Статья о Майдане

 
В которой ни разу не будет сказано «оккупация», «снайперы» и «Путин»...

Наша боль
Двадцать с чем-то лет беспрепятственного существования государства Украина не привели к формирования страны Украины. Репрессивный, административный, олигархический аппарат рос и процветал. Особенности случайного, произвольного и исторически обусловленного формирования территории и населения диктовали простой способ политической борьбы и не могли привести к иному результату. Единственным способом мобилизовать электорат там был и остаётся национально-исторический. Ни один президент, ни одна рада не были избраны на основании идеологии, отличной от дуализма между традиционализмом Запада и интернационализмом Востока.
Неизбранные президенты
Л.М. Кравчук - не был избран, приземлился в кресло президента из партийного аппарата. Проиграл, поставив на национализм. Л.Д. Кучма - был избран поддержкой Востока, обещав русский язык. Провалил поддержку, поскольку должен был законсервировать разделение страны в интересах преемника; В.Ф. Янукович - на выборах 2004 года победил с интернациональной повесткой; В.А. Ющенко - не был избран. Опирался на маргиналов и либералов, много способствовал поляризации страны своими неумными и романтическими увлечениями. В.Ф. Янукович - на выборах 2010 года победил с интернациональной программой, значительно смягчённой и выхолощенной по сравнению с 2004 годом. Не только не остановил разделение, но и усилил его своей беззубой и слабой политикой.
Украина не стала страной
Фактически, украинское государство не стало страной, потому что слишком уж эффективно давили коммунистов и социалистов. Разделение на настоящих правых и настоящих левых было бы куда полезней географического, но иностранные кураторы, скорее по привычке, делали всё, чтобы не возродилась социалистическая идеология. Наши левые оказались невероятными бездарями, им оставалось наслаждаться угасающими симпатиями стариков.
Итак, яму надеждам на становление страны рыли все: патриоты, националисты, коммунисты, интернационалисты, советники и агенты влияния. Этим делом все мы занимались последние двадцать лет - и особенно плотно последние десять лет. Следующий акт - захоронение.
Майдан
Майдан, безусловно, представляет собой крайне интересный организм. Психопатологам он вообще шепчет диссертации вкрадчивым голосом. Поразительно, что проколовшись на Майдане-2004, большинство баб-парасок сбежалось и на этот. Это может казаться странным, но это закономерно: исследование британских учёных показывает, что участники такой обработки никогда не станут нормальными людьми. Латентная Параска спит в сотнях тысяч. Почему? Потому что Майдан - это любовь.
Майдан, на краткий миг своего существования, разрешает экзистенциальный кризис никому ненужных, бессмысленно шатающихся людей, без работы, без внятного мировозрения, без царя в голове. Он даёт смысл не только им, но и торгашам, фирмачам, другим профессионалам, зарабатывающих свой хлеб успешно… и скрытно подозревающих, что их жизнь - белый шум, сор и дрянь. Он даёт смысл хулиганам, поскольку позволяет им стать героями и надеждой нации, ведь иначе молодость и храбрость стране не нужна. Он даёт смысл интеллигентам, ибо они могут пудрить друг другу мозги своей никчёмной перхотью и чувствовать, как замечательно они справляются с ролью разума народа. Майдан, дающий смысл.
Истории болезни
Обратите внимание на несколько интересных историй болезни, которые были поданы в виде интервью с активистами в начале событий. Особенно запомнилось одно - про какую-то сельскую женщину, которую, по её словам, «забыли родители», «ненавидели соседи», «не любили дети», она не уживалась ни на одной работе - и она обрела смысл на Майдане, прислуживая активистам. Понятно, что таких было много: одинокие старики чувствуют, что нужны. Молодежь - что в ней видят надежду. Люди среднего возраста чувствуют, что всем нужны их средства, организационные навыки, силы. Майдан даёт удивительно теплую пелену единства, цели, нужности. «Если не я - некому будет мазать бутерброды». «Если не я - некому будет рвать булыжники и разливать бензин». «Если не я - некому будет убивать ментов».
Майдановцы часто приводят эту фразу - «ты там не был, сходи, там такая атмосфера…» Учтите, это своего рода код. Величайшая сила Майдана - коллективное счастье, вызванное разрешением кризиса личности, растворенной в единстве. Единство, в свою очередь порождается, как без сомнения установил бы доктор, фильтром восприятия. Украинцы уверены, что там «почти все украинцы», русские - «что там почти все наши», нацисты - что все нацисты, пенсионеры - что там все стоят, чтобы пенсия была хорошая, интеллигенты - что там все культурные либералы и т.д. Критичность сознания тщательно уничтожается речёвками, тренировками, бесконечной тревогой о грядущем штурме, постоянным грохотом барабанов и кастрюль, воем громкоговорителей, сообщением о нападениях...
Проблема в том, что это вовсе не тот дух, который будет работать бесплатно. Он жрёт своих пленных и требует расширения; это пирамида. Когда расширение невозможно, неизбежен коллапс личности. Что мы в общем и видим в городе, оккупированном алкоголиками, попрошайками, сумасшедшими, дезориентированными людьми. Место благости занято агрессией - случайной, бессмысленной, бестолковой.
Революционная необходимость
«За закон гражданин должен сражаться яростней, чем за крепостные стены», - сообщил нам какой-то мёртвый греческий философ очевидную истину. Большинство людей с этим высказыванием тут-же согласятся. На уровне быстрого решения с ним согласны все. Нам недаром столько лет втюхивают концепцию правового государства. Но тезис легко разрушается информационной бомбардировкой. Оказывается, что закон плох. Что приняли его плохие люди. Что только плохой человек может соблюдать плохие законы. Что если его не отменить немедленно - все умрут.
В итоге преступление закона становится нормой некоего нового закона, вызванного революционной необходимостью. Нужно получить большинство - ловят депутатов от оппозиции и дают им по голове палкой. Хорошо. Весело. Потешно. Чтобы унитаз отрабатывали. Нужно отобрать бизнес - бизнес значит работал на плохих. Нужно сместить чиновника - он коррупционер. И так далее. Суды, демократия, законность - всё, что так прославлялось на Майдане резко отступает: в ходу революционная необходимость. И этот маневр совершенно не замечают ни активисты, ни «друзья Украины».
Но разве он тайный? Сейчас мы находимся в государстве, возглавляемом каким-то генерал-ефрейтором. Решения, принятые в раде под давлением, являются юридически ничтожными. Об этом гласит один из Кодексов Украины. Бесчисленные и только размножающиеся после смерти Майдана «сотни» занимаются выбиванием вкусных мест для БЮТ и «Свободы». Юлькины воры стращают бывших регионалов «вызовем Правый Сектор» - и воруют неистово. Олигархи, на головы которых сыпались жгучие проклятия речей, получают портфели, волости и посты. Легитимность теряют областные, районные, городские и сельские советы. Суды, надзорные органы, органы правопорядка работают в режиме шапито. Генерал-ефрейтор, Брутальный Правитель и Бабушка (на правах духовного лидера) готовятся от имени народа подписывать кабальные договоры, продавать землю, повышать цены на жизнь, воевать, вступать в очередной Афганистан, лишать стариков пенсии, а рабочих - заводов и фабрик. Что же осталось от закона, который мы согласились охранять пуще стен городских? Ничего. Следующими на очереди, логично предположить, будут «городские стены».
Государство Украина и страна Украина
Дуализм - органическое свойство государства, а не «плохая власть», которую можно сменить на хорошую. Почему? Потому что она построена на ненависти и её единство и состоит только в ненависти. Здесь выигрыш одной части - проигрыш другой части; здесь один язык - это непременно враг другого языка; здесь одна культура - непременно залог смерти другой культуры. На самом деле это не так, но государство Украина будет всегда строится на догме, что иначе быть не может. В это вложены деньги.
Вопросы практики
Можно ли так жить? Трудно. Даже если вы не понимаете, что живёте в этой любви-ненависти, которой нет конца, вам отчего-то трудно. Это потому, что вас имеют. Можно ли осуждать кого-то из своих близких, за то, что он познал эту истину раньше вас? Тогда почему мы должны осуждать тех, кто хочет строить свою страну, которая всё равно останется Украиной вне государства, которое называлось «Украина»?
Вопрос выхода из унитарной Украины для всех сейчас является вопросом выживания. Беззаконие, разруха, договоры-капитуляции, подписанные генерал-ефрейтором, законы, не имеющие силы, наглые демарши никому не подчинённых боевиков и гешефт олигархов, которых сделали князьями - вот украинское настоящее и ближайшее будущее. К «произволу мусоров» добавились какие-то «сотни», компенсирующие стоическое безразличие ментов и бездействие судов. Может это когда-то пройдёт. Но останутся кредиты. Которые будут отрабатываться правнуками. Но будут кредиты, которые возьмут наши дети, чтобы отдать кредиты наши. В стране без индустрии, без образования, без гарантий. Дикое поле с перспективой когда-то дослужиться до сафари для секс-туристов с лычкой «Fantastisch!» - вот украинское будущее.
У Майдана и «русской весны» больше общего, чем различного, если брать только разумные компоненты протеста. Надоели олигархи? Как видите, на Востоке падение партии Регионов привело к антиолигархическому восстанию. И им совсем не симпатичен ни Ахметов, ни Тарута, ни Коломойский, ни Курченко и Черняк. Потому что они такие же «свои», как и папуасы. Надоело навязывание чужой культуры? Разве не об этом речь идёт в гуманитарной части протестов на Востоке и Юге? Надоел произвол властей? Разве это не вызывает бурю «русской весны»?
Если бы Майдан не был купленным действом, «сотни» Майдана были бы уже в Донецке и Одессе, Мариуполе и Харькове - сражаясь плечо к плечу с братьями из регионов против государства, которое представлено порцией подержанных полоумных педиков, ничем не лучше, а хуже прежних. Сражаясь за свободу каждого жить по совести, чести и любви, а не по границам и указкам, подачкам к смердящим изменой «демократическим выборам». Но это так, к слову. Понимаю, что это не их задача. У них сейчас много дел - отбивать райсоветы для Юлии Владимировны, входить в долю «коррумпированного бизнеса».
Как мы будем жить без Украины?
Без страны мы жить не будем - она никуда не уйдёт, она в нас. Без государства - трудно представить, как будет легко. Небо не упадёт на землю. Оставим патриотические поллюции - войны не будет. Со временем, всё что должно выжить - выживет. Всё что должно умереть - умрёт само собой. Если какой-то части страны удастся стать лучше - пусть позовет в гости. Как народ украинцы не только не пострадают, но и размножатся - как они всегда делали, компенсируя периоды бестолковых и кровожадных смут и гражданских войн.
P.S.
Спасибо за внимание. И пожалуйста, не читайте газет и не смотрите телевизор: это очень вредно. Гоните в шею журналистов. Сдавайте в дурдом всякого, кто позовёт вас на войну.