Прав тот, кто сильнее?


Страшилки от сказочника
Всем известно: долги надо возвращать. Некоторые кредиторы вместо наличных предпочитают получать
оплату долга…кровью и «рабским» трудом.

Две недели назад на суд читателя был представлен «плач Ярославны» по бедному «пенсионеру МВД» Мустафе Исмаилову в исполнении Александра Пляченкопод названием «Долг платежом страшен!» («КВ» от 09.09.09 г.). Материал, как и было задумано, получился «забойный», обличительный. Но, что характерно, несмотря на ссылки автора о причастности к событиям («я стал невольным свидетелем этой истории»), в материале не указано ни дат, ни определяющих названий ОВД, ни фамилий милиционеров (одни туманные намеки на звания). Получилось пространное повествование обо всем и ни о чем... А самое интересное – кто же главный герой? По данным УВД по Камчатскому краю, в рядах пенсионеров МВД РФ человека по имени Мустафа Исмаилов никогда не было. Причем ссылки на то, что имена героев изменены, в статье нет.
При этом в голову невольно приходит мысль, что отнюдь не желание «принести помощь начинающим бизнесменам» было главной целью написания той статьи Александром Пляченко. Видимо, все-таки не дает ему покоя старая история...
Мы смогли разобраться, кого все-таки имел в виду автор. Чтобы рассказать, что же на самом деле произошло, примем его версию с именами героев этой истории...
секретные файлы
Пропали не так давно из сейфа в УВД Камчатской области важные секретные документы. Довольно скоро всплыли они «на гражданке». Сотрудники УВД начали выяснять обстоятельства исчезновения «секретки» из сейфа, возбудили уголовное дело в отношении одного из сотрудников. И, бывают ведь в жизни совпадения! Как раз в это время А.Пляченко уволился из УВД в разгаре карьеры пресс-секретаря. Так и просится на ум поговорка «от греха подальше».
Уговор дороже денег
По словам А. Пляченко, бедный Мустафа, добрейшей души человек, много лет маялся с запойным пьяницей Али. Однажды доверчивый Мустафа заплатил «работничку» аванс за пять месяцев вперед – 116 тысяч рублей. Тут же злодей Али исчез, так и не выполнив договор. Два года искал его Мустафа. Нашел. Пригласил в кафе долг отрабатывать. Всего на три месяца хватило ленивого Али. И снова коварный работник сбежал. А чтобы не вкалывать больше на Мустафу, отрабатывая аванс (еще два месяца) – по словам автора, Али «отыскал УБОП и поведал душеледенящую историю о рабском труде в кафе, издевательствах и побоях от изверга-хозяина».
По официальным показаниям Али все было несколько иначе. В августе 2007 года он подрядился на строительство крыши на здании кафе Мустафы. Пять месяцев Али исправно выполнял свою работу, получая оговоренную зарплату. Но в декабре начал снова выпивать, возникли конфликты с Мустафой. И однажды, после очередной ссоры, Али бросил работу и ушел. Мустафа отыскал его и настоятельно потребовал либо закончить крышу, либо вернуть все полученные деньги за честно выполненную, но не оконченную работу. Целый год потом Али скрывался от бывшего работодателя.
В январе этого года Мустафа «сотоварищи» отыскал все-таки Али в одном из игровых клубов Елизово. Из показаний потерпевшего: «Мустафа сказал, что я обязан вернуть ему 200 тысяч рублей, которые он заплатил другому работнику за окончание стройки. Когда я сослался на то, что большая часть работы мной уже сделана, он не согласился. Я сказал, что платить не буду и напишу заявление в милицию. После этого меня вывезли в лес около речки Авача». Там, вдали от чужих любопытных глаз, Али «обрабатывали», пока он не согласился на все условия. Для закрепления воспитательного эффекта бросили его в подвал.
Так началась работа Али в кафе под строгим надзором Мустафы. Под «жилье» выделил Мустафа Али матрасик в частном доме, окруженном высоким забором с охраной в виде здоровенных собак. На работу в кафе и обратно, до «койко-места», Мустафа лично транспортировал своего нерадивого работника. И с чего бы, спрашивается, такая честь простому трудяге? О зарплате речи вообще не шло. Долг отработать – святое дело. Скажи спасибо, что хотя бы кормят... По словам Али, за несколько месяцев работы в кафе ему позволили всего три выходных.
Разговор «по душам»
Через три месяца такой «каторги» Али сбежал. Долго скрывался по знакомым, опасаясь выходить на улицу. И в поисках последней защиты решил обратиться в милицию.
15 июля на основании заявления Али был проведен «оперативный эксперимент», чтобы удостовериться, правдивы ли его показания, действительно ли Мустафа «лишал его свободы в течение трех месяцев подряд». Именно для этого и пошел Али открыто по улице, чтобы заметил его бывший хозяин.
Долго гулять не пришлось. Встреча была «бурной». Пляченко так описывает ее: «Мустафа утверждал, что не бил Али, а просто требовал проехать с ним в кафе, посчитать объем выполненных работ и уже продолжить разбирательство в ОВД». Аудио- и видеозаписи с места событий свидетельствуют об обратном. Отчетливо просматривается, как Мустафа наносит удары Али, удерживает его, угрожает, заставляя проследовать с ним.
 «Слезные мольбы» Мустафы на работника не подействовали. Наотрез отказывался он от «ласковых» предложений проехать в кафе. И тогда «Мустафа вызвал на подмогу 22-летнего сына. Тот приехал с товарищем: оба, сотрудники московского УВД, в тот момент проводили отпуск на Камчатке», - пишет Пляченко.
Видеозапись, правда, зафиксировала данное событие несколько иначе. На пленке отчетливо видно, как «на подмогу» Мустафе прибыла целая «дружина» из четырех добрых молодцев. Кстати, все они, как впоследствии выяснилось, являлись сотрудниками правоохранительных органов. Молодые, чуть за двадцать каждому, только-только начали служить на материке.
Мустафа с сыном и его «группой поддержки» кое-как «уговорили» упрямого Али проехать с ними. «Усадили» в автомобиль…. на пол между передними и задними сиденьями. Повезли в кафе. Прибыв на место, за ноги вытащили Али из машины и начали «мирно решать наболевшие вопросы» (впоследствии медики поставили Али диагноз – «сотрясение головного мозга» и др.). И тут, по описанию Пляченко, начинается просто какой-то «экшн»….
Крысы бегут с корабля
«Не успели они подвезти Али к кафе, как вмиг туда же подскочили две легковушки. Высыпались оттуда несколько человек в цивильном и без традиционного «Стоять! Милиция! Руки вверх!» схватили подвернувшиеся под руки дреколье и лопату. Только потом прозвучали два выстрела в воздух, только потом вооружившийся лопатой гражданин показал Мустафе милицейское удостоверение. На руках задержанных сомкнулись наручники», - повествует в статье Пляченко, «компетентно» указывая на огрехи задержания.
А вот как описывает данные события в своих показаниях сын того самого Мустафы: «К нам резко подъехала синяя «Хонда». Из нее выскочили несколько человек и начали что-то кричать. Я и мой товарищ, испугавшись агрессии со стороны мужчин и ничего не понимая, стали быстрым шагом двигаться к лесу».
И это слова мужчины, являющегося сотрудником правоохранительных органов! Который вроде как и приемам самообороны специально обучен, и не один был в тот момент, а с целой ватагой своих побратимов. Здоровье, правда, резко подвело: со слухом что-то вдруг случилось…. Согласитесь, доводы молодого человека выглядят как минимум нелепо.
И кричали оперативники именно то, что нужно кричать при задержании: «Стоять! Милиция!». Что ж поделаешь, если со страху у мальчишек уши заложило. И оружия табельного в руках у милиционеров не было. Стреляли они из пневматического пистолета по разъяренным псам, бросившимся наперерез. Потому и лопату, собственно, схватил один из сотрудников.
Сын Мустафы и его товарищи, охваченные ужасом, «быстрым шагом»   удалились с места происшествия в лес. Пришлось милиционерам еще и по кедрачу за всей компанией гоняться. Физическая сила и спецсредства «наручники» в этом случае применялись оперативниками абсолютно правомерно, в соответствии со статьями 13 и 14 Закона РФ «О милиции» – для задержания лиц, пытающихся скрыться.
Да и бежать друзья-товарищи собирались, думается, не с большого перепугу от вида черенка лопаты. А потому, что пришла одновременно в их светлые головы одна простая мысль – полетят звезды с погон, стоит только начальству на службе узнать об их участии в этом нечистом деле. Потому и выбрали, все как один, удобную позицию: «я – не я, и корова не моя», «ничего не видел, ничего не знаю и ничего не понимаю».
За чем дело стало
Спустя несколько дней после задержания Мустафы и «компании» материал проверки по заявлению Али был передан в СО СУ СК при Прокуратуре для решения о возбуждении уголовного дела по ст.126 «Похищение человека» и 127 «Незаконное лишение свободы» УК РФ.
23 июля в возбуждении уголовного дела по данным статьям было отказано, так как в действиях Мустафы и других лиц, по мнению следователя, не было умысла на похищение и незаконное лишение свободы Али. Однако в его действиях были усмотрены признаки состава преступления, предусмотренные ч.2 ст.330 УК РФ «Самоуправство» – самовольное, вопреки установленному законом порядку, совершение каких-либо действий с применением насилия (с угрозой его применения), правомерность которых оспаривается гражданином. Таким образом, буквально на следующий день и было возбуждено уголовное дело в отношении Мустафы.
Кровавые улики
«Через пару дней знакомый майор устроил обыск на даче и в кафе Мустафы. Повод: оперативная информация о хранимых Мустафой наркотиках и оружии. При обыске были изъяты деньги, золотая бижутерия, кое-что из спиртного и продовольствия. На этом борцы за справедливость удалились», – описывает события Пляченко.
Обратимся к документам. Обыск в кафе проводился в рамках вышеупомянутого уголовного дела. Цель – обнаружение предметов, подтверждающих слова Али о его незаконном удержании Мустафой. Как видите, у оперативников имелся абсолютно законный повод. Согласитесь, глупо приводить в качестве причины обыска наркотики и оружие?
А вот обнаружены и изъяты в качестве улик при обыске были предметы гораздо более важные, чем те, что перечисляет Пляченко. В подвале, где, по словам Али, его удерживали, было обнаружено окровавленное тряпье. Также были изъяты долговые расписки различных лиц и электрошокер. При осмотре помещений у предпринимателя были также обнаружены пять ящиков водки без акцизных марок. Причем в центр по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке УВД по Камчатскому краю документы на изъятое спиртное Мустафой так до сих пор и не предоставлены.
Ядовитая изворотливость
28 августа Мустафе предъявлено обвинение по ч.2 ст. 330 УК РФ «Самоуправство», наказание по которой, в частности, – лишение свободы на срок до пяти лет. Поэтому вполне понятны попытки Мустафы хоть как-то оттянуть время. Потому и пишет он во все инстанции. Видимо, и Пляченко подвигнул встать на свою защиту через СМИ.
Однако, авторские выпады Пляченко о том, что «сотрудники милиции «зело борзо» кинулись на бывшего своего коллегу-пенсионера», как видите, откровенно пасуют перед фактами. И докопаться до истины милиционерам все-таки удалось. Несмотря на то, что бывший коллега-пенсионер и компания его «защитников» всячески пытались противостоять следствию и исказить факты, облив грязью своих же коллег, бравируя при этом своей мнимой безнаказанностью и наивно относя себя к какой-то «касте неприкасаемых» только потому, что имеют некое отношение к правоохранительным органам.   И то ли «совесть» не дает им спать по ночам, то ли ужас от того, что «вляпались» по самое горло, но всеми силами стараются эти так называемые «коллеги» и другие мундиры запачкать, чтобы не так видны были собственные огрехи….

Р.S.

Всей этой истории могло бы и не случиться по одной простой причине. Мустафе стоило всего лишь своевременно обратиться в суд с соответствующим заявлением. И тогда все спорные вопросы с Али разрешились бы вполне мирным путем.
А что касается личности Али – не нам судить о морально-этической стороне его поступков. Но если человек обратился со своей бедой в правоохранительные органы, наиважнейшая обязанность милиции – незамедлительно отреагировать на заявление, досконально разобраться в ситуации и защитить нарушенные права гражданина.
 

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании