Без вины виноватый

 
На Камчатке продолжается то ли зачистка чиновничьих рядов, то ли реальная борьба с коррупцией, по которой у силовиков, видимо, есть свой план. Целых два уголовных дела уже возбуждены против Алексея АЛЕКСЕЕВА, главы администрации Петропавловска-Камчатского, за его дела в бытность мэром Паланы и министром краевого ЖКХ.

 Ни по каким делам АЛЕКСЕЕВ себя виновным не считает и уверяет, что вину никогда не признает, ведь он работал всегда честно. Любопытно, что первое дело против АЛЕКСЕЕВА возбудили 28 мая, в День пограничника, а как известно, АЛЕКСЕЕВ - капитан запаса погранвойск, был начальником погранзаставы в Палане и давал присягу войскам КГБ СССР.  Алексей Валерьевич сам позвонил с СУ СК и спросил: может ли он слетать с семьей в отпуск, не снимут ли его с самолета, что любят порой делать наши правоохранители. Ему сообщили, что дело по ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) действительно возбуждено конкретно против него. Раньше было дело по факту, но без фигурантов.
И все же 1 июня мэр с женой и 6-летним сыном улетели в отпуск. Это означает, что следователи ему доверяют и, похоже, ничего тяжкого градоначальник не совершил. В противном случае сидел бы в Петропавловске под подпиской или того хуже - в заточении.
Уголовные дела против мэра не сопровождались скандалами с изъятием миллионных денежных средств, поимкой с поличным при получении откатов и пр. Ничего этого не было. Все выглядит канцелярски прозаично, а потому пресно. Так что, уважаемый читатель, не ждите детективной остроты.
Подкоп
Еще в 2011 году, когда АЛЕКСЕЕВ был назначен на пост краевого министра ЖКХ, против него начали копать. Вообще-то у нас так принято - в каждом чиновнике видеть потенциального коррупционера. Задача такая у родных силовиков. В Палане были ревизии, аудиторские проверки, вылившиеся в два уголовных дела по дорогам и теплотрассе. Третье дело возбудили позже, когда министр ЖКХ спас ситуацию в Усть-Хайрюзово с поставкой топлива. За всем стояла работа ФСБ, а уголовные дела вылеживались, видимо, как бесперспективные. И вот, чтобы не выкидывать собаке под хвост всю оперативную работу, видимо, на следственное управление СК РФ слегка надавили, чтобы обвинение было предъявлено.
Поставки топлива и 18 млн. руб. «ущерба»
29 мая в  11 час. глава администрации Петропавловск-Камчатского городского округа А. АЛЕКСЕЕВ собрал журналистов на пресс-конференцию, чтобы дать свои комментарии по поводу уголовных дел. Что касается дела по завозу топлива, то, как пояснил «герой» уголовных дел, в 2011 году под угрозой вымерзания могли неожиданно оказаться поселки Усть-Хайрюзово и Ковран. Для местной ДЭС и всего Корякского округа топливо поставляла компания «Коряктеплоэнерго», которая находилась в состоянии банкротства. Компания перестала вести подготовку к отопительному сезону в округе, на ней уже висели многие исполнительные листы.
Наиболее остро ситуация складывалась вокруг Усть-Хайрюзово и Коврана.  Было принято и согласовано решение с профильными министрами, в т.ч. с краевым министром ЖКХ А.АЛЕКСЕЕВЫМ, что некая фирма «Камчатэнергоснаб» поставит топливо на Севера.
Напомним, что для всех ресурсоснабжающих организаций Камчатского края в бюджете предусмотрены субсидии, которые компенсируют разницу в тарифах для муниципальных образований края. Это т.н. выпадающая разница в тарифах на электрическую и тепловую энергии. И вот вместо того, чтобы перечислить эту сумму «Коряктеплоэнерго», субсидию направили «Камчатэнергоснабу», который купил дизтопливо у «Камчатнефтепродукта» и вместе с дизельным маслом поставил ГСМ в Усть-Хайрюзово.
Договор был подписан в июле, но чекисты считают, что он был подписан в декабре, а июльскую дату поставили задним числом. Перечисленные деньги в сумме 18 млн. руб. по версии следствия и нанесли «особо крупный ущерб бюджету Камчатского края». Правда, неизвестно, согласны ли со следствием распорядители бюджета в лице губернатора и краевого министра финансов.
Северный завоз
Если играть от обратного, то что случилось бы, если бы деньги не поступили в «Камчатэнергоснаб»? А. АЛЕКСЕЕВ считает, что был бы сорван завоз топлива в Усть-Хайрюзово со всеми дальнейшими последствиями в виде объявления чрезвычайной ситуации, завоза топлива вертолетами и, возможно, возбуждением уголовного дела, как это уже было в Корякии в 2006 году. Ну а мы бы, журналисты, писали громкие статьи с подобными заголовками: «Вымерзающие поселки. Кто виноват?» В общем, ситуация с палкой о двух концах: ударит либо одним, либо другим концом.
Сегодня мы имеем «идеальный» Уголовный кодекс РФ. Для любого чиновника можно найти соответствующую статью. Были бы политическая воля и желание. Не завез топливо, сорвал отопительный сезон - статья. Завез, спас ситуацию - тоже статья, потому что подписал задним числом. Даже если подписал задним числом, но разве кто-то положил деньги в карман? При любом раскладе эти 18 миллионов все равно бы ушли из бюджета фактическому банкроту - «Коряктеплоэнерго».
Эх, дороги, пыль да бетон…
Ежегодно немалые суммы тратятся на ремонт и реконструкцию дорог. За последние лет 10 потрачены несколько миллиардов рублей точно. Как дороги ремонтируются – все видят. Хотя мы, привыкшие ругать дорожников, скажем, что временами они делают свою работу на совесть.
А слышали ли вы, чтобы против кого-то из-за дорог возбудили уголовное дело на Камчатке? Мы – нет. Это в Воронеже недавно показали, как в гараже главного дорожника вытряхнули из мешков «честно» заработанные 140 млн. руб.
И вот надо же! Похоже, первое уголовное дело по ремонту дорог на Камчатке теперь расследуется в следственном комитете. И виновник – снова А. АЛЕКСЕЕВ.
Суть дела такова. В 2007 году в Палану на ремонт дорог выделили 79 млн. руб. На улицах Поротова, Ленина и Обухова дорожники закатали бетонные дороги с ливневками и тротуарами, в общем, как положено. Но в 2011 году то ли дорогами, то ли больше АЛЕКСЕЕВЫМ заинтересовались органы. Были проведены обмеры, назначена экспертиза под бдительным оком ФСБ. Предположу, что так появился нужный акт, который свидетельствовал, что общая длина дорог на 210 погонных метров меньше, чем указано в документации. В итоге фирме были переплачены из бюджета 5 млн. руб. Так появилось заявление об обнаружении признаков преступления. Вместе с аудиторами в Палану летали оперативники ФСБ. Вероятно, перед проверяющими стояла задача нарисовать такой акт, чтобы в нем был компромат на бывшего мэра.
АЛЕКСЕЕВУ вменяется, что он заключил с подрядной организацией ООО «Коряксеверстрой» по результатам проведения открытого аукциона муниципальные контракты без надлежащей проектно-сметной документации, прошедшей государственную экспертизу. Затем подписал акты без проверки реально выполненной работы. Сам АЛЕКСЕЕВ считает, что проверяющие неправильно обмерили отремонтированные дороги, считая их погонными метрами, как с асфальтобетонным покрытием, тогда как надо считать по объемам, т.е. по кубометрам бетона. Тогда все суммы сойдутся.
Мыльные пузыри
В общем, что одно, что второе дело попахивают если не заказухой, то какой-то несерьезностью, желанием силовиков улучшить результаты и статистику, поставить «галку» в отчетах... На пресс-конференции Алексей Валерьевич ответил на все интересующие вопросы и заявил: «Я не считаю себя виновным и вину никогда не признаю. Я не собираюсь скрываться куда-то и готов сотрудничать со следствием и СМИ, если будет надо, доказывать свою правоту в суде». В его словах сквозит надежда, что дело, все-таки, благодаря здравому смыслу не дойдет до суда.
Комментарий Михаила МАШКОВЦЕВА
Автор связался с бывшим губернатором Камчатки Михаилом МАШКОВЦЕВЫМ и попросил его рассказать об уголовных делах против него, была ли за ним слежка, как он смотрит на нынешнюю борьбу с коррупцией в России.
М. МАШКОВЦЕВ: - Первое уголовное дело против меня и Скворцова было возбуждено за то, что зимой 2001 года мы, получив от предшественников катастрофическую ситуацию с энергетикой, самовольно взяли со складов мазут, предназначенный для северного завоза, и отдали его в замерзающий город Елизово. Напомню, что не вся Камчатка относится к зоне северного завоза - Елизово и Петропавловск-Камчатский не относятся. При этом на Северах топлива хватало, оно лежало на складах мёртвым грузом. Поэтому мазут мы взяли в долг, а к следующей осени запасы восстановили. Конечно, мы должны были попросить разрешение у Москвы, но на это ушло бы времени как раз до лета: Елизово бы замёрзл. Под подпиской о невыезде тогда сидел Скворцов, а меня привязали к делу весьма искусственно. 
Второе дело - о рыбе - было уже чисто моё. Напомню: в 2002 году у области отобрали право устанавливать лимиты на вылов, всё отдали в Москву, механизм стал крайне неповоротливым. А подходы лосося оказались беспримерно большими. Могла повториться история 1971 года, когда рыба задавила сама себя на нерестилищах, и с тех пор нечётные годы на Камчатке нерыбные: горбуши приходит почти в 10 раз меньше, чем в чётные.
Тогда я подстраховался: утвердил это решение на Заксобрании, по телефону согласовал с премьером Касьяновым, который пообещал, что, как только до Москвы дойдут бумаги, он утвердит моё решение своей подписью. Но формально всё это было противозаконно. Касьянов потом ничего не подписал, сказав, что нет смысла подписывать распоряжение задним числом, когда рыба уже выловлена. 
Впрочем, на высшем уровне это решение было одобрено, камчатские рыбаки меня дружно благодарили. А через год пришли ко мне в кабинет люди с обыском, предъявили обвинение, взяли подписку о невыезде. Под подпиской ходил почти два года: дело закрыли только в мае 2005-го.
И здесь формально состав преступления был: я, безусловно, превысил полномочия. Другое дело, что в уголовном кодексе есть норма: если действия должностного лица с превышением полномочий позволили предотвратить или снизить возможный ущерб, то деяние не считается преступным. Вот на эту норму никто не захотел обращать внимание.
Вообще любой руководитель в нашей стране, если он хочет действительно делать дело и приносить пользу, вынужден постоянно что-нибудь нарушать, любого при желании можно посадить. Чтобы ничего не нарушать, нужно ничего не делать. Поэтому у всех правоохранительных структур связаны руки: уголовные дела они возбуждают только на тех, на кого указали свыше: не сажать же всех подряд!
Сегодня эта ситуация предельно обострилась: я бы сейчас ни на какую руководящую работу не пошёл. Что касается «наружки», то за мной ходили с 1993 года. Много позже один бывший опер рассказал мне, как следил за мной. Была и прослушка телефона. Это нестрашно. Я всегда жил по принципу: не иметь никаких тайн от родного КГБ.
А современная борьба с коррупцией - это фикция. В конце 2000 года был принят действительно эффективный антикоррупционный закон: на каждую покупку стоимостью выше 200 тыс. руб. нужно было предоставить в налоговую инспекцию отчёт о том, откуда деньги. Касалось это абсолютно всех, будь ты хоть президент РФ, хоть дворник. Я сам попал под действие этого закона в 2001 году, когда расширял квартиру, знаю, как дотошно всё проверяли. Закон оказался слишком эффективен, затронул высокие интересы, поэтому в 2002 году его отменили. Вместо этого придумывают всё новые методы «борьбы», от которых никакой пользы – один вред.
P.S.
Народу и нам, журналистам, зачастую хочется «крови». Россияне априори считают любую власть преступной. Тем более, когда в обществе нагнетается параноидальная ситуация вокруг борьбы с коррупцией. Кругом в органах власти висят ящики по борьбе с коррупцией, созданы комиссии, нормативно-правовые акты проходят антикоррупционную экспертизу. Осталось, как в Китае, заставить чиновников писать на себя дацзыбао на тему «Какой я ренегат и гад».
Честно, нам, журналистам, хочется написать про что-нибудь сенсационное, но получаем мы часто такую фактуру о коррупции, что лучше бы ее вообще не было. С одной стороны, это смешно, с другой - смешного мало. Такое ощущение, что не оттуда начали. С хвоста, а следовало бы с головы…

правильно

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании