На Толмачёвке найден американский самолёт


Друг газеты «КВ», писатель и историк из Вилючинска Юрий ЗАВРАЖНЫЙ сообщил в своем блоге - «Живом журнале», что джиперы из закрытого военного города под началом местного энтузиаста Романа Литвинова в прошедшие выходные на Толмачёвском озере нашли военный самолёт. Роман сотоварищи развлекаются тем, что на своих джипах норовят заехать туда, куда ещё никто не заезжал. С большим или меньшим успехом им это удаётся. Молодцы, что ещё сказать!
Вот что пишет Ю.ЗАВРАЖНЫЙ:
«Нынешнее лето выдалось весьма жарким, и растаяли некоторые ледники, до того не сходившие десятилетиями. Недалеко от Толмачёвского озера на высоте 1200 метров (по автомобильному альтиметру) джиперы наткнулись на военный самолёт
Судя по четырёхлопастному винту, это либо «Эйркобра», либо «Кингкобра». Роман полагает, что это останки именно Р-63.
Во время Второй Мировой войны, когда американцы оказывали русским помощь по ленд-лизу, через Камчатку прошло огромное количество грузов. Даже сам Петропавловский порт - причальные сооружения, терминалы и прочую инфраструктуру строили на американские деньги. Самолёты летели своим ходом с Аляски. На Камчатке (насколько мне известно) происходила смена экипажей. Однако не все самолёты благополучно закончили этот этап перелёта. Я не знаю точно, сколько всего американских самолётов упало на камчатскую землю. Знаю о бомбардировщике, совершившем посадку на лёд озера у Малок - экипаж успел выскочить из машины, и лёд треснул; так он там (самолёт) до сих пор под водой и стоит. Ещё одна машина упала на мысе Лопатка. Ещё одна - вроде как где-то на берегу Авачинской губы...
Роман предположил, что его команда первая, нашедшая самолёт. Патроны к авиапушкам и пулемётам нетронуты. Более того - у самолёта находятся фрагменты костной ткани. Несколько косточек Роман привёз и показал знакомому хирургу, который первично определил их как кости Homo Sapiens. С подобными находками положено сразу обращаться в военкомат. Почему? Потому что вопрос не столько о самолёте, сколько об экипаже. Он мог быть и советским. Мало ли почему самолёт оказался над Толмачёвским озером - может, отклонился от курса при перелёте с Аляски, а может и погиб уже вместе с нашим экипажем.
Конечно, Роман поедет и в Музей военной флотилии, что у ДОФа, и в Камчатский краеведческий музей, и в краевой военкомат... может, хоть в одном из перечисленных заведений его услышат?
Ему совершенно неважна национальность погибшего пилота. Какая разница? Американец, русский, японец... Это не имеет значения. Пилот просто должен перестать быть безымянным, его слеует достойно похоронить и попытаться найти родственников. Пусть одним неизвестным солдатом той ужасной войны станет меньше...»