Квартирный "развод"

 
Кто хоть раз листал рекламные газеты, тот видел объявления, свидетельствующие о том, какое огромное количество квартир продается и покупается в краевом центре. Кто-то самостоятельно занимается продажей недвижимости, кто-то прибегает к услугам риэлторов...

К сожалению, этой серьезной профессией иногда прикрываются настоящие мошенники. Они могут оставить вас не только без денег, но и лишить самого дорогого, что есть у человека, - его жилища...
«Как мне повезло!»
Вспоминаю восторженные отзывы своего товарища о девушке-риэлторе, благодаря которой он купил такую двухкомнатную квартиру на «красной линии», о которой даже не мечтал. Риэлтор, используя большую базу данных, в течение недели нашел требуемый вариант. Причем, как рассказал товарищ, все действия риэлтора были настолько прозрачными, профессиональными и грамотными, что клиент ни разу не усомнился в порядочности посредника. Наверное, встречу с таким человеком можно считать настоящим везением, потому как случаются совсем другие истории.
Об одной из них мы уже рассказывали 15 мая с.г. в статье «Западня «черного» риэлтора». После ее публикации автору этих строк посыпались тревожные звонки от жителей Петропавловска. История, произошедшая с очередной жертвой «риэлторов» - Галиной Сизовой, показалась весьма поучительной, тем более, что в журналистском расследовании принимал участие и автор этих строк.
«Продается квартира...»
В октябре 2012 года жительница Петропавловска 60-летняя Галина Сизова решила продать свою двухкомнатную квартиру, чтобы купить две однокомнатные. В одной Галина планировала жить сама, а другую - подарить внучке. Поиск вариантов начался звонком по объявлению. В какой-то момент на том конце провода ответил приятный голос молодой женщины. Она сообщила, что работает риэлтором, зовут ее Олеся Щитковец. Девушка сразу же предложила вариант покупки однокомнатной квартиры. Галина Михайловна посмотрела жилплощадь и осталась довольна. Устраивала и стоимость квартиры - 1 млн. 650 тыс. руб. 22 октября 2012 года Щитковец приехала к Г.М. Сизовой домой, где разговор о продаже и купле квартиры продолжился.
«Подписывайте договор и занимайте квартиру!»
На встрече риэлтор предложила подписать предварительный договор купли-продажи и оплатить задаток. Галина Михайловна согласилась. Но, знакомясь с договором, даже не будучи юристом, она вдруг заметила, что документ был составлен от имени двух лиц: хозяйки квартиры Натальи Алексеевны Мантя и ее несовершеннолетнего (2004 г.р.) сына. Еще один странный момент: хозяева на тот момент жили... в Москве. Мать и сын согласно предварительному договору именовались продавцами. Об Олесе Щитковец, якобы, представлявшей интересы отсутствующих продавцов, в договоре не было ни слова.
Галина Михайловна поделилась своими сомнениями с риэлтором и поинтересовалась: кто же будет подписывать данный договор. О. Щитковец тут же поспешила успокоить пенсионерку, заверив ее, что существует нотариальная доверенность от хозяйки квартиры на право совершения сделок. Этот документ позволяет ей, риэлтору, вместо хозяев подписать договор. Ну а в том, что в квартире прописаны люди, Олеся не видела ничего страшного: у хозяйки квартиры муж занимает ответственный пост в Петропавловске. Со дня на день семья прилетит в краевой центр, и все быстро решится. Щитковец даже посоветовала Сизовой не терять времени и переехать в неоформленную квартиру, чтобы делать ремонт.
Риэлтор без доверенности
Когда Сизова попросила Олесю показать доверенность, последняя слегка растерялась, но тут же искренне призналась, что забыла документ дома – в поселке Новый. Тут бы Галине Михайловне проявить твердость характера и послать девушку за доверенностью... Вместо того, чтобы извиниться за свою забывчивость и отправиться за доверенностью, риэлтор перевела разговор в другое русло, рассеяв подозрения Сизовой. Знала бы Галина Михайловна, чем обернется ее излишняя доверчивость!
Риэлтор подделала подпись?
Несмотря на явные недостатки при подготовке к сделке, между Галиной Михайловной и риэлтором был подписан предварительный договор купли-продажи однокомнатной квартиры, расположенной в доме на ул. Батарейной.
Если бы у Щитковец имелась доверенность от продавцов, то под текстом предварительного договора должна была стоять ее подпись. Но почему-то под текстом договора риэлтор расписалась фамилией Мантя.
Вряд ли это случайность: по ошибке подписи не подделывают. Неслучайно МАнтя впоследствии откажется от этой подписи. Но не будем забегать вперед...
Надо отдать должное Галине Михайловне: она заметила эту деталь и задала соответствующий вопрос риэлтору. Правда, Щитковец и тут нашлась, доверительно сообщив пенсионерке, что она имеет и на это право.
75 тыс. руб. - в качестве задатка
Не успела Сизова осмыслить случившееся, как тут же рассталась с 75 тыс. руб., которые, словно под гипнозом, передала проворному риэлтору в качестве задатка. Щитковец даже спросила огорченно: «А почему такой маленький задаток?» Пожилая женщина ответила, что больше у нее с собой денег нет. Делать было нечего: риэлтор своей рукой написала в договоре о том, что ею, Олесей Анатольевной Щитковец, получен задаток в размере 75 тыс. руб., в чем она и расписалась.
Переезд и ремонт
10 ноября 2012 года риэлтор передала Сизовой ключи от квартиры, и Галине Михайловне пришлось переехать в неоформленную квартиру, так как свою «двушку» пенсионерка уже продала. Риэлтор не переставала успокаивать Сизову: мол, живите спокойно, можете делать ремонт, скоро прилетит хозяйка и заключит основной договор купли-продажи. Сизова заменила старую входную дверь на сейфовую, установила новый унитаз, поменяла радиатор на кухне и заменила гофру под ванной. «Теперь, - подумалось Галине Михайловне, - можно спокойно дожидаться окончательного оформления документов на квартиру. Вроде бы, не ошиблась: 24 ноября из Москвы прилетела хозяйка квартиры Мантя.
«Не против заселения, но...»
В тот же день, встретившись с Сизовой в продаваемой квартире, хозяйка дала устное разрешение на заселение квартиры. Хозяйка, осматривая квартиру, спросила: «А чего натяжные потолки не установила?» И опять не насторожило пенсионерку последовавшее вслед замечание хозяйки, брошенное как бы невзначай: мол, все нормально, вот только необходимо подождать разрешения на продажу «однушки» из органа опеки и попечительства, поскольку 1/2 доли квартиры находится в собственности ее несовершеннолетнего сына. 1 декабря ничего не подозревавшая Сизова перевезла личные вещи в приобретаемую квартиру.
Проходили день за днем, а риэлтор и хозяйка квартиры будто исчезли: никто из них Сизовой не звонил. «Лишь бы не передумали продавать квартиру», - вздыхала Галина Михайловна. Она прекрасно помнила, что одним из условий предварительного договора был пункт 2.1., согласно которому основной договор купли-продажи должен быть заключен до 22 ноября 2012 года. Но этот срок уже давно истек...
«Выселяйся из квартиры!»
2 декабря Галина Михайловна отправила вопросительные СМСки на сотовый телефон риэлтора. СИЗОВА написала, что вынуждена будет обратиться в прокуратуру, поскольку срок основного заключения договора давно прошел, а судьба документов на квартиру остается неизвестной. Только после этого ЩитКовец дала о себе знать. Она сразу же перезвонила и заявила Сизовой, чтобы та выселялась из квартиры, так как найден покупатель, который предложил более высокую цену. 3 декабря на Сизову вышла и хозяйка квартиры Н.А. Мантя, которая сказала, что продажная цена квартиры повышается до 1 млн. 800 тыс. руб.
Договор и реальность
От услышанного с пенсионеркой едва не случился инфаркт. Такого она не ожидала, ведь в договоре черным по белому написано, что продажная цена определяется сторонами в 1 млн. 650 тыс. руб., является окончательной и изменению не подлежит! Кроме того, в случае отказа продавца от заключения основного договора купли-продажи указанной квартиры продавец возвращает покупателю в лице Г.М. Сизовой сумму задатка в размере 75 тыс. руб. и уплачивает неустойку в размере 75 тыс. руб., причем, в течение одного дня с момента уведомления о расторжении данного договора. Каким способом должно происходить уведомление, предварительным договором не оговорено.
«Невиноватая я!»
«Значит, - задавалась вопросом Галина Михайловна, - Мантя и Щитковец все это время разыгрывали мыльную оперу?». После долгих перепалок СИЗОВУ совершенно запутали отношения Щитковец и МАНТЯ. Каждый выгораживал себя. При этом ни 75 тыс. руб., ни компенсации за ремонт СИЗОВА до сих пор не получила.
«По отношению ко мне заварила всю эту кашу Щитковец, значит, ей и отвечать», - считает Галина Михайловна. По-хорошему возвращать задаток и неустойку Щитковец категорически отказалась. СИЗОВА не сомневается, что в судебном порядке та вынуждена будет вернуть все до копейки. Что касается противоправных действий «риэлтора», то они по мнению Сизовой должны квалифицироваться как мошеннические, и ими должны заняться правоохранительные органы.
От автора
О том, чего добилась Г.М. Сизова в результате обращения в полицию Петропавловска-Камчатского и горпрокуратуру, что показала встреча Сизовой с дочерью и Щитковец со своим адвокатом, прошедшая на прошлой неделе в редакции «КВ», что думают и рассказывают о неприглядной истории другие риэлторы, согласившиеся поделиться своим мнением, мы расскажем в следующих номерах «КВ». Не пропустите – будет жарко!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании