Об энергетической эффективности

 
Много ли в России проблем? Принято считать, что две - дураки и дороги. Но это как посмотреть. возможно, не менее существенными являются низкая производительность труда и расточительное отношение к энергоресурсам. 

По крайней мере, об этих элементах нашего отставания от цивилизованного мира в последнее время говорится во многих государственных документах. Адекватная оценка наших позиций по сравнению с другими странами заставляет менять экономическое и экологическое сознание.
На эту и другие темы с журналистом «КВ» согласился побеседовать Владислав Скворцов, зам. директора регионального центра развития энергетики и энергосбережения.

Корр.: - Владислав Васильевич, какие особенности развития камчатской энергетики вселяют уверенность, что потрясений больше не будет, но в будущем нам всё же останутся ресурсы для сбережения?
В. Скворцов: - Вопрос, чем обогреть и осветить своё жильё, для человека всегда был одним из важных, и люди научились его решать. К концу второго тысячелетия современной истории цивилизация запустила все способы производства энергии, свет «лампочки Ильича» стал всеобщим, неотъемлемым, как вода и воздух, благом. Но Камчатка последние годы двадцатого века провожала при свечах, обогреваясь «буржуйками». Почему это было? Все ли сделано, чтобы этот кошмар не повторился? Многим кажется, что эти вопросы должны решать власти и энергетики. На самом деле это забота каждого. О тех не столь далеких временах нужно помнить, делать выводы и работать.
Что будем сжигать?
Проблемы энергетики всегда сдерживали развитие Камчатки. Пожалуй, первая проблема - топливная: что сжечь?
Даже те несколько тысяч человек, населявших сегодняшние города и поселки нашего полуострова (100 лет назад в Петропавловске было около 400 жителей), к началу ХХ века сожгли все близлежащие лесочки, коими наш край не богат. Да и не везде можно было найти дерево. Геолог Г.Власов, изучавший в начале 40-х годов прошлого века угольные потенциалы Крутогоровского и Корфского месторождений, вспоминает:
«Были случаи, что население некоторых пунктов на западном побережье собиралось зимой в одном помещении и обогревалось, сжигая в печке обрезки канатов».
И это, казалось бы, в непосредственной близости от огромных запасов угля, едва не выходящего на поверхность. Нужно сказать, что уголь известен на Камчатке с 1888 года. Американцы разведывали и использовали его уже в 1903 году. Открытую добычу на Корфском месторождении начали в 1929 году, а подземную – в 1931 году.
Нефть тоже у нас есть. На восточном побережье на территории нынешнего Кроноцкого заповедника в 1921 году охотники обнаружили маслянистую жидкость, вытекающую прямо из скалы. Была создана целая контора - «Камчатнефтегеология» (первое самостоятельное геологическое предприятие на Камчатке), 35 лет искали, откуда нефть бьёт на Богачевской площади, но не докопались.
С 1949 года в течение более 30 лет велось масштабное изучение гидроэнергетических ресурсов Камчатки. В 1984 году институтом «Гидропроект» была разработана схема размещения ГЭС на Камчатке.
К началу 60-х годов камчатские геологи вышли с нефтеразведочными работами на западное побережье. Были пробурены скважины в Тигильском районе, в Большерецкой впадине, обнаружены газовые месторождения Кунжикская и Колпаковская структуры. Эта работа принесла свой результат: наши ТЭЦ работают на газе. А тогда, опираясь на достаточно широкие познания о собственных ресурсах, мы построили Паужетскую, первую в мире геотермальную станцию, а всю остальную энергетику оставили ориентированной на использование сахалинского угля и мазута Комсомольского НПЗ.
Ошибки и перспективы
Многое сегодня кажется ошибочным. Но решения строить энергетику на основе использования привозного топлива продиктовали советские принципы хозяйствования. Так было выгоднее и дешевле при административно-плановой системе. Когда возникла необходимость увеличения мощности при наличии предложений о строительстве Кроноцкой и Жупановской ГЭС, начали разрабатывать проект атомной станции. По причинам сейсмостойкости, услышав аргументы академика Федотова, от проекта отказались. Из альтернативных вариантов опять выбрали мазутный и построили ТЭЦ-2.
Трудно понять, какую энергоемкую промышленность предполагалось развивать на Камчатке, но планы увеличения мощности энергетики региона на этом не остановили. Интересно анализировать, к примеру, Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 августа 1987 года «О комплексном развитии производственных сил Дальневосточного экономического района, Бурятской АССР и Читинской области на период до 2000 года». В этом документе расписано все до мелочей вплоть до строительства овощесушильного завода в пос. Раздольный на 1200 тонн сушеного картофеля или хладобойни в пос. Нагорный на 10 тонн мяса в смену. В этом документе говорится и о том, что на Камчатке возрастет роль геотермальных ресурсов (Мутновская ГеоТЭС), должна быть всесторонне (с учетом экологических последствий) рассмотрена целесообразность разработки Крутогоровского месторождения угля, а также месторождений нефти и газа на западном побережье и континентальном шельфе СССР в пределах Охотского моря.
Любопытно, что одновременно предписывалось:
- увеличить мощность ТЭЦ-2 на выработку 80 тыс. кВт в 1990 году и в 1995 году - еще на 160 тыс. кВт;
- построить в 1992 году Мутновскую ГеоТЭС мощностью 50 тыс. кВт с увеличением мощности в 1998 год еще на 150 тыс. кВт;
- увеличить в 1995 году мощность Паужетской ГеоТЭС на 12 тыс. кВт;
- построить в 2000 году Жупановскую ГЭС мощностью 90 тыс. кВт;
- реконструировать Камчатскую ТЭЦ-1 в 1990 году на 50 Гкал/ч.
Рынок
Не всем планам суждено было сбыться в установленные сроки: пришёл развал СССР. Изменились экономические условия и представления о стоимости отдельных ресурсов. Государство, продолжая держать в руках газовую промышленность, сдерживая рост тарифов на газ, отпустило в рынок нефтяную отрасль. Цены на мазут и его перевозку подскочили до мировых.
Неплатежи потребителей и неподкрепленные финансированием социальные гарантии и льготы привели к тяжелому кризису в энергетике страны. Особо остро проблемы ощутили жители Камчатки, которую на государственном уровне стали называть самым депрессивным регионом. В этих условиях, несмотря на сиюминутные проблемы, благодаря активной позиции губернатора В. Бирюкова были запущены процессы модернизации камчатской энергетики одновременно в нескольких направлениях: строительство Быстринской ГЭС, Толмачевского каскада, Мутновской ГеоЭС, формирование газовой отрасли. Сегодня все первоочередные планы, намеченные и начатые в те кризисные годы, реализованы.
Задачи и их решение
Правильно ли были поставлены задачи, привели ли к ожидаемым результатам? Инвестиции во все энергетические объекты окупаются очень медленно, свет и тепло не подешевели. Сегодня много тех, кто считает, что усилия были потрачены напрасно, что газ дорожает, а ресурс геотермальной энергии не бесконечен... Дискуссии на эту тему будут долгими, но уже очевидно, что Камчатка практически полностью перешла на собственные энергетические ресурсы, жизнь больше не зависит от прихода танкера, цены на энергоресурсы формируются исключительно на основе конъюнктуры внутреннего рынка, создано резервирование мощности, снявшее угрозу остановки энергостистемы.
Жупановская ГЭС
Очевидно и другое: цивилизация прошла каменный и бронзовый век, сегодня живем в веке углеводородов. Они не бесконечны, все более активно ведется поиск их замены. Для Камчатки переход на возобновляемые источники энергии с учетом многих факторов представляется задачей даже более насущной, чем в других регионах. Рано или поздно извлекаемые запасы газа (подтвержденные на сегодняшний день гарантируют обеспеченность нашей энергетики на 20-30 лет) будут исчерпаны, либо альтернативные варианты сделают его использование невыгодным. Поиск способов получения более дешевой энергии является благородной задачей. И работу по обоснованию инвестиций в строительство новых энергетических объектов, в первую очередь, Жупановской станции, можно считать обоснованным приоритетом. Очень важно при этом, принимая решения о строительстве объектов электроэнергетики, понимать, что делать с теплом с учетом сегодняшней комбинированной выработки.
Цена вопроса
Можно много говорить об истории и перспективах нашей энергетики, но потребителя волнует не то, от энергии какой станции горит лампочка и какое топливо сжигается для того, чтобы вода в кране была горячей. Его волнует, сколько он за это должен заплатить.
Чудес не бывает: стоимость энергии низкой быть не может, ведь станции и сети - дорогостоящие объекты, а их эксплуатация - сложный трудоемкий процесс. Капитальные затраты для строительства энергетических объектов в полном объёме ни один бюджет не осилит. Стройки же могут формироваться там, где есть спрос и окупаемость.
При любом развитии энергетики дешёвой энергии не будет: она будет только дорожать. И весь мир всё больше задумывается не только о стоимости энергии, но и об объеме ее потребления. И чем дороже становятся энергоресурсы, тем к большим эффектам эта задумчивость приводит, ведь мы платим за количество потребленной энергии, поэтому, если сможем сократить объем, сократится и оплата.
Болезни общества
«КВ»: - Владислав Васильевич, каковы признаки того, что энергосбережение в нашу жизнь пришло всерьёз и надолго? С чего оно начинается для рядового потребителя, как привить стремление к осознанной экономии, где найти достоверную информацию?
В. Скворцов: - Понятие энергосбережения появилось не сейчас. У многих в сознании жестко закрепился лозунг «Уходя, гасите свет!» Но далеко не все выполняют этот призыв. Особенно сложно дотянуться до выключателя тем, у кого нет счетчика, чье моральное поведение не подкреплено материальной заинтересованностью экономить. Проще открыть форточку, чем прикрыть вентиль на радиаторе, проще написать жалобу на коммунальников, чем заклеить щели в оконной раме, поскольку в массовом сознании жителей многоквартирных домов не воспитано понятие экономии тепла. И это не вина наша, а беда, болезнь общества.
Кто заплатит?
Вместе с тем, безучетное расточительное потребление энергии становится все более обременительным как для бюджета семьи, так и для любой организации. И не только на Камчатке, в нашей стране, но и во всем мире. И в то время, когда в нашем государстве проблему пытались, да и сейчас пытаются решать субсидиями из бюджета, по сути отбирая эти деньги у образования, здравоохранения, культуры, благоустройства, социальной помощи, весь мир уже не один десяток лет работает над экономией.
Но и российский бюджет, какими бы нефтедолларами он не был наполнен, не бездонный. И проблема энергосбережения постепенно проникает в сознание. Снижение удельной энергоемкости экономики является центральной задачей энергетической политики России, без решения которой энергетический сектор неизбежно будет сдерживать социально-экономическое развитие страны - вот, на мой взгляд, основной тезис энергетической стратегии России до 2030 года.
Мы сильно отстали от всего мира. Там маховики запущены, при этом никто никого не уговаривает и не заставляет: сама экономика диктует понимание личной ответственности и заинтересованности. Средний россиянин платит за тепло столько же, сколько платит финский житель, но тарифы у финнов в 3 раза больше, а потребление – в 3 раза меньше.
С чего начинается экономия
На любую экономию нужны стартовые деньги. Или 15 руб. за 99-ваттную обычную лампочку, или 150 руб. за энергосберегающую в 30 Ватт, которая потребляет электричества в три раза меньше, или 1000 руб. за 10-ваттную светодиодную со сроком работы в 50 лет. Любой школьник подсчитает, что выгоднее, докажет, что энергосбережение ведет к экономии семейного бюджета. Но поговорка «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевое» – не для нас. Мало тех, кто, сделав нехитрый расчет, пойдет покупать дорогую лампочку. Просто доверия к ней не хватает. Но если смотреть на перспективу, эта лампочка - пример самого быстро окупаемого для семьи, предприятия или завода энергосберегающего мероприятия. Для тех, кто еще не взял в руки калькулятор, даю подсказку: одна лампочка в 99 Ватт при горении 3 часа в сутки потребляет 100 киловатт в год. В итоге мы потратим 300 руб., из бюджета доплата составит еще 400 руб. При этом энергосберегающая лампочка принесет в три раза меньше расходов и окупится меньше, чем за год. В итоге бюджету выгоднее купить и подарить всем столько лампочек, сколько нужно, чем субсидировать наше потребление.
Дотации
Возможно, цифры кого-то удивят, но это правда: за каждую лампочку бедняк и богач на Камчатке получают ежегодную дотацию в 400 руб., правда, у богача лампочек больше. он, возможно, с большим рвением потратился бы на энергосберегающую лампочку, если бы ему предъявили счет по полной. А всего на снижение тарифов на свет и тепло из бюджета Камчатского края тратятся колоссальные суммы. Так, на 2013 год запланированы 6,58 млрд. руб.! Вдумайтесь и пересчитайте на душу населения. Сколько можно было бы сделать на эти деньги хорошего в здравоохранении, образовании, сколько километров дорог починить... Но и дотации на коммунальные услуги у нас тоже существенны: ежегодно они составляют около миллиарда рублей! Буду счастлив, если кого-то сподвигну на поход в магазин.
Решать проблемы вместе
«КВ»: - В теплоснабжении энергосбережение имеет свою специфику?
В. Скворцов: - Когда мы начинаем говорить об энергосбережении в тепле, многие считают, что это проблема власти и структур со страшным названием ЖКХ. Мало кто осознает, что решение этих проблем, как многих других, связанных с содержанием жилья, лежит на большинстве из нас, на собственниках, приватизировавших его. Мы хорошо знаем свои права, мало - обязанности, порой даже не представляем свои возможности. Вместе с тем, возможности таковы, что, объединившись, можно очень серьезно улучшить собственное состояние. Да, это сложнее, чем лампочку поменять (хотя во многих подъездах стоят энергосберегающие светильники). Да, необходимость объединения многим не нравится. Но там, где находится лидер, где люди идут навстречу друг другу, уже сейчас платят меньше, чем соседи. Первое мероприятие, которое мы обязаны провести, исполняя законы, - установка приборов учёта. Тепловой узел - достаточно сложная инженерная конструкция стоимостью в сотни тысяч рублей, но в большинстве домов экономия от уменьшения платежей энергетикам позволяет вернуть вложенные деньги всего за один отопительный период. И таких тепловых узлов с приборами учета смонтированы сотни. Увы, далеко не все эти приборы эксплуатируются, про некоторые просто забыли, ведь ни управляющая компания, ни энергоснабжающая организация не имеет эффектов от такого оборудования. Только потребитель, тот, кто платит.
При этом установка прибора учета - не самоцель. Это только первый этап к энергосбережению. Дальше, анализируя показания, легко найти, на чем можно уменьшить потребление, сократить потери через разбитое окно в подъезде, чердак, неутеплённый торец, подвал. А там, где хозяева грамотные, УК квалифицированная, неполадки устраняются, а дополнительная регулировка системы отопления проводится. При этом государство, муниципалитет не остаются без дела. Их задача - решение проблем энергоэффективности школ, детских садов, больниц, различных учреждений, поддержка малообеспеченных семей, в том числе по установке индивидуальных приборов учёта ГВС и ХВС.
ОДН
«КВ»: - Владислав Васильевич, ваша точка зрения на графу «ОДН»?
В. Скворцов: - Это новая аббревиатура, ставшая вкупе с ЖКХ пугалом для народа. Вместе с тем, в многоквартирном доме есть индивидуальное потребление света, воды и тепла, а есть общедомовые нужды. Это лампочки в подъезде, подвале, на фасаде, тепло в подъезде, вода для его уборки. Расходы на эти нужды очевидны и, прямо скажем, невелики. Но на наши расходы по ОДН в большей степени влияют не нужды, а потери, а порой воровство. Кто-то перевел электроснабжение квартиры на сеть из подъезда или из подвала в обход счетчика, кто-то подключил целый киоск к внутридомовой сети. Тепло и воду из дома не украдешь, но порой в подвале с открытыми лазами жарче, чем в квартире, потому что трубы голые, а вода холодная и горячая хлещет из этих труб. Выделив такие нужды-воровство-потери в отдельный расчет, можно эффективно их сократить, а от многого избавиться.
Во взаимоотношениях продавца и покупателей все затраты продавца так или иначе ложатся на последних, то есть, на нас с вами. Есть проблемы с распределением платежей за ОДН между жителями, есть серьезные ошибки в начислениях у управляющих компаний и РКЦ. Их нужно исправлять, в том числе на федеральном уровне, но нужно понимать, что мы всегда оплачивали значительную часть таких расходов в составе платежей. Я - за открытость, за большую прозрачность, за выделение ОДН.
«КВ»: - Как на энергосбережение влияет выбор собственниками управляющей компании?
В. Скворцов: - Один из важных элементов нашей ответственности - обязанность выбора способа управления домом и управляющей компании. Увы, инициатива в выборе часто принадлежит не нам, а тем, кто предлагает нам услугу. Организация работы УК во многом зависит при бездействии собственников от политики муниципалитета. Еще нескоро сложится рынок, множество мошенников пытаются урвать деньги жителей безнаказанно. Где-то все отдано на откуп частникам, где-то, как в Петропавловске, не препятствуя формированию частного бизнеса, сохранены муниципальные структуры, постепенно формируется возможность выбора специализированной организации, растут ответственность и заинтересованность жителей. Думаю, будущее за теми УК, которые покажут свою эффективность.
«КВ»: - Как быстро у нас наступят позитивные изменения?
В. Скворцов: - Они уже наступают, многие появились незаметно для нас - в подвалах и на чердаках, практически не осталось домов с проблемами отопления, уменьшилось количество протекающих крыш, благодаря, в основном, финансированию из бюджета. Какие-то проблемы решены при помощи нашей программы «Мой дом». Есть те, кто может поделиться опытом снижения сумм коммунальных платежей. Нужно еще много сделать, организовать обмен информацией между теми, кто желал бы этим вопросом заняться, а их, так или иначе, будет становиться всё больше. Все должны понять, что хлеб, колбаса, тепло, свет - это товары, за которые нужно платить. Рынка не надо бояться, если он цивилизованный, он имеет много плюсов. Тот, кто хочет жить лучше, в нём живёт лучше. Только надо выбирать, активно работать, не ждать милости от природы или дармовой услуги от управляющей компании.
«КВ»: - Как в мире наука помогает в развитии энергосберегающих технологий?
В. Скворцов: - Мы, кажется, не успеваем осознавать предложения науки. Она все больше опережает сознание масс. Нам многому нужно учиться.
«КВ»: - И последний вопрос, Владислав Васильевич. Ваше жизненное кредо не изменилось?
В. Скворцов: - Нет. Наша задача - не только хорошо трудиться на рабочем месте и убирать в своей квартире, но и формировать условия, в которых мы находимся, помогать окружающему миру становиться лучше.
«КВ»: - Спасибо за беседу!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании