Пареньский нож

 
В начале 1970-х мой друг, Валерий Кравченко, вернувшись из авантюрной по тем временам концертной поездки по северным селам Камчатки, подарил мне нож,

купленный в Парени, одном из самых отдалённых сёл полуострова. Выглядел нож очень прочным и я на спор попытался пробить им двухдюймовую доску. Рука дрогнула и нож сломался…
Откуда в Корякии взялись кузнецы?
Кузнечный промысел в Парени возник, скорее всего, с приходом туда русских казаков-землепроходцев, построивших первые кузницы в Парени и соседнем селе Куюле. На изготовление изделий из металла шли старые ружейные стволы, якоря и обшивка судов, потерпевших кораблекрушение у тайгоносских берегов. Позднее — автомобильные рессоры и газовыпускные клапаны от дизелей.
Клинки ножей изготавливались по довольно сложной технологии путем кузнечного сваривания железной заготовки-основы со стальной пластиной, служащей потом режущей частью. После окончательной обработки клинки закаливались.

Далее они доводились до кондиции вручную напильниками и на точильном камне. Рукоятки делали, как правило, наборными из колец ивы, осины или ольхи. Окончательно они отделывались ободками («прибоями») из полосок жести или меди.
Подобным образом семья при одном кузнеце и при двух-трёх помощниках по дальнейшей обработке ножей за 8-часовой рабочий день в среднем выделывала до 12 ножей.
В 1930 году в Парени жило 207 человек, 22 из них занимались кузнечным промыслом.
А вот строки из заметки в газете «Камчатская правда» от 11.01.1961 г.:
«…если появляются на колхозном базаре пареньские ножи, то от покупателей нет отбоя. Оленеводы и охотники буквально атакуют наших кузнецов. Достать знаменитые ножи даже старики, и те не прочь. Почему их так ценят? В чем тайна пареньских мастеров? Кому-кому, а охотнику и пастуху-табунщику без пареньского ножа, что без рук. Нож не простой, а особой закалки.
Издавна славятся наши умельцы-кузнецы искусством делать из простой стали удивительные ножи. После закалки ими можно с успехом резать даже сталь. Специалисты уверяют, что по качеству сталь наших ножей не уступает дамасской. В прошлом году колхоз расширил кузнечную мастерскую. Сейчас здесь делают не только ножи, но и копья, металлические комплекты для собачьей упряжки, строительные скобы, гвозди разных размеров».
ТМ
Пареньские ножи до сих пор славятся, хотя в селе их давно уже не делают. Торговую марку «Пареньский нож» зарегистрировал в 1997 году камчатский предприниматель В. К. Сушко. Но это уже новоделы, настоящие же такие ножи изготавливались только в Парени.
Детективная история
В 2008 году главой села Парень был назначен пожилой, неоднократно судимый Николай Сулыма. Почти одновременно с ним, сначала депутатом, а потом председателем совета депутатов Пенжинского района стал Анатолий Гончаров, с которым Сулыма по какой-то причине враждовал уже более 15 лет. Вскоре после назначения давние враги начали пытаться сместить друг друга с руководящих постов. Гончаров, получивший более высокую должность, старался найти поводы для увольнения противника. Сулыма же начал писать во всевозможные инстанции, жалуясь на Гончарова.
18 июня 2010 года Гончаров наконец-то добился победы, ему удалось сместить Сулыму с поста главы селения. Через неделю после этого, 25 июня, уволенный чиновник прибыл в Каменское и вошёл в здание администрации Пенжинского района. Увидев Гончарова, он достал обрез ружья «ТОЗ-63» и дважды выстрелил в своего недруга. Гончаров умер на месте. После этого 63-летний убийца пошёл в милицию и написал явку с повинной. Сулыма пояснил, что убил Гончарова не только из-за личной неприязни, но и потому, что тот неудовлетворительно исполнял свои обязанности. В частности, глава районного совета якобы долгое время отказывался эвакуировать из Парени жителя, больного туберкулезом.
На этом сельский детектив не закончился. 28 июня сгорел дом, в одной из трёх квартир которого проживал Сулыма, а 29 июня была сожжена принадлежавшая Сулыме баржа. В результате обоих пожаров никто не пострадал. Официально причины возгораний установлены не были.
Забытое и заброшенное
Окруженное топкой тундрой, село Парень никогда не любило чужаков и жители его до сих пор славятся гордостью и независимостью. Поэтому попытки закрыть село, предпринятые в 1980-х годах администрацией Корякского автономного округа (решение №166 Корякского окрисполкома от 20 ноября 1986 года), натолкнулись на отпор со стороны пареньцев, которые цепко держались за землю предков. В отличие от многих десятков камчатских селений, закрытых в разное время административными решениями, село не было исключено из списков населённых пунктов полуострова. Приезжали комиссии из Москвы, разбирались в ситуации, принимали сторону населения, но чиновники не унимались, продолжали настаивать на закрытии.
В конце концов село стало администрации района и округа неугодным, да ещё грянул кризис... Осенью 2009 года северный завоз продуктов, топлива и другого снабжения в Парень был сорван. В селе не осталось лекарств и многих продуктов питания, в том числе детского питания, муки. Закрылась школа, не на чем было привозить дрова из-за поломки единственного трактора. Люди умоляли помочь им, чтобы относительно нормально пережить зиму.
Вот выдержки из статьи в «Российской газете» №202 от 23.10.2009 г. (С единственного в селе средства связи - таксофона - жители дозвонились в редакцию):
«-У нас нет ни муки, ни сахара на зиму. Едим то, что заготовили летом, - говорит по телефону жительница села Лариса Чекико. - Без хлеба сидим, на одной рыбе живём. Солёный хариус, навага - вот и вся пища, - выхватывает трубку у односельчанки директор начальной школы Надежда Туйкавал.
- Зарплата - три-четыре тысячи рублей. Мешок муки столько стоит, - слышен в трубке мужской голос. Жители говорят, что врачей и медикаментов в селе нет, медосмотра не было очень давно. Из восьми малышей детский сад посещают трое, остальные чем-то хворают. С апреля. Тогда вертолёт последний раз забрасывал продукты, зарплаты и пенсии».
В краевом правительстве под руководством губернатора А. Кузьмицкого ничего чрезвычайного в положении сельчан не увидели. Но вмешались прокуратура и полпред президента России по Дальнему Востоку В. Ишаев.
…Столько вертолётов за такой короткий промежуток времени жители села Парень точно никогда не видели. В сентябре 2009 года им завезли продукты и спутниковую телеантенну (до этого момента в селе телевидения не было), медикаменты, книги, канцтовары. Также прилетел врач и сделал всем прививки. Прибыла бригада соцработников, врачи «узких специальностей», специалисты регистрационных органов, жилищной инспекции и Федеральной регистрационной службы, работники прокуратуры. По результатам проверки прокуратура сделала вывод, что угрозы жизни и здоровью жителей села Парень не имеется.
А вот что написал в своем посте на форуме «Дальсвязи» 21.10.2009 г. участник этого «десанта» Руслан Лонгинов:
«Ощущение от посещения села не просто гнетущее, а мегагнетущее. Даже в Оклане и то лучше, хотя там тоже всего 60 человек живут. Даже если туда ещё раз приедет бригада врачей - им там делать нечего, никаких условий для работы и близко нет, не в вертолёте же принимать. Разместить гостей на ночлег условий также нет, а погода такая, что полёт по метеоусловиям становится реально экстремальным, то есть надо прилететь и успеть улететь в один день».
Как сейчас живёт село Парень, достоверных сведений у меня нет. Вот обрывок из последних сообщений в интернете:
«В настоящее время в селе Парень проживают 66 человек. Из них 47 трудоспособны, но работу имеют только 16 человек. Из-за того, что детей школьного возраста нет, школа в настоящее время не функционирует. Ни один из восьми местных дошкольников не имеет прививок, большинство из них чем-то больны. Услуги в сфере здравоохранения на территории с. Парень не предоставляются из-за отсутствия кадров соответствующей квалификации».
P.S.
Об истории села Парень можно узнать из подборки материалов в только что вышедшем из печати литературно-художественном сборнике «Камчатка. Литература. Краеведение. 2013» (Петр.-Камч., холдинговая компания «Новая книга», 2013), в журнале «Вокруг света» № 8, 1988 г.