"Бастион": "Ниже голову, с...ка!" Часть III

 
В начале лета наш военный корреспондент выехал для участия в учебно-практических курсах «Бастион». Публикуем итоги недельных сборов, на которых журналистов учили не торопиться в «горячие точки», чтобы не потерять свои пятые...
 
Где тут у вас гильотина?!
Вечером после первого «плена» ощипанные, но не побеждённые, мы собрались в импровизированном пресс-клубе «304» и долго обменивались впечатлениями под гитару с допингом в стакане, но в рамках дозволенного. Девчонки под впечатлением пережитого в плену написали гимн «Бастиону», ну и ещё был флешмоб... Утром последнего дня курсантов «Бастиона» ждала самая трудная часть игры. Вымотавшись в марш-бросках и изрядно поистрепавшись на всевозможных учебных «направлениях», слушатели изо всех сил старались не уснуть в душных «пробках» Владивостока. Ещё утром нас предупредили, что сегодня вас ждёт самое страшное! «Вас будут пытать,» - по секрету рассказал нам один из псевдотеррористов.
Серый унылый пейзаж промзоны столицы Приморья навевал тоску, а воспоминания о пережитом напрочь отбивали охоту куда-то ехать и что- то делать, ведь вчера было больно и даже очень. Приехав на «Горностай» (полигон), «старейшины» огласили весь план экзекуции. Разбив на три группы, нас отправили сдавать экзамены по трём направлениям: минно-взрывное, санитарно-эвакуационное и плено-расстрельное. Оговорюсь сразу: не все смогли себя перебороть, и экзамены сдавали тоже не все.
Дамы, вперёд!
В моей группе были 11 студентов журфака Дальневосточного федерального университета (ДФУ) - очень весёлые и дружные ребята. Вначале нас подорвали на минах: первыми на ветки полетели мои потроха. На две «лягухи» (противопехотная мина на сленге сапёров) я наступил в начале пути. Потом в атаку пошли студенты. Парни, естественно, впереди, девчата - сзади. Нашли сразу аж пять закладок: две «лягухи», одно СВУ (самодельное взрывное устройство) и две растяжки на ОЗМ-72 (осколочная прыгающая мина). Потом ещё рвануло, но, в целом, у нас зачёт приняли.
Отмечу одну особенность. На третий день я уже привык к стрельбе и оглушительным взрывам: перестал дёргаться... Не только я, но и неслужившая молодёжь вросла в жизнь полигона. Портили впечатления только клещи - маленькая гадость, переносчик японского энцефалита.
Давай, давай лечиться!
Кстати, вторым экзаменом в нашей группе была санподготовка. Сразу вспомнились мины, на которых нам всем оторвало ноги руки ну и ещё что-то. Вот мы и давай вязать поверх грязного камуфляжа различные вариации на тему «останови кровотечение». Конечно, не у всех получилось, но экзаменаторы были снисходительны, и нам всего лишь поставили двойки, а ведь могли и расстрелять. В борьбе за жизнь друг друга забылось главное - встреча с террором. Сегодня нас должны взять в плен.
Врагу не сдаётся...
Освободившись от марлевых пут, моя группа дожидалась своего часа. За нами как-то обыденно пришёл автобус, в этот раз зелёный. Отделение нехотя подалось к «машине смерти». Погрузившись во чрево катафалка, мы молча двинулись на встречу с неизвестностью. Автобус неуклюже ткнулся левым скатом в кювет, уже привычно где-то рвануло и, как облегчение, в салон ворвались «террористы». Мешок на голову и ниже, блин, руки за голову, мордой в стену, на колени и молчать! Рядом сопят девчонки, ждём, и это ожидание самое томительное. Опять дышу, как паровоз, сердце колотится, как пожарный колокол, руки не связаны, потихоньку шарю по сторонам. Погладил по голове соседку - притихла, её подругу за плечо потрогал - вроде, вздыхать потише стала. Ну и как раз в этот момент меня под белы руки вывели на белый свет в паре со студентом. Начался допрос с пристрастием - над башкой стреляют, в морду тесаком тычут: «Зачем приехал сюда, шакал, ты чекист?! Мы про тебя всё знаем! Откуда у тебя патроны? Кто твой редактор? Заплатят за тебя выкуп пять миллионов? Уже не помню, что говорил (редактор всё равно не заплатит - прим. авт.), но, в конце концов, сняли с головы мешок. Стою в землянке среди пятнистых в масках, суют мне в руки автомат и говорят на ухо: «Стреляй ты, а если нет, следующим будешь сам». Вниз по склону бежит студент. Басмачи орут: «Стреляй!» - и автомат в руки суют. Как во сне парень поворачивается: глаза огромные, непонимающие. Сам что-то бормочу, дескать, что журналист, не могу стрелять. И тут в самый последний момент рука психолога всё остановила. Спустился с холмика к автобусу. Морпехи по плечу хлопают, мол, молодец. Главный за курсы руку пожал, а в землянке разыгрывают следующую пару. Из нашей группы никто оружия в руки не взял, значит, всё правильно сделали. «Расстрел» прошли все, тем и закончился наш «Бастион». Молоденькие морпехи быстро сворачивались, расстреляв в воздух оставшийся боекомплект. Завтра им предстоит защищать саммит АТЕС и стать надёжным резервом президента России.