Мы должны, можем и обязаны их спасти!

 
...Это было около двух лет тому назад. Меня разбудил ночной звонок: «Николай Николаевич, звоним из Мильково! Мы только что задержали людей с тридцатью восемью кречетами. Куда везти птиц?» Сколько было мне таких звонков за последние 15 лет!
 
Сколько отобранных у негодяев-браконьеров птиц-хищников прошли через наш питомник – я не считал. Дело в том, что птицы эти, как я всегда говорил, не мои. Нашими всегда были дикие гуси. Их мы, орнитологи Камчатского филиала Тихоокеанского института географии, разводили и выпускали в природу.
Кречеты, а с ними ястребы-тетеревятники Камчатки все последнее годы были моей болью! А браконьеров-воров я считал и считаю едва ли не личными врагами. А ведь знаю некоторых из них в лицо... Но, как мы все усвоили, не пойман – не вор. Об этом же говорят и законы. Вот только почему эти законы не хотят признавать виновными тех, кто перевозит ценнейших птиц в собственных машинах, тех, у кого одурманенные, туго запелёнутые в тряпки птицы обнаруживаются при посадке в самолёты? Одни, оказывается, «не знали», как эти птицы у них оказались, других, якобы, попросили взять в самолёт сумку с неизвестным содержимым незнакомые люди. Как все эти негодяи ухитряются уйти от ответственности? Почему им верят те, кто обязан с этими преступниками бороться? Здесь возникает даже не вопрос, а уверенность: если те многочисленные курьеры-перевозчики так легко уходят от ответственности, значит, в этом кто-то заинтересован.
Кто он – кречет?
Как нам поведал подлинный учёный своего времени император священной Римской империи Фридрих Гогенштауфен, в XII-XIII веках ежегодная потребность в кречетах только для европейских правителей исчислялась сотнями особей. Цены на этих соколов были чрезвычайно высоки. В Дании все, даже свободно живущие кречеты считались собственностью короля. Когда в Х веке Дания захватила Норвегию, правитель порабощённой страны передал датскому монарху 50 кречетов, а королевская монополия на этих птиц распространилась и на завоёванную территорию. В XIII веке королевской собственностью кречеты были признаны в Исландии: за убийство этой птицы виновного ожидала смертная казнь (!).
В Англию и Францию кречеты посылались в качестве дипломатических подарков, а в 1763 году по случаю коронации российской императрицы Екатерины II в дар ей были переданы эти птицы. В XVII веке драгоценных российских кречетов получали правители Турции, Персии, Крыма, хивинский и калмыцкий ханы, бухарский эмир. Только турецкому султану из России ежегодно отсылали по 20 этих птиц. Самыми лучшими охотничьими птицами русских кречетов считал персидский хан.
Кто заказчики?
Как вы уже поняли, об этой благородной птице, кречете, можно рассказывать и рассказывать. Но оставим времена глубокой старины... С началом т.н. перестройки рухнули, потеряли силу действовавшие до того природоохранные законы и постановления страны. Государственные границы нашей Родины превратились даже не в решето, а в крупноячеистую рваную сеть. В неё мутным потоком хлынули любители нагреть руки на природном достоянии бесшабашной России. Российских соколов не просто любят, их обожествляют правители, эмиры Востока. Изображения этих птиц мы видим на государственных стягах и денежных банкнотах арабских стран. Уже неоднократно обращались к правительству нашей Родины с просьбой наладить цивилизованные поставки этих птиц странам, в них нуждающимся. Но у наших верхов для спасения достояния России то ли руки не доходили, то ли не доставало государственного мышления. Наиболее страшно, если находящаяся в сговоре группа власть имущих имеет личную заинтересованность в расхищении, а фактически – уничтожении этой уникальнейшей птицы.
Масштабы хищения кречетов поражают. В тех же арабских странах подсчитано: из браконьерски добываемых камчатских кречетов до заграничных покупателей условно здоровыми доходят лишь 13 %:13 птиц из 100 украденных у природы. Остальные 87% либо погибают при перевозке, либо, став инвалидами, за ненадобностью уничтожаются. Добытые преступным путём камчатские кречеты непрерывным потоком уходят с Камчатки через все нелегальные (включая военные аэродромы) каналы. Не может быть, чтобы об этом не знали люди, которых принято называть компетентными. Наверняка знают и прописавшихся на Камчатке сирийцев, и наших баб, согревающих дорогих гостей в своих постелях. Знают и могут, упиваясь данным им всесилием, иногда показать свою прыть.
Вот тому пример. Три-четыре года назад на Камчатку в очередной раз прилетел наш японский коллега, с которым мы много лет успешно работали над возвращением России другой редчайшей птицы. Повезло с погодой и вертолётом: на Курилы мы вылетели уже на следующее утро, не успев вовремя японца зарегистрировать. Отловили его тотчас после нашего возвращения с Курильских островов. Тотчас же ему и мне (вполне законно) вкатили по полтысячи рублей штрафа. Но я сгорал от стыда не от этого. Как же мне было стыдно, когда милицейский капитан унижал учёного иностранца, откатывая его пальчики. Интересно, хоть одному своему земляку, елизовскому вору кречетов, этот милиционер пальчики катал?
«ПОХИТИТЕЛЬ ЯИЦ»
Но вернёмся к правителям арабского мира. Насколько я наслышан, очередное их обращение к руководству России попало-таки Богу в уши. Из Москвы в адрес губернатора Камчатки поступил весьма серьёзный документ, рекомендующий изыскать пути и возможности для искоренения преступного промысла кречетов. При этом самую активную и действенную роль в достижении этой цели, якобы, готовы взять на себя арабские шейхи. В спасение наших кречетов они изъявили желание инвестировать немалые материальные средства. На Камчатке уже появился человек с твёрдым намерением начать воплощение чаяний шейхов в жизнь. Здесь я чуть отвлекусь. На четвёртом году нашей работы по возрождению азиатской популяции алеутской казарки гусиный питомник КФ ТИГ посетил заместитель министра экологии А. Амирханов. Как, искренне удивился он, вы ещё живы?! И успешно работаете! Ну вы молодцы! А ведь когда вы только задумывали этот проект, я в Москве знал всех ваших врагов. Да-да, у любого хорошего дела тотчас обязательно появляются враги. А я за вас рад!
Появление на Камчатке арабского гостя с восторгом встретили не все. Не по нутру эта идея почему-то пришлась кое-кому в столице. В Магадане и на Чукотке - тоже. Но умные северяне захотели заполучить восточного эмиссара. А вот кое-кому из наших он сразу встал поперёк горла. И вот мы узнаём, что арабский посланец прибыл на Камчатку, чтобы воровать яйца кречетов. А разоблачил его, как говорят, один из главных в то время (сейчас, к счастью, уже бывших) охранников природы Камчатки. Хотите узнать кто? Загляните в интернет, поинтересуйтесь, чьё имя там, как поганую тряпку, заслуженно полоскали в марте.
С попавшим же под подозрение похитителем яиц познакомились орнитологи Камчатки. Планы гостя с первой подачи почти всем показались просто нереальными. К такой масштабности мы не привыкли. Шухрат, так зовут нашего гостя в качестве полигона для исполнения задуманной грандиозной программы по восстановлению численности кречетов хотел бы арендовать часть территории Карагинского острова. Всё это, конечно, будет делаться по согласованию с районным руководством и жителями-островитянами. На острове должны быть построены научный и жилой комплексы, вольеры для разведения белых куропаток. Уже изучается возможность приобретения двух ветровых энергоустановок, инкубаторов, щадящей тундровый покров вездеходной техники. А самое главное – у нас предполагается внедрение неизвестной пока в России методики не клеточного, не вольерного, а вольного разведения кречетов.
Пожалуй, главнее другое: с запуском этой программы арабы готовы полностью перекрыть каналы проникновения к ним преступно добываемых кречетов. P.S. Верю ли я в возможность осуществления столь грандиозной программы? Двадцать лет назад, взявшись за казавшийся многим практически невыполнимым проект по возвращению в фауну Азии вымершего алеутского гуся, я очень скоро почувствовал себя психически ненормальным. Сейчас осознание себя сумасшедшим у меня ещё сильнее. Но в эту программу я готов вложить все свои оставшиеся силы.