Александр ЛИТВИНЕНКО: "Мне терять нечего, буду идти до конца"

 
МОРСКАЯ ПЕХОТА
 «Мне терять уже нечего. Я буду идти до конца…» Когда собравший пресс-конференцию генеральный директор Северо-Курильской базы сейнерного флота А. Литвиненко буквально выкрикнул эти слова журналистам, мне представился солдат-пехотинец, который с последним отчаянным криком бросается закрывать грудью амбразуру вражеского дота, прикрывая своим телом других.
 
Образ казался неуместным: какие враги, когда речь на пресс-конференции шла об элите российской армии - ее морских пограничных частях? Какие расстреливаемые в упор «серые шинели» в открытом для пулеметного огня поле, если речь шла о море и рыбаках?
Какие тут могут быть ассоциации? Но Литвиненко сам ответил на этот вопрос, когда вспомнил недавние слова президента В. Путина о том, что существующая в нашей стране коррупция страшнее мирового экономического кризиса.
На самом деле, в чем истинный смысл коррупции? В том, что, используя рычаги государственной власти в целях достижения наивысшей личной выгоды и наживы от своей должности, эта власть должна сломать любого и каждого, кто встает на ее пути, а в случае сопротивления - уничтожить. Уничтожить либо морально, либо материально, либо физически.
Сергей ВАХРИН, гл. редактор сайта Fishkamchatka.ru
...Дважды в этом году капитаны рыбопромысловых судов Дальнего Востока посылали письма г-ну Путину, стоящему у штурвала на капитанском мостике российской галеры. Просили защитить их от жесточайшего прессинга силовиков. Рыбаки считают, что зелёные фуражки приватизировали моря и океаны. При этом к родным легальным добытчикам морских биоресурсов они относятся, как злобные овчарки. Судя по тому, что никакой реакции на письма рыбаков не последовало, обращения попали на деревню дедушке... На днях на Камчатке состоялся необычный судебный процесс. Александр ЛИТВИНЕНКО, гендиректор ОАО «Северо-Курильская база сейнерного флота», заявил: «Я впервые пришел на суд, потому что возмущен беспределом».
Президенту РФ Путину Владимиру Владимировичу от капитанов Охотоморской минтаевой экспедиции
-Уважаемый Владимир Владимирович! Мы, рыбаки Охотоморской минтаевой экспедиции (ОМЭ), обращаемся к Вам во второй paз в течение года. Хотим поблагодарить Вас за принятие 107-го постановления правительства РФ, позволяющего осуществлять перегрузы в территориальных водах РФ. И хотя некоторые чиновники от пограничной службы РФ пытаются увязать его с непрописанными причинами отказа, например, наличия на борту иностранных специалистов, но мы надеемся, что четкое, ясное и понятное постановление не размажется в непрописанных уточнениях и дополнениях.  Обращаемся к Вам с просьбой решить еще одну нашу насущную проблему - узаконить взаимоотношения между патрульными судами и инспекторами береговой охраны Северо-восточного пограничного управления  ФСБ РФ (БО СВПУ ФСБ РФ) с гражданскими рыболовными судами и предприятиями. Командир патрульного судна или инспектор Государственной морской инспекции (ГМИ БО СВПУ ФСБ) могут в любое время в любом месте сколько угодно раз остановить гражданское рыболовное судно с целью проверки. При этом проверяются и перепроверяются друг за другом все подряд: рыба в трюме, вес ящиков, соблюдение ГОСТов по глазировке, правила покраски судов с замером высоты букв, содержание провизионных кладовых и личных холодильников членов экипажа, т.д. и т.п. Обоснованием подобных действий зачастую служит универсальное слово «приказ», которое никак не согласуется ни с законами гражданского общества, ни с правилами рыболовства, ни с созданием благоприятных условий для ведения бизнеса. Практически мы оказались исключенными из пределов правового поля уже более 10 лет. Фактически любая торговая палатка или ларек на рынке более защищены законом, чем серьезное рыбоперерабатывающее предприятие, выпускающее пищевую продукцию на десятки миллионов долларов. Вы и г-н Медведев не раз призывали не кошмарить бизнес всякими проверками, но рыбаков и пограничников это, видимо, не касается.
 Просим Вас аналогично с законами о силовых структурах РФ разработать и ввести в действие регламент взаимодействий между патрульными судами ФПС ФСБ РФ и гражданскими рыболовными судами, четко и однозначно прописать причины, количество, частоту и время проведения проверок, запретить дублирование ранее предоставленных документов, прописать предметы и документы, подлежащие проверке.
 Создание подобного регламента крайне важно для исключения коррупционной составляющей во взаимоотношениях между рыбаками и контролирующими органами. От имени многотысячного коллектива рыбаков, работающих в ОМЭ, капитаны судов (более 40 подписей).
Рыбаки свое послание теперь окрестили «письмом на деревню дедушке», т.к. никакой реакции на него, как и ответа, не последовало. Добавить к письму капитанов нечего. Они и судовладельцы уже устали от ига под прикрытием защиты морских ресурсов. Причем, они не скрывают: «Гони монету, и эти проблемы тебя минуют!»
СНЮРРЕВОД
...В январе 2012 года СТР «Чапаево» вышел в Охотском море. У капитана было разрешение на промысел минтая в четырех промысловых подзонах, включая Северо-Охотоморскую и Западно-Камчатскую. Согласно отчетам капитана 27 января судно добыло 150 тонн минтая в Северо-Охотоморской подзоне снюрреводом за два замета длительностью 35 и 25 минут, каждый замет дал по 75 тонн.
1 февраля 2012 года инспектор государственной морской инспекции Северо-восточного погрануправления (ГМИ СВПУ) М. Липанов проверил деятельность судна. По итогам проверки он не предъявил претензий ни капитану, ни судовладельцу. Те продолжили спокойно работать. И вдруг 3 марта появляется определение о возбуждении административного дела в отношении капитана «Чапаево» по статье 8.17 КоАП (нарушение правил добычи водных биоресурсов) за подписью того же инспектора М. Липанова. Дело возбуждается по следам январских событий.
150 тонн
Итак, СТР задержали. Портом, ближайшим к месту задержания «Чапаево», был Северо-Курильск. Однако судно повели аж в Петропавловск. Здесь «Чапаево» простоял под арестом почти месяц, хотя судовладелец был готов сразу выплатить любой залог, чтобы вернуть судно на промысел.
Суть обвинений такова. СТР «Чапаево» добыл 150 тонн не в Северо-Охотоморской подзоне, а в Западно-Камчатской. Как утверждает орган дознания, СТР «Чапаево» не мог добыть столько минтая в Северо-Охотоморской подзоне в указанных условиях в силу своих технических возможностей и состояния запасов этой рыбы. Это мнение спорно. Например, Сахалино-Курильское и Северо-Восточное территориальные управления Росрыболовства, СахНИРО и ВНИРО, учитывая, что запасы минтая северной части Охотского моря в последние годы возрастают, особую конструкцию снюрревода, считают иначе. Согласно ответам из этих четырех организаций, которые получил владелец «Чапаево», максимальные уловы минтая в той части Охотского моря за один замет могут превысить даже 80 тонн.
Этот вывод основан на реальной промысловой статистике января-февраля 2011 и 2012 годов. Цитируем письмо ВНИРО: «Учитывая, что запас минтая в северной части Охотского моря в последние годы возрастают, считаем, что в случае попадания на плотные скопления минтая возможны единичные уловы на замет снюрревода конструкции, применяемой на СТР «Чапаево», до 75 тонн и более».
При этом специалисты ВНИРО совершенно справедливо полагают, что мнение представителей погранслужбы в данном вопросе является субъективным и не может свидетельствовать о действительном нарушении правил рыболовства.
Суд
«СК БСФ» обратилась за помощью к опытному адвокату. Даже не взглянув на документы, он сразу сказал, что защищаться в этом деле на Камчатке бесполезно, поэтому свою задачу видит только в том, чтобы избежать максимального наказания. От услуг адвоката отказались. Но вышло, как он сказал.
