Какой ты, к чёрту, танкист?


Отмечал я в воскресенье свой праздник, - День танкиста. Грустно. Душа болит за будущее отечественного танкостроения. Причём даже больше, чем о будущем сильной половины человечества, перспективу которого я нарисовал в предыдущем номере «КВ».
Дело в том, что слаборазвитого и плохо дышащего, и почти совсем не видящего молодого человека путём двух-трёх тренировок на холодном воздухе можно привести в чувство, а к концу второго года службы он становится образцовым семьянином, «строителем коммунизма» ( шутка) , а главное - хорошим членом экипажа, прекрасно освоившим современную технику, которой, бесспорно, являются новейшие российские основные танки Т-90С.
Однако ж этих самых прекрасных танков у нас в России не более 300 штук, остальные 22 тысячи… Ну хорошо, 19 тысяч - хлам.
К сожалению, к этому приложила руку и политическая верхушка нашей страны. Ведь именно ВВП в своём обращении к руководству Генштаба заявил, что армию необходимо перестраивать, и что враг не приедет к нам на танке, - он прилетит на самолёте, ракете или привезёт бомбу в багажнике своего автомобиля. Отчасти это правда…
Но в августе 2008 года кавказский фюрер пришёл на землю братского осетинского народа именно на танке, и гусеницы пятнистых монстров давили на улицах спящего Цхинвала детей и женщин, с треском сносили вековые постройки, уничтожая всё нажитое праведным трудом.
А где же были наши танки?
Куда же делась наша танковая армия? А они в эпоху псевдодемократии и в угоду бородатому Сэму пошли на гвозди. А ведь одного такого соединения,   к примеру, легендарной третьей танковой армии генерала Рыбалко, хватило бы и на грузинского фюрера, и на его коричневых гиен, вплоть до Суэцкого канала, включая окрестности.
Нет у нас танковых армий…
К сожалению, экипаж современного танка – штучный товар. Подготовить качественный продукт будущей войны (экипаж) крайне сложно. Лихое трио с огромным количеством адреналина в крови, носящееся по полям на Т-80 (как это показывают в кино) и стреляющее с лёту, мягко говоря, не отвечает действительности.
Чтобы было понятно: это всё равно, что взять охотничье ружьё, забить ими с десяток гвоздей, а потом попробовать попасть из него в лося или в медведя. Грамотный, подготовленный экипаж: танкист, механик, наводчик, - бережёт свою машину. Он понимает, что от того, как танк будет вести себя в бою, зависят жизни не только экипажа, но и тех, кто бежит сзади… Пехоты, то есть.
 Хорошо пристрелянный тёплый ствол может на расстоянии 4000 метров попасть в спичечный коробок, за которым будет амбразура неприступного дота, вертолётный ангар, взлетающий самолёт... Даже стоящий на приколе атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения может быть отправлен на дно, серией из 10-12 выстрелов всего лишь одного современного танка. В свою очередь, танк в руках неумёхи - груда металлолома. В них он опасен как для себя, так и для окружающих. Кстати, неплохой пример непродуманного применения современного вооружения в ходе контр-террористической операции на Кавказе описан в фильме «Чистилище». Там старенькая РВ-шка (модификация танка Т-80 1985 года выпуска), ведомая в бой неплохо подготовленным экипажем бьёт по верхним этажам оттуда, откуда бить не может. То есть, танк показан в абсолютно идиотской ситуации – ну не может он стрелять по верхним этажам с расстояния 2 метра от дома, так как максимальный угол возвышения ствола орудия не превышает 18 градусов. Зато в нормальной позиции с 3-4 выстрелов пусть даже с полукилометра…, - весь мир в труху. Включая больницу, Нагиева, и его героя. На самом же деле история эта почти реальна. Того лейтенанта-танкиста выковыряли из башни и дальше в фильме его приколачивают к кресту. В жизни же, приколотив к кресту, отрезали хозяйство (гениталии), облили соляркой и сожгли. Потом отрезали голову.
Это было. В Грозном, в 1996 году, в районе городской больницы…
на переднем плане
Вообще-то танкисту хреново погибать: если остался жив, машина стоит на открытом месте в поле или на улице – без разницы, - ты мишень. В поле во встречном бою добьёт подходящий (наступающий) танк. В городе сожгут гранатометчики. Начнёшь рыпаться и прыгать с башни, – завалят снайперы, останешься в машине, – сгоришь к чертям собачьим. Вот поэтому у танкистов и берут вместо отпечатков пальцев рук отпечатки пальцев ног. Если не сожрут обгоревшее тело собаки, то в ботинках останутся ноги и «будет карточка пылиться на полке средь пожелтевших книг». Грустно. Зато, правда.
Был у меня один знакомый. Он работал на Уссурийском танкоремонтном заводе, 206-ом… Звали его все Михалычем, - в прошлом он был танкистом. Воевал под Прохоровкой. Весной 43-го закончил учебку, попал в танковую армию Ротмистрова.. В первом же бою танк подбили. Очнулся оттого, что на лицо ручьём бежит вода. Глаза открыл – небо. Дождь. Ни хрена не слышит, но живой. Рядом напарник без головы. И ноги командира с наводчиком. А башню, к чёрту, унесло. Больше никогда в танк не садился, хотя до конца жизни работал на заводе и ремонтировал эти машины. Искупал грех…
Какой? Страх. Совесть человека замучила. Он выжил, а они там остались. Все. Весь полк.
И жизни танкисту образца 43 года - два боя, в лучшем случае. В худшем – госпиталь. Либо без рук, либо без ног, и уж точно - обгоревший, с сожжёнными лёгкими.
Вот такая вот работа у танкистов – всегда впереди и спрятаться некуда.
Вы спросите, тогда, может быть, Путин прав, что надо заканчивать с танковыми армиями?
А я спрошу: а кто будет воевать? У нас же не Америка. Они воюют на авианосцах, самолётах и подводных лодках. Это тоже страшно. Но у них океан с двух сторон, и к ним на танках никто не приедет. А к нам? Оглянитесь на соседей наших по границе.
У всех есть танки, и не по одной тысяче. И ни у кого - авианосцев. И они все нас так нежно любят, - если что, не дай Бог, так завтра прям и передавят. Как это было в 1914, 1918 и 1941 годах, и в 1812 тоже…
А помните песню: «Какой ты, к чёрту, танкист?»