Тихие «омуты» электрохозяйства МАМУТОВА

 
Попадание в число банкротов - дело малопочетное, а подчас даже позорное.

Процедуры прекращения бизнеса и банкротства достаточно хорошо отработаны, подкреплены законодательно и имеют универсальный характер. Если ты не справился с бизнесом, всегда найдётся новый собственник. При этом объекты, которые переходят к новому владельцу, требуют не только финансовых вложений, но нередко и некоторых специальных знаний, без которых невозможно их содержать и эксплуатировать.
В 2011 году от обанкротившегося собственника ЗАО «Камчатавтомост» новому собственнику ООО «ДорРемСнаб» достались разные объекты: здания лаборатории и диспетчерской, материальный склад и столярный цех. В том числе высокотехнологичный объект - трансформаторная подстанция (ТП-30-06) и электросетевое хозяйство.
Вступив в сентябре 2011 г. в права собственности на объект ТП-30-06, гендиректор «ДорРемСнаба» О. Мамутов, видимо, не стал торопиться уведомлять энергетиков от «Камчатскэнерго», что с некоторых пор у производственной базы появился новый владелец электропотребления, тем более не спешил заключать договор электроснабжения. Наверное, начальника устраивало, что все объекты его большого хозяйства надёжно снабжаются фактически бесплатной электроэнергией, ведь все долги ложились на прежнего владельца - «Камчатавтомост», так как по документам выходило, что договор электроснабжения с этой конторой официально расторгнут не был.
Поэтому, когда в энергокомпании от конкурсного управляющего стало известно о смене владельца объектов энергопотребления, господину Мамутову было предложено заключить новый договор электроснабжения и предоставить документы для перезаключения договора.
До урегулирования договорных отношений ему было предложено допустить сотрудников энергокомпании в трансформаторную подстанцию, чтобы отключить объекты от электроснабжения. Но последнее предложение, похоже, не входило в планы предпринимателя. В итоге на дверях подстанции появились замки: хочу – пускаю, хочу – не пускаю!
Ситуация осложнялась тем, что от трансформаторной подстанции запитаны социально значимые объекты: котельная и многоквартирные дома, поэтому отключить целиком ТП 30-06 за бездоговорное потребление электричества не представлялось возможным.
Энергетики вновь предложили абоненту заключить договор электроснабжения по головному прибору учёта, установленному в РУ-0,4кВ, и урегулировать разногласия. Но директор «ДорРемСнаба» ответил отказом, сославшись на то, что его предприятие является владельцем лишь здания трансформаторной подстанции, а не силового оборудования, находящегося в ней: стены мои, крыша моя, а вот то, что внутри, – не моё. Тогда владельцу предложили отключить свои объекты. Но новый хозяин не пустил специалистов в здание. Где логика?
Любопытно, что это произошло после того, как «ДорРемСнаб» заказал и получил в ОАО «Камчатскэнерго» разрешение на получение мощности именно на силовую установку 630кВа, установленную в ТП-30-06, а также оформил акты разграничения балансовой принадлежности электроустановок и эксплуатационной ответственности с владельцами сетей, от которых запитана трансформаторная подстанция, а именно - ДРСУ-1, ПО «Елизовская торговая база» и ФКУ ИК-6.
Фактически Мамутов признал за собой право на всё оборудование. Возник вопрос: зачем предприниматель обращался в энергокомпанию за разрешением на получение мощности на силовую установку, установленную на подстанции, если у него в собственности находилось только здание без начинки?
Кстати, даже в свидетельстве о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество никогда не прописывается его содержимое и другие материальные ценности. На момент приобретения О. Мамутовым ТП-30-06 она являлась действующей электроустановкой в составе оперативной схемы электроснабжения, в том числе социально значимых объектов. Это сложный и по сути неделимый объект.
Энергетики неоднократно предлагали предпринимателю продать оборудование ТП или подать заявку в региональную службу по тарифам и ценам на утверждение тарифа на транзит, так как от ТП, принадлежащей Мамутову, запитаны несколько чужих объектов. Если бы у предпринимателя хватило здравого смысла, он мог получать ещё и прибыль от транспортировки электроэнергии по его электросетям. К сожалению, от этих предложений господин Мамутов отказался.
Использовав все аргументы для убеждения руководства «ДорРемСнаба» для заключения договора энергоснабжения, в апреле 2013 года сотрудники Елизовского отделения сбыта составили акт о бездоговорном потреблении электричества. Акт был составлен в присутствии самого Мамутова, а также двух свидетелей и подписан обеими сторонами. На основании акта был сделан расчёт неучтённой электроэнергии. Расчёт был выполнен по сечению питающего кабеля согласно актам разграничения балансовой принадлежности (по КЛ-10 кВ) в соответствии с формулой, приведенной в Постановлении правительства РФ от 04.05.2012 г. № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии ...» на сумму 16 173 894,35 руб. за период с января по апрель 2013 года. При этом было отминусовано потребление жилых домов и котельной, запитанных на эту ТП. Но сумма, как видите, всё равно получилась заоблачной.
Безусловно, в Энергосбыте понимали, что «ДорРемСнаб» не станет платить эти деньги, но другого способа побудить нового владельца к заключению договора и допуску сотрудников энергокомпании для обследования приборов учёта и схемы электроснабжения просто не было.
После этого позиция нового собственника резко изменилась: он согласился открыть замки и допустить в помещение своей ТП-30-06 представителей Энергосбыта. Попав на объекты абонента, энергетики рассчитали бездоговорное потребление на основании данных прибора учета. Сумма составила 63  220,56 руб.
Правда, вопрос о том, кому принадлежит содержимое подстанции, так и остался открытым, ведь оборудование подстанции требует постоянного обслуживания, контроля и ремонта. Кроме того, есть такое понятие как «холостой ход», за который тоже кто-то должен платить, как правило, собственник оборудования подстанции. Но собственник, видимо, осознав, что содержание подстанции требует затрат, всеми силами открещивается от этого оборудования.
Если представить, что в каком-то из жилых домов, запитанных от ТП, произошёл пожар, а для его тушения срочно потребуется отключить электроснабжение от подстанции. Обычно в такой ситуации в любое время суток на ТП срочно выезжает оперативная бригада энергетиков. Что будет делать оперативная бригада у дверей ТП, закрытой на замок и являющейся чьей-то частной собственностью?
Пожалуй, единственным выходом из этой ситуации было бы согласие владельца ТП продать её энергетикам или другому предпринимателю вместе с крышей, стенами и оборудование, а самому заняться лабораторией, диспетчерской, складом и столярным цехом. Пусть каждый занимается своим делом. Тогда не будет так: корова - государственная, а молоко - моё.

1. Чувствуется, что при написании статьи автор не изучил позицию противоположной стороны. В противном случае это бы имело место быть в с татье и скорее всего позиция было бы изменена.
2. 16 миллинов рублей оплата за электроэнергию за три месяца соизмеримо с потреблением, в этот же период, более 200 многоквартирных домов (небольшой городо как Елизово).
3. 16 миллинов рублей при тарифе 4,6 рубля ревен почти 3,5 миллином потребленных кВт. С такими расчетами мощность подстанции должна быть 1300 кВт. Автор же указывает, что подстанция обладает максимальной мощностью 0,6 кВт.
Вывод. Скорее всего автора, редакцию и учредителя ждут судебные разбирательства и опровержение.

Это данные энергетиков, которые пересчитали и дали другие цифры. Или надо было впаять иск на 16 лямов? Где логика? Опровержения и разбирательства здесь не имеют смысла. Вывод :  нельзя продавать стратегические объекты.  Государство допустило грубую ошибку, а ворьё пользуется. 

Простите, а кто "ворьё"?

Ворьё - это люди, понимающие о чём идёт речь, но включающие дурака.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании