтической премии «Серебряный стрелец» (2008), обладатель премии президента РФ для молодых деятелей культуры 2010 года. В 2012 году выпустила сборник стихов «Соломинка». Лауреат поэтического фестиваля «Киевские лавры» (2013).
"КВ": - Кого из молодых коллег можете отметить? часто ли находите в их стихах близкие отголоски?
М. Маркова: - Мне не хотелось бы выделять кого-то конкретно, но я слежу за творчеством многих молодых литераторов. Более пристальное внимание уделяю тем, с кем знакома лично. Когда за текстом стоит человек, которого ты знаешь, меняется отношение к прочитанному. Чтение перестаёт быть односторонним процессом, превращаясь в диалог. Это к вашему вопросу об отголосках. Только я назвала бы это не отголосками, а перекличкой. Редко, но бывает, что появляются общее настроение или интонация. Тоже своеобразный диалог - неоформленный, растянутый во времени и иногда перевёрнутый, если ответ предшествует вопросу.
«КВ»: - Сильно ли влияет на творчество проживание поэта вдали от столиц?
М. Маркова: - Не знаю. Если бы жила какое-то достаточно длительное время в Петербурге или Москве и писала при этом, а потом уехала обратно домой в провинцию, то я смогла бы ответить на этот вопрос. Общепринято считать, что влияет, поскольку это связано с особой культурной средой, точнее, её наличием или отсутствием, но сейчас Интернет позволяет компенсировать многие вещи. Известное выражение «идеи носятся в воздухе» получило дополнительную проекцию: идеи носятся в сети. Культурная среда видоизменилась и разрослась до невероятных размеров. Но живое общение виртуальным, конечно, не заменишь.
«КВ»: - Мария, проходят ли у вас встречи с читателями, помогает ли это в дальнейшей работе над стихами?
М. Маркова: - Встречи проходят, да. Работе это, скорее, мешает, так как на некоторое время исчезает уверенность в правоте, уходит ощущение свободы говорить обо всём собственным языком. Вы же понимаете, что речь любого человека индивидуальна, а при общении со слушателем появляется потребность быть понятым здесь и сейчас. Автор бессознательно может отказаться от одного языка в пользу другого, заметив хотя бы частичное непонимание (о неприятии даже говорить не хочу) или поддавшись чужой эйфории. Но дело не только в этом. Потребность быть понятым сковывает в эмоциональном плане, делает человека немного или совсем беспомощным. Пока нет слушателя, можно говорить с самим собой без оглядки, без стеснения, а на публике происходит обнажение. Со стороны кажется, что добровольное, но оно всегда принудительное, потому что нет такого, когда пишущий точно знает, что вот это или это прочтёт тем-то, там-то и тогда-то, а есть существующий сам по себе текст и подневольный ретранслятор. Но и без встреч нельзя. Мне всегда казалось, что предпочтительнее озвученные мысли и эмоции. Так происходящее получает подобие завершённости и можно двигаться дальше.
«КВ»: - Придают ли сил в создании стихов воспоминания, в каком географическом месте вам пишется легче всего?
М. Маркова: - Для меня при написании стихотворения воспоминания второстепенны, а на первый план всегда выходит эмоция, потом уже эмоция затрагивает память или обращается в поиске слов, в поиске формы к тому, что есть здесь и сейчас. Но человеку свойственно искать связь переживаемого в настоящем с давно забытым. Наверное, это позволяет закрепиться во времени или лишний раз ощутить течение жизни, или реанимировать самого себя. В детстве в этом потребности нет, а с возрастом всё нежнее, болезненнее и ревнивее относишься к тому, что уже является частью тебя. Если честно, мне трудно отвечать на этот ваш немного жестокий вопрос, а про место, где пишется легче всего, тоже. Даже странно. Если я скажу точно, что такое место есть и что воспоминания для меня - один из источников творчества, получится как у Блока:
«Я, не спеша, собрал бесстрастно
Воспоминанья и дела;
И стало беспощадно ясно:
Жизнь прошумела и ушла».
Место и память могут исчерпать себя, могут превратиться в свидетельство конца, могут повернуться другой своей стороной - пустой изнанкой. Это зеркало, в котором всё есть, но за которым нет отражения. Наверное, лучше ответить так: пока мне пишется хорошо там, где я есть.
«КВ»: - Спасибо за ответы. Желаем вам, Мария, успехов во всем, благодарных читателей и мудрых рецензий на ваши стихи!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.