Главное оружие Афганистана

 
В преддверии памятной даты в истории СССР и современной России - 25-летия со дня вывода ограниченного контингента советских войск с территории демократической республики Афганистан -

руководство управления береговой охраны федеральной службы безопасности по Камчатскому краю организовало встречу с ветеранами пограничных войск КГБ СССР, выполнявшими интернациональный долг в Афганистане.
Полковники Ковбасов и Леонов встретились в выставочном комплексе музея погранслужбы Камчатки с журналистами ведущих региональных СМИ. Офицеры рассказали, как была построена система охраны государственной границы тогдашнего СССР. Ведь не секрет, что в Афганистане шла жестокая партизанская война, спонсируемая врагами СССР (в первую очередь - США). Коварный, изощрённый противник пытался атаковать не только контингент наших интернационалистов непосредственно в Афгане, но и были попытки перенести искру конфликта на территорию южных республик Союза. После одной из попыток проникновения бандгруппы в Узбекистан (когда погиб, защищая границу, целый погранноряд) руководство КГБ приняло решение о создании буферной зоны, своеобразного санитарного кордона, глубиной от 30 до 100 км на территории сопредельного государства. В кратчайшие сроки были созданы комендатуры, мотоманевренные группы и блокпосты.
Особенностью несения службы советских пограничников в Афганистане, пожалуй, можно отметить продуманность действий и крайне толерантное отношение с местным населением. Если в войсках 40-й армии политуправление всячески пыталось насаждать в подконтрольных территориях общественные нормы, принятые в советском обществе (особо горячие головы пытались бороться с религией), где-то даже уничтожались мечети. Советские пограничники подобными глупостями не занимались. Имея богатый опыт общения с дыхканами юга России (Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Азербайджан) зелёные фуражки налаживали отношение с местными религиозными лидерами, помогали восстанавливать уничтоженные стихией коммуникации, а кое-где заново отстраивали школы, дома, мечети. За это мирные жители были искренне признательны шурави (шура по-афгански – совет, отсюда и родилось прозвище для всех интернационалистов – шурави, значит, советский).
Ярким подтверждением моих слов является факт: на протяжении всего периода пребывания пограничного контингента войск КГБ СССР на территории Афганистана не зафиксировано нападений местных жителей на места постоянной дислокации советских пограничников. Да, обстрелы были, да, сбивались вертолёты, были и засады, но, эти провокации устраивались не местными жителями, а специально сформированными и обученными отрядами басмачей, пришедшими с территории Пакистана или Ирана.
15 февраля 1989 года 40-я вышла с территории Афганистана. Генерал-полковник Громов пешком пересёк пограничную реку Пянж и доложил, что за его спиной не осталось ни одного советского солдата. Да, это правда. В Афгане остались лишь военные советники, врачи, дипломаты и подразделение спецназа ГРУ. А прикрывали выход армии Союза зелёные фуражки. Ещё долгих три месяца они продолжали охранять нашу Родину из заграницы.
В коллекции музея пограничной службы Камчатского края находится уникальный образец русского оружия - автомат Калашникова модернизированный АКМ, специальный, пограничный. На его ствольной коробке закреплена памятная табличка «Лучшему пограничнику за заслуги в охране границы». А на магазине (ёмкость для тридцати патронов) красуется автограф создателя автомата - дважды Героя Социалистического труда, Героя России генерал-лейтенанта Михаила Тимофеевича Калашникова.
Оба камчатских офицера-пограничника, рассказывая о временах своей службы в Афганистане и других участках границы Союза, с особой теплотой отзывались о надёжном оружии, которое не один раз спасало жизнь не только им самим, но и их боевым товарищам. «Бывало, расстреляешь магазинов пятнадцать, от калаша несёт горелым оружейным маслом, цевьё аж обуглилось. А я магазин поменял, затвор передёрнул и ай-да стрелять в душную афганскую ночь, в сторону, где то и дело за вспышками раздавались хлопки выстрелов духов. А на следующий день почистишь калаш, если есть, то заменишь деревянную ложку в цевье, а зачастую просто перемотаешь бинтом обгоревшую деревяшку и опять в горы. Хорошая машина калаш», - говорят афганцы.

Наш калаш!
Я слушал рассказ ветеранов, держал в руках тот самый калаш и вспоминал тот день, когда познакомился с легендарным конструктором, которому обязаны своей жизнью не только эти заслуженные люди, но и сотни тысяч советских и ныне русских ратников. 29 октября 2006 года в этом музее этот автомат до меня держал в своих руках тот легендарный конструктор. Он и рассказал нам, собравшимся тогда в просторном зале пограничного музея, историю того, как он пришёл к созданию своего АК.
Где-то под Брянском. Осенью 1941 года танковая бригада, где старший сержант Калашников командовал «тридцатьчетвёркой», вела тяжёлые бои с частями второй танковой армией Хайнца Гудериана. Яростные контратаки, длительные марши, гнетущие периоды отступления и вера в то, что мы победим - вот о чём думал молодой советский танкист. В конце октября танк Калашникова прикрывал отход основных сил и, завершая манёвр, поймал в борт сразу три бронебойных снаряда от фрицев. Машина загорелась не сразу. Поэтому Михаил сумел открыть люк башни своего танка и скатился по корпусу на уже остывшую брянскую землю. Ползком добрался к ближайшим кустам и уже оттуда наблюдал за тем, как разгорался его Т-34. Левая рука повисла, как плеть, осколок пробил предплечье, второй вонзился в спину. Острая боль мучила сержанта. Каждое движение давалось с трудом. Зажав в здоровой руке наган с двумя патронами, Калашников пополз к своим вдоль дороги, которую прикрывал.
Спустя какое-то время по грейдеру прополз фрицевский бронетранспортёр. Довольные гитлеровцы, заметив в кустах раненого танкиста, с хохотом открыли по нему огонь из своих автоматов. Стреляли не целясь, выкрикивая оскорбления… Слёзы отчаяния текли по лицу русского воина: ответить-то было нечем! И вот именно тогда молодой советский парень твёрдо решил создать автомат для танкиста, чтобы башнёры и механики-водители смогли бы дать отпор врагу, когда их основное оружие (танк) по тем или иным причинам становится не боеспособен. Спустя 66 лет после этого боя выдающийся конструктор современности, дважды Герой социалистического труда, Герой России генерал-лейтенант Михаил Калашников посетил Камчатку. В своих многочисленных встречах с военнослужащими этот замечательный человек делился богатым жизненным опытом и рассказывал историю своей жизни от первого лица. В это время я работал на камчатском телевидении и сопровождал великого оружейника в его поездках по нашему краю. Со всей ответственностью могу свидетельствовать, что на встречу с Калашниковым людей из-под палки никто не сгонял. Военный люд шёл на встречу со своим кумиром целыми семьями. В рассказах Михаила Тимофеевича находились темы практически для каждого сердца. Пожилые с удовольствием слушали рассказ о становлении юного гражданина, о семье, о его матери (в семье Калашниковых было пятнадцать братьев и сестёр), о том, как ушёл в «ремеслуху» (ПТУ по-довоенному), как радовался своему призыву в войска, как по чугунке в теплушках ехал на далёкую Украину, как познакомился со своим первым танком, как принял решение участвовать в конкурсе на создание счётчика часов мотоучёта работы танкового двигателя. Как командир учебного танкового полка не хотел отпускать смышлёного парня, но, посмотрев ему в лицо и махнув рукой сказал: «Кто б меня в твои годы отпустил…». Потом был Киев, точнее, Киевский танко-ремонтный завод. КАЛАШНИКОВ говорил, как его прибор признали лучшим и как давил на него полковник из Кишинёва, который уж очень хотел прославиться. Вспомнил Калашников и Жукова, поставившего жирную точку в мерзкой подковёрной борьбе чинопоклонников с молодым талантом. Георгий Константинович лично пожал руку сержанту-танкисту и послал его для совершенствования изобретения на кировский завод «Арсенал», что в Ленинграде. Аж до самой войны Михтим совершенствовал свой прибор на огромном предприятии, набирался опыта, но Гитлер напал на СССР и мирная жизнь нашего героя закончилась.
После ранения Калашников занялся разработкой и созданием лёгкого и надёжного стрелкового оружия, чем и занимался вплоть до последних дней своей жизни. Ещё одной, не менее важной стезёй легенды мировой инженерной мысли было патриотическое воспитание подрастающего поколения. Михаил Тимофеевич разъезжал по республикам, краям и областям России, Казахстана, Белоруссии и Украины, рассказывая, доказывая и убеждая молодёжь, что лишь упорный труд, целеустремлённость и вера в себя способны изменить жизнь любого человека.
Вот и на Камчатке Михаил Тимофеевич по два часа притягивал внимание огромных залов Елизово, Вилючинска, Ключей и Петропавловска-Камчатского. На одной из застав Камчатского пограничного отряда конструктор оставил послание потомкам в герметичной капсуле. О том, что завещал Михтим грядущим поколениям, мы узнаем через сорок три года...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании