Олюторская Кущёвка?

 
Роль стрелочника
Уже более полугода не существует акционерного общества «Коряктеплоэнерго». Получив по линии ЖКХ последние выпадающие доходы из краевого бюджета, один за другим исчезли многочисленные и.о. гендиректоров «КТЭ».
О чём теперь им беспокоиться? Безбедное существование себе и своим семьям они обеспечили. Что касается невыплаченной в полном объёме зарплаты рядовым работникам Олюторского и других филиалов бывшего энергоснабжающего предприятия, так это можно отнести, как сейчас модно говорить, к управленческим издержкам.
Возможно, бывший директор Олюторского филиала Нина Черепанова была бы не в накладе и не бедствовала бы сегодня, согласись в своё время играть на поле гендиректоров «Коряктеплоэнерго». Всего-то требовалось быть сговорчивой, не бороться за зарплату коллектива возглавляемого ею филиала и периодически списывать по фиктивным докусентам энное количество топлива и прочие материальные ценности. Но не согласилась, чем доставила большие хлопоты и неприятности гендиректорам «КТЭ», подставив под удар не только себя, но и свою семью. Искала какую-то правду, честной хотела быть, а чего добилась? Нескольких «административок», которые искусно готовились в тиши кабинетов прокуратуры Олюторского района, да парочки уголовных дел, которые тянутся за ЧЕРЕПАНОВОЙ уже больше года.
Разве она не понимала, что бывшие гендиректора «КТЭ» никогда и ни за что не будут отвечать? Их потому назначали с приставкой и.о., чтобы в нужный момент товарищи могли исчезнуть. Тот же и.о. М. Лапушкин и многие ему ему подобные как только чувствовали, что над ними сгущаются тучи, тут же покидали свои директорские кресла. И это срабатывало! За всё существование энергоснабжающего предприятия на больших пространствах Корякии ни одного и.о. гендиректора «КТЭ» ни разу не привлекли к уголовной ответственности хотя бы по причине невыплаты зарплаты. Журналистам «КВ» пришлось немало потрудиться, прежде чем удалось понять, что хорошо замаскированная структура управления «КТЭ» больше походила на организованную преступную группу (ОПГ), которая создавалась для увода денег на иные цели.
Гендиректора «КТЭ» знали, на кого опереться?
Разве об этом не знали в службе, похожей на ОРЧ-5 УМВД России по Камчатскому краю, сотрудники которой изымали кипы различных документов как в головном офисе «КТЭ», так и в его Олюторском филиале? Где теперь все эти документы и для чего их изымали? Неслучайно по Петропавловску ползут разговоры о том, что гендиректорам «КТЭ» всегда удавалось выходить сухими из сомнительных ситуаций. Неужели им это удавалось без поддержки со стороны различных чиновников и сотрудников правоохранительных структур?
Очевидно, по замыслу создателей этой хитрой комбинации в реализации их планов отдельным представителям силовиков отводилась особая, если ни главенствующая роль. Неслучайно в одной из бесед с автором этих строк в июле 2011 года Нина Черепанова заявляла, что так работать было невозможно, потому что никогда не было уверенности в отсутствии двойной бухгалтерии и таких же двойных управленческих решений и документов: одних - в филиале, других - в головном офисе предприятия.
Нужны скандалы и подставы
Причём, как утверждают, ставка делалась на то, что, чем больше различных скандалов, связанных с деятельностью филиалов на местах, тем лучше для головного офиса предприятия. Как мы поняли, скандалы, происходящие на территориях, обслуживаемых филиалами, должны были отвлекать внимание честных правоохранителей от тёмной деятельности часто сменяющихся и.о. гендиректоров «КТЭ», а корыстолюбивых правоохранителей, наоборот, должны были привлекать личности несговорчивых исполнителей.
Ошибкой не пахнет, значит...
Много в этой истории стало понятно, когда пришлось вплотную работать с Н. Черепановой, которая обратилась за помощью к журналистам «КВ». Мы не сразу поверили в рассказ женщины. Помог пролить свет на эти факты случай, связанный с привлечением олюторским районным прокурором П. Слезко к административной ответственности самой Нины Черепановой за несвоевременную выплату зарплаты работникам Олюторского филиала «КТЭ».
Не будем пересказывать эту историю заново: она подробно изложена в статье «Коряктеплоэнерго»: последний приморский спрут?» (КВ»№ 27 от 13 июля 2011 года). Достаточно ограничиться мыслью о том, что, если бы олюторский прокурор в этой истории хотел найти истинного виновника в невыплате зарплаты, он бы нашёл, но, вероятно, не захотел. Стрелочником по данному делу оказалась Черепанова, которая до этого не раз обращалась к прокурору за помощью. Нас тогда насторожило, что прокурор не услышал директора Олюторского филиала. Или не захотел услышать? Рассказывали, что бывший и.о. гендиректора «КТЭ» искал к нему подходы, да и кто знает, может быть, нашёл.
Не смутило прокурора и то, что при передаче ему из головного офиса «КТЭ» положения о филиале и доверенности на Н. Черепанову, документы могли не соответствовать настоящим, находящимся у и.о. директора Олюторского филиала «КТЭ». В то же время очередной гендиректор «КТЭ» Н. Прокопенко, будучи опытным управленцем, мог безошибочно определить, будет ли олюторский прокурор проверять соответствие предоставленных документов настоящим. Жаль, что и в трудинспекции на эту «мелочь» не обратили внимания. Более того, удивляет, что Н. Черепанову вообще не приглашали в трудовую инспекцию на рассмотрение этого вопроса. А то бы узнали, почему вплоть до 26 декабря 2010 года денег на погашение задолженности по зарплате в Олюторский филиал от Н. Прокопенко, представлявшего юридическое лицо, не поступало. Может быть, так было задумано, иначе бы к ответственности пришлось привлекать гендиректора акционерного общества? Возможно, об этом прекрасно знали Слезко и сотрудники трудинспекции. Как утверждает Н. Черепанова, это был пробный камень, брошенный в ее огород.
Все на борьбу с Черепановой!
А дальше пошло, как по маслу. В марте 2011 года из олюторской прокуратуры на Черепанову одно за другим посыпались административные дела, касаемые жилинспекции и Госэнергонадзора. Прокурор обвинил Черепанову в выходе из строя дизель-генератора ДГ-750, в результате чего почти месяц объекты соцкультбыта и жилые дома Вывенки оставались без света. Это хорошо, что главный инспектор Госжилинспекции по Камчатскому краю Андрей Пархоменко и руководитель Камчатского отдела Госэнергонадзора Дмитрий Нестеренко признали Черепанову по всем пунктам обвинения невиновной (статья «Нина Черепанова: «Остановите прокурора!» («КВ», № 29 от 27 июля 2011 года). Слезко не первый год возглавляет прокуратуру Олюторского района и не мог не знать, что за негативные события в Вывенке ответственность, согласно имеющимся на тот момент материалам, должны нести только руководители ОАО «КТЭ» и глава Олюторского района В.ЛЁУШКИН, в отношении которого было вынесено представление за допущенную ЧС. Неужели кто-то выполнял заказ: создать больше шума и скандалов вокруг имени Черепановой? Требовалось подготовить почву, чтобы, когда подойдет время возбуждать уголовные дела в отношении и.о. директора Олюторского филиала «КТЭ»с последующей передачей их в суд, у суда не должно быть сомнений в том, кто такая Н. Черепанова. Вокруг ЧЕРЕПАНОВОЙ надо было создать ореол коварства и нелояльности к правоохранительным органам. Тем более, что ЧЕРЕПАНОВА и раньше в силу специфической культуры и методов работы отдельных сотрудников прокуратуры и районной полиции, никогда не испытывала большой радости от общения с ними. Тем не менее, всегда держалась с силовиками подчеркнуто корректно и ровно.
Кто же заказал Черепанову?
Н. Черепанова чувствовала несправедливость по отношению к себе, и её возмущению, конечно, не было предела. Она понимала, что интерес прокурора к её персоне явно не случайный, возник неспроста. Не зря же ей говорили, что не стоит идти против гендиректора Прокопенко, что, когда ей предлагали подписывать фиктивные документы, связанные с топливом, нужно было соглашаться: неровен час, Прокопенко подключит своих людей из правоохранительных органов – считай, пропала. Но Черепанова со свойственной ей упёртостью никого не слушала, а кто бы ей простил такие упущенные деньги? (Об этом мы тоже писали в статье «Коряктеплоэнерго» - как зеркало камчатской коррупции?» («КВ» № 43 от 2 ноября 2011 года.)
Провокация или случайность?
Но вернёмся к событиям 11 марта 2011 года, превратившим жизнь Н. Черепановой и её семьи в настоящий кошмар. Это была пятница - короткий рабочий день. Н.ЧЕРЕПАНОВА с маленькой дочерью и сестрой заскочили по личному делу в офис Олюторского филиала. А около 16 час. на второй этаж здания, где располагался офис, неожиданно поднялся инспектор ОМ-16 А.КОНОНЕНКО. Складывается впечатление, что он следил за нашей героиней, искал возможности с ней встретиться. А дальше согласно постановлению руководителя Олюторского межрайонного следственного отдела А. Канцерова от 15 марта 2011 года о признании участкового уполномоченного потерпевшим произошло следующее. А. Кононенко согласно письменному поручению прокурора вручил Черепановой требование о явке в прокуратуру. Дальше из постановления следует, что Черепанова в ответ на законные действия Кононенко, «имея умысел на оскорбление представителя власти», в присутствии третьих лиц С. Меринова и В. Антощенко, «осознавая, что её действия очевидны для них», беспричинно стала нецензурно выражаться в адрес участкового, тем самым унизила его честь и достоинство как представителя власти. Поскольку Кононенко, как пишет в своем постановлении Канцеров, причинен моральный вред, он признан потерпевшим по уголовному делу, возбужденному 13 марта 2011 года в отношении Н. Черепановой по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ. Это дело позже объединят с другим уголовным делом, возбужденным по заявлению бывшего рабочего Олюторского филиала Сливного о невыплате зарплаты. Вести объединённые уголовные дела за номером 120005 станет заместитель руководителя Олюторского межрайонного следственного отдела майор юстиции Д. Семенков.
Принудительный привод и скандал с участковым - звенья одной цепи?
Напомним, что именно по постановлению СЕМЕНКОВА 11 мая 2011 года осуществлялся принудительный привод Черепановой. О нём мы подробно рассказали в статье «Принудительный привод по-олюторски?» («КВ» № 32 от 17 августа 2011 года). До сих пор остаётся загадкой, для чего Д. Семенкову понадобился этот принудительный привод, если постановление о привлечении Черепановой в качестве обвиняемой по данному эпизоду выносится спустя год с лишним (!), т.е. 3 апреля 2012 года? Неизвестно, сколько это расследование будет длиться: обвинительное заключение так и не вынесено. Как шло расследование, что больше в этом деле – вымысла или реальности, мы расскажем в следующих номерах «КВ».

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.