Последний хозяин лаборатории смерти

 
6 ноября исполнился 131 год со дня рождения генерала императорских вооруженных сил Японии Отодзо Ямада – последнего главнокомандующего Кватунской армией.
 
Его успешная карьера началась в ноябре 1902 года, после того как он окончил военную академию императорской армии и получил звание младшего лейтенанта. Более 40 лет Отодзо провел на службе Микадо. Высокое назначение на пост главнокомандующего Кватунской армией в Маньчжурию состоялось 18 июля 1944 года. Однако конец блестящей карьеры японского генерала оказался бесславен. В числе около 600 тысяч японских военнослужащих Отодзо Ямада попал в плен, а затем был доставлен в Хабаровск. 25-30 декабря 1949 года военный трибунал Приморского военного округа в открытом судебном заседании рассматривал дело японских милитаристов, в том числе и Ямады. Бывший главнокомандующий Квантунской армии обвинялся в руководстве подготовки бактериологической войны.
Бактерии против людей
В состав Кватунской армии входили два крупных подразделения, занимавшихся не только исследованием способов ведения бактериологической войны, но и производством биологического оружия в размерах, достаточных для полного снабжения японской армии. Речь идет об отрядах №731 и №100, которые официально назывались управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии и эпизоотическим управлением Квантунской армии.
Созданный в 1932 году, отряд №731 представлял из себя мощный институт по подготовке бактериологической войны со штатом, насчитывающим около 3000 научных и технических работников, и лабораториями, оснащенными новейшими техникой и аппаратурой. Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии. По свидетельствам японцев, служивших в отряде, ежемесячно в нем производились около 600-900 кг бактерий чумы, 1200 кг бактерий сибирской язвы или тонна бактерий тифа.
На суде в Хабаровске ЯмадА заявил, что отряд № 731 создавался для подготовки бактериологической войны, главным образом, против Советского Союза, а также против Монгольской народной республики, Китая и других государств.
Отряд размещался в специально выстроенном и строго охраняемом военном городке в районе станци Пинфань, в 20 км от Харбина. Имелся так называемый главный корпус, во внутреннем дворе которого располагалось двухэтажное здание - внутренняя тюрьма.
Помимо основного места дислокации, отряд № 731 имел четыре филиала, расположенных вдоль советско-маньчжурской границы: в Хайларе, Линькоу, Суньу и Мудань-цзяне, а испытательный полигон и аэродром находились на станции Аньда. Наряду с этим отряд ежегодно выезжал в так называемые экспедиции, в частности, в 1939-1942 гг. в Центральный Китай и на границу с Монголией.
Манчжурия в качестве места расположения лаборатории оказалась выбрана неслучайно. В 30-40-е годы еще не существовало технологий, позволяющих длительно хранить биологическое оружие, поэтому японские военные оказались вынуждены приближать его производственную базу к местам предполагаемого применения.
Подопытный материал
Поражает цинизм бывшего начальника производственного отдела отряда № 731 Киёси Кавасима на хабаровском процессе, когда его спросили, почему именно Манчжоу-Го стало площадкой для чудовищного эксперимента. Ответ японца звучал так: «Маньчжурия являлась очень удобной потому, что там было достаточно подопытного материала».
Опыты проводились на живых людях. Пленников заражали инфекцией, а затем наблюдали за тем, как болезнь поражает организм. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных экспериментов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. Опытные образцы никогда не покидали лаборатории живыми.
Выживших, но уже непригодных для дальнейших опытов заключенных сотрудники спецгруппы вели в специально оборудованное помещение, где им вкалывали 20 куб. см хлороформа. Менее, чем через секунду, у жертвы начиналось удушье, глаза выкатывались из орбит, тело покрывалось гусиной кожей, и наступала смерть. Такому «прореживанию» подвергались до 20 человек в месяц.
Кроме того, ученые изучали пределы выносливости человеческого организма в различных условиях. Для этого людей помещали в барокамеры, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены, применялись кипяток, высушивание, лишение пищи, воды, электроток, вивисекция. Известен факт, когда для опытов по обморожению использовали трехдневного ребенка.
Агония жертв фиксировалась на кинопленку. Жуткие документальные кадры пыток, проводившихся в отряде № 731, сегодня можно увидеть в фильме «Конвейер смерти». О преступлениях отряда №731 рассказывает книга японского писателя Моримура Сэйти «Дьявольская кухня». Автору удалось проследить дальнейшую судьбу некоторых сотрудников лаборатории по испытанию биологического оружия. Как оказалось, многие из них после окончания Второй мировой войны получили учёные степени и общественное признание. К числу таковых относится Масадзи Китано. Глава отряда Сиро Исии и некоторые его сподвижники переехали в США, где ценились за свои знания, полученные в Манчжурии. Часть военных врачей отряда впоследствии стали известными хирургами, делающими уникальные операции благодаря навыкам, приобретенным во время опытов в отряде № 731.
Моримура Сэйити к наиболее характерным опытам подобного рода относит вскрытие живого человека. У человека под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы уходили на дальнейшие исследования.
«Бревна»
По данным Сэйити, за время существования отряда № 731 в его застенках погибли около 3 тыс. человек. По другим сведениям, в лабораториях «кухни дьявола» замучены больше 10 тыс. пленных. Японский исследователь пишет о том, что 70% заключенных составляли китайцы, 30% - русские, немного корейцев и монголов. Они доставлялись в лагерь смерти жандармерией или спецслужбами Кватунской армии, либо подчиненными им сотрудниками лагеря «Хогоин» («Приют»), расположенного в Харбине.
К сожалению, сегодня известны только несколько имен из тех тысяч людей, жестоко убитых в отряде № 731. Все содержавшиеся в тюрьме лица числились не по фамилиям, а по номерам. Пленных, обреченных стать подопытными кроликами японских милитаристов, служащие отряда № 731 презрительно называли «бревнами».
Особую роль в исследованиях играл полигон на станции Аньда. На его территории были врыты в землю железные столбы на расстоянии 5-10 м друг от друга. К ним привязывали людей, тела которых в зависимости от условий эксперимента полностью защищались одеялами и щитами. Для испытания эффективности бактериологических боеприпасов различные типы бомб, начиненных зараженным биологическим материалом, сбрасывали с разных точек и высоты. Это давало возможность получить объективные данные о зависимости между местом разрыва снарядов и районом заражения.
На предельно близком расстоянии от подопытных взрывали бомбы со шрапнелью, зараженной возбудителями газовой гангрены. В книге «Кухня дьявола» приводится свидетельство одного из служащих отряда № 731: «Эксперименты по заражению газовой гангреной проводились многократно. И не только эти... Проводились также эксперименты с применением бактериологического пистолета в форме авторучки. Ставились и более простые опыты. Например, людям обнажали бедра, вблизи взрывали ручные гранаты и потом изучали, каким образом осколки входят в тело, стреляли в голову под разными углами из винтовки, после чего вынимали и препарировали мозг, иногда людей просто убивали ударом дубины, а затем исследовали поврежденную ткань...».
«Японский метод»
Помимо испытаний на полигоне и лабораторных опытов, служащие отряда № 731 проводили боевые экспедиции в Китай. С самолетов на жителей Поднебесной империи сбрасывались специальные керамические бомбы с блохами, зараженными чумой. Этот прием, наиболее часто используемый подданными Микадо для распространения чумных блох среди китайского населения, получил название «японский метод». Рано утром самолеты сбрасывают зараженных блох, затем в течение целого дня производят бомбардировку, чтобы заставить людей длительное время прятаться в бомбоубежищах. Вечером, когда они возвращаются домой, масса насекомых уже успевает рассеяться, и люди не замечают ничего подозрительного.
Один из бывших сотрудников отряда рассказал автору книги «Кухня дьявола», что испытания бактериологических бомб проводились в течение десяти лет... Самолет-разведчик, тип 94, для одного вылета брал на борт 4 бактериологические бомбы, а самолет-бомбардировщик - 12 бомб. Общее число экспериментов никак не две и не три тысячи, а десятки тысяч...»
Впрочем, документы свидетельствуют о том, что японская армия начала масштабное применение бактериологического оружия в войне против Китая уже в 1940 году. Летом 1940 года специальная экспедиция, возглавляемая начальником отряда № 731 генералом Исии, была направлена к театру военных действий в Центральном Китае. В районе Нимбо самолеты отряда сбросили на территории противника бомбы с чумными блохами. В результате разразившейся в Нимбо эпидемии заболели 99 человек, выжил лишь один.
Сведения об этой экспедиции подтверждаются обнаруженным в японских военных архивах приказом бывшего командующего Квантунской армией генерала Умедзу от 25 июля 1940 г. № 659-Хэй, которым начальнику полевой железной дороги Кватунской армии предписывалось произвести переброску в Центральный Китай группы сотрудников отряда №731 и специального особо секретного груза.
По данным профессора Института японоведения при академии социальных наук Китая Цзин Сиде, с 1931 по 1945 гг. японцы 16 раз в масштабном порядке применили бактериологическое оружие. Использование бактерий холеры, сибирской язвы, дизентерии и других заболеваний привело к гибели свыше 270 тыс. человек.
Применение бактериологического оружия и формирование необходимых частей, предназначенных для практического использования бактериологического оружия, планировались генеральным штабом Японии на основании соответствующей информации штаба Кватунской армии.
«Кухня дьявола» окончила существование в августе 1945 года. При приближении советских войск к Хайлину японцы уничтожили все документы отряда №731, здания и сооружения, запасы продуктов, обмундирования, а также крыс и блох, предназначавшихся для заражения смертников.
Однако это не помогло избежать наказания. Следствие на хабаровском процессе доказало не только факты подготовки бактериологической войны, но и подтвердило, что в отряде № 731 на живых людях проводились и другие жестокие опыты.
На хабаровском процессе последнего командующего Кватунской армией Ямаду приговорили к 25 годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. Спустя несколько месяцев Советский Союз по запросу правительства КНР выдал его и других осужденных японских военачальников для привлечения к ответственности за преступления, совершённые на территории Китая.
Ямада признал, что осознаёт ответственность за преступления, совершённые его подчинёнными, после чего более 5 лет находился под стражей в китайском городе Фушунь. В июне 1956 года Ямада был амнистирован и репатриирован в Японию. Последний командующий Кватунской армии умер 18 июля 1965 года в возрасте 83 лет.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании