Рыбаки схлестнулись с пограничниками

 
После ряда публикаций в российских СМИ, в т.ч. «КВ» (25.07.2012 г.) о ситуации вокруг СТР «Чапаево», принадлежащего ОАО «Северо-Курильская база сейнерного флота» («СК БСФ»), начальник Северо-восточного пограничного управления береговой охраны ФСБ РФ генерал-лейтенант Рафаэль Даербаев прислал в адрес издательства «Камчатское время» и вашего покорного слуги письмо, в котором сообщил, что проводится разбирательство в отношении госинспектора М. Липанова и дознавателя майора юстиции Д. Лукьянова.
 
Начальник просит сообщить ему об известных журналистам случаях коррупции, касаемо вышеуказанных лиц, вымогательстве взяток, вступлении в сговор с судьей, а также иные сведения о нарушении процессуальной деятельности и требований КоАП. Ответ редакции генерал-лейтенант просил прислать нарочным к 3 августа. К сожалению, у журналистов нет гонцов и денщиков, поэтому ответ мы публикуем на сайте независимого интернет-портала kamtime.ru и в газетах.
Это послание с улицы Карла Маркса, 1/1 (там находится штаб СВПУ БО ФСБ РФ) напомнило мне известную русскую забаву «включить дурака». В средние века можно было спросить любого европейского государя, епископа и даже Папу Римского, правильно ли поступили инквизиторы, что сожгли на костре ведьму, не нарушили ли они каких-либо процессуальных норм при судопроизводстве и пытках? Конечно, не нарушили, ведь народ жаждал зрелищ! В сталинские времена можно было спросить у кого угодно, правильно ли осудили к расстрелу троцкистов-оппортунистов, не нарушили ли при этом каких-либо прав человека? И все бы в один голос сказали - НЕТ! В хрущевско-брежневские времена можно было спросить, правильно ли мы сделали, что приговорили к расстрелу валютчиков, сажаем спекулянтов, торгующих из-под полы дефицитом? Вся бы страна в один голос сказала - правильно!
Браконьеры – среди нас
В ситуации с СТР «Чапаево», описанной нами ранее, и подобными делами, которые инициируются силовиками, все немного иначе. Большинство населения не поддерживает подобных действий людей в погонах. Более того, браконьерский промысел в морях не получает народного осуждения, т.к. браконьеры кормят семьи и везут на берег деньги.
Силовики, кстати, тоже везут, причем, не только гарантированную высокую зарплату... Но вернемся к истории с кораблем. По делу рыбацкого траулера «Чапаево» городской судья первой инстанции, вынося вердикт (почти слово в слово повторивший протокол дознавателя СВПУ), по сути признала, что на стадии административного дознания никаких нарушений не было, т.е. вина рыбаков в браконьерстве доказана. В этом усомнился краевой суд... Говорят, что инспекторы госморинспекции порой высасывают нарушения из пальца. Хотя почему из пальца? Опять же русская поговорка гласит, что придраться можно и к столбу, а уж к пароходу - тем более! Капитаны рыбопромысловых судов дважды в обращениях к В. Путину писали, как их в морях кошмарит проверяюще-контролирующая орда. Ответа нет. Вся надежда теперь на нашего депутата в Госдуме Ирину Яровую.
Алгоритм проверки
По сложившейся практике в морях пограничные органы дают закончить процесс траления, а проверку назначают в месте выборки трала. В ситуации с «СК БСФ» все заработало с точностью наоборот. Поскольку руководство конторы начало обжаловать действия пограничников по СТР «Чапаево», то фирма попала под пристальный контроль силовиков. Инспектор М. Липанов при проведении в море проверки СТР «Экарма-3» прерывал работу судна, только выставившего промысловые порядки и осуществлявшего траление. Это нарушает действующее законодательство. Решения этого инспектора не отвечали принципам разумности и обоснованности и, похоже, преследовали цель - внести в работу судна побольше препятствий. Добывающие суда «СК БСФ» после конфликта вокруг траулера «Чапаево» проверялись органами пограничного контроля по пять-шесть раз в месяц, тогда как даже торговые ларьки президент запретил проверять сколько вздумается контролирующим органам. Многочисленные и безосновательные проверки останавливают промысловый процесс на судах, не давая экипажам осваивать программы промысловых рейсов, зарабатывать достойную зарплату, причиняют многотысячные убытки предприятию простоем судов. Увеличивается расход судового снабжения, возникают вопросы по безопасности мореплавания.
После того, как Липанов принял решение о приостановке промысла СТР «Чапаево», судно отконвоировали в порт Петропавловск-Камчатский, тогда как нужно было идти до ближайшего порта - Северо-Курильска. Чтобы не прогореть на промысле и дальше продолжить работу на судне, рыбаки внесли залог в размере 18 млн. руб. Фирма была готова платить, т.к. лимиты выбирать надо. Когда в пятницу юристы помчались в погрануправление с документами, что залог внесен и надо давать команду на выпуск судна из порта, то пограничники... «потерялись». Оказывается, у них наступил выходной после тяжкой работы. В итоге судно проторчало в порту более 10 дней. Только в России такое «заботливое» отношение к соотечественникам проявляют родные контролеры.
Думаю, не стоит перечислять все претензии рыболовецкой компании к проведенному дознанию. Нам не хватит газеты. Фирма имела квоту более 150 тонн минтая во всех районах промысла. Таким образом, отсутствовал ущерб, нанесенный окружающей среде, следовательно, состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.17 КоАП РФ.
Продовольственная безопасность
В связи с периодическими конфискациями пароходов хочу сделать небольшое отступление. В СССР в положении об охране экономзоны было сказано (ст. 23), что задержание в порту судов допускается только на время, необходимое для изъятия запрещенных орудий лова и незаконно добытой продукции. Тогда было понятие «продовольственная безопасность», и каждое судно, как производственная единица, должно было работать, ловить рыбу, кормить население, зарабатывать рубли и валюту. У нас же месяцами и годами в порту «квасятся» пароходы. Конфискованные суда вешают на шею государству, требуются их охрана и содержание. В итоге корабли грабят, они тонут, засоряя Авачинскую бухту и ухудшая экологию.
СЛУХИ
Не знаю, ответил ли я товарищу генералу на его вопросы. По поводу коррупции у меня прямых улик нет в отношении Лукьянова и Липанова. Могу только рассказать слух. На Сахалине и в других рыбацких регионах Дальнего Востока говорят, что раньше браконьерские краболовы-перегрузчики откупались от «пиратов» 50 тыс. долл. Дальше - вези краба куда хочешь. Теперь аппетиты контролеров выросли. Уже надо платить 200 тыс. долл. Товарищ ДАЕРБАЕВ, у Вас есть разведка и контрразведка, которые могут Вам либо подтвердить, либо опровергнуть этот слух. Удачи, товарищ генерал Вам и Вашей службе!
История «альбатроса»
А теперь позвольте немного истории. На одном из фото - тонущий пароход. Это первое рыболовное судно, которое в 2001 году расстреляли самолетом пограничной авиации и которое затонуло на глубине 5 км вместе с убитым в рубке капитаном (родной брат его, кстати, в прошлом году погиб на «Аметисте»). Это так называемый «Альбатрос-101». За потопление как бы браконьерского судна свыше 30 офицеров и военнослужащих СВПУ ФПС были представлены к госнаградам. Несмотря на медали и почести, уголовное дело по «Аметисту» зачахло. Следствие не смогло доказать принадлежность судна, судовладельца, как и сам факт браконьерского промысла, и дело списали в архив. Но главное - какая картинка была показана по ТВ! Вот они, проклятые браконьеры, уходят от погони, а по курсу ржавой посудины ложатся трассером снаряды. Я тогда написал немало бравурных статей о героях-пограничниках и наглых браконьерах. И только через несколько лет в ходе журналистского расследования узнал, что судно было непростое...
12 февраля 2001 года, Усть-Большерецк, ул. Октябрьская, 13а, президенту ООО «Камчатресурс Лтд» В. Аджарьяну. «Уважаемый Валерий Иванович! Департаментом морской охраны федеральной пограничной службы Российской Федерации Ваше предложение о предоставлении судна для патрулирования районов промысла с должностными лицами морской охраны рассмотрено. Для решения вопроса о заключении договора аренды (фрахтования на время) судна РТМС-01 с экипажем рекомендуем обратиться к командованию Северо-восточного (Петропавловск-Камчатский) или Тихоокеанского (Владивосток) региональных управлений ФПС России. С уважением, заместитель директора ФПС России, начальник департамента морской охраны В. Логвиненко».
РТМС-01, прозвучавший в письме без названия, был шхуной японской постройки «Бонанза-301», которая затем стала «Тайфуном-4» и которую после затопления прозвали «Альбатрос-101». Письмо написано 12 февраля 2001 года. А через 10 дней пограничники не реагировавшее на требования об остановке судно расстреляли. Экипаж траулера вряд ли знал, что двигался на «охрану» морской границы. С тех пор стало немного меняться мое отношение к доблестным зелёным фуражкам. Но это долгий разговор.
Конфискат - на дно!
Публикуем еще показательное фото. Это не результаты цунами, терактов и пр. Это браконьерские суда, задержанные пограничниками. Кому-то – медали на грудь, а государству – головная боль. Сколько денег оно тратит на охрану судов, организацию торгов по их продаже! Многие миллионы. Кроме того, посудины тонут (после краж запорной арматуры) и засоряют экологию.
P.S.
Кто-то богатеет, используя российские противоречивые законы, разворовывая из-под охраны крабовую и прочую рыбную продукцию, подлежащую уничтожению. Наживаются банды «металлистов», грабя с пароходов цветмет, промысловое, навигационное и т.д. оборудование. Но это заботы местных властей и прочих госорганов...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.