Городской суд Петропавловска отклонил все заключения, которые говорили в пользу защиты, в том числе ведущих отраслевых институтов. Все заключения, которые были даны в пользу обвинения, учел.
Камчатские специалисты, которые могли высказать компетентное мнение по делу, под разными предлогами отказались сотрудничать с отделом дознания и административной практики СВПУ. Своих экспертов орган дознания нашел во Владивостоке. В суде они не появились, присяги говорить только правду суду не давали, на вопросы противоположной стороны не ответили (хотя вопросов осталось много).
В итоге фирма «СК БСФ» получила, как говорится, по полной программе. Решение суда включало все виды наказания: штраф, изъятие судна и продукции. А. Литвиненко направил судебное постановление на лингвистическую экспертизу в Москву, в центр судебных экспертиз по ЦФО. Экспертиза показала, что судебное решение на 99 % – калька протокола, который был составлен в отделе дознания и административной практики СВПУ. Можно предположить, что судья особо не вникала в дело... «СК БСФ» жаловалась на действия должностных лиц, куда только можно. Полагаю, они перенесли это давление без ущерба для здоровья. С тем же успехом фирма могла отправлять свои жалобы в мусорную корзину.
А вот давление, которое испытала сама «СК БСФ», слабым не назовешь. Контролеры устроили ее флоту «секс в грубой форме». Например, 24 апреля на СТР «Экарма-3» начали проверку сразу после того, как судно поставило трал. Трал велели поднять и следовать к пограничному вельботу. Тяжело работать, когда промысел могут в любой момент остановить. Когда городской суд Петропавловска вынес свое решение, фирма обжаловала его в краевом суде.
А. Литвиненко пришел на рассмотрение жалобы и произнес в суде эмоциональную речь, которую не рискну повторить, чтобы не попасть вместе с ним под статью «клевета». В итоге крайсуд постановление городского суда отменил и вернул дело на новое рассмотрение. На месте Александра Яковлевича мы бы не строили иллюзий относительно повторного рассмотрения дела. Полагаем, дело вернули в горсуд с тем, чтобы в нем подчистили все изъяны, которые могут служить основанием для обжалования, вынесли аналогичное решение. В лучшем случае обойдутся без конфискации. Впрочем, это уже немало.
18 июля в Камчатском краевом суде  рассматривалась апелляционная жалоба ОАО «Северо-Курильская база сейнерного флота» (СК БСФ), у которого 26 июня горсуд отобрал СТР «Чапаево» с выловленной рыбой и наложил штраф в размере более 3 млн. руб. Военная прокуратура установила многочисленные нарушения дознавателей ФСБ РФ в ходе административного производства. Обычно прокуроры соглашаются во всём со следственно-дознавательной машиной...
18 июля в кассационной инстанции нотариально заверенный документ - экспертизу постановления суда А. Литвиненко предъявил судейской коллегии в доказательство того, что суд первой инстанции даже не пожелал разобраться в деле, заняв обвинительный уклон. «Если они думают заставить меня платить, как это делают махровые браконьеры, то не на того нарвались», - говорит А. Литвиненко. Он намерен биться до победы. Большинство рыбопромышленников считают, что ЛИТВИНЕНКО только ухудшит положение своей фирмы: его попросту затравят проверками.
P.S.
 Антагонизм между легальными законопослушными рыбопользователями и контролерами морей нарастает. В прошлом году на Камчатке серьезно пострадала от «борьбы» с браконьерством крупнейшая компания «Акрос». Все закончилось тем, что владельцы компании продали ее мурманской фирме и завязали с рыбалкой. То же хочет сделать А. Литвиненко - перерегистрировать с компаньонами камчатские фирмы в других регионах Дальнего Востока, где пограничники и прочие силовики видят в них, в первую очередь, бизнесменов, налогоплательщиков, поставщиков рыбы, а не браконьеров и врагов